Ссылки

Страх и телекамеры в "Открытой России". Колонка Рената Давлетгильдеева


"Открытую Россию" абсолютно осознанно атаковали под камеры: ключевыми людьми, которые присутствовали во время обысков, были сотрудники прокремлевских телеканалов. Ничего, что может быть доказательством причастности к делу ЮКОСа людей, которым в 2003 году было 14 лет, следователи во время обысков просто не смогли бы найти. Но главной целью было не найти документы, а показать, что к любому человеку, нелояльному власти, сегодня могут прийти, считает Ренат Давлетгильдеев.


Спецоперацию против "Открытой России" проводили сотрудники сразу трех силовых ведомств: бойцы Росгвардии в полном обмундировании, следователи рангом не ниже майоров, и сотрудники Управления по экономической безопасности МВД. Они готовы были взламывать двери болгаркой, словно с другой стороны находятся Солнцевская ОПГ, главный вор в законе страны, краснодарские маньяки или банда ГТА. И пришли в шесть утра, когда еще ночь толком не закончилась, чтобы застать врасплох заспанных, испуганных внезапностью и несусветностью происходящего людей и заставить их бояться. Страх стал главным экстрактом власти в России и ее излюбленным стилем. Ради страха и разыгрывается этот спектакль.

"Мы придем в каждый дом" – это теперь про следователей и полицию. Кто ты, всемирно известный режиссер? Журналист? Активист? Разницы нет. Телефон на стол, руки за голову. Спасибо, что не сапогом по лицу и не дубинкой по почкам.

В действиях полиции нет смысла. Они приходят не ради смс в телефоне, не ради писем в электронной почте, не ради бумаг в ящике стола. Они приходят, чтобы запугать. Чтобы стало страшно даже не за себя, а за своих близких. За людей, которые вынуждены становиться не только свидетелями, но жертвами этих акций устрашения.

В разгар обыска у главного редактора "Открытой России" Вероники Куцылло ее 14-летний сын Филипп написал в фейсбуке:

"Утро начинается не с кофе. Утро начинается... с обыска. Очередного. В прошлый раз мне повезло, мама была в командировке, и по закону они не могли войти. В этот раз повезло не сильно. Мама через дверь смогла уговорить СОБР не ломать дверь, а дождаться адвоката. Дверь ломать они не стали".

Вы помните это "да дураки", брошенное Владимиром Путиным после того, как актер Евгений Миронов на вручении госнаград в Кремле спросил президента – зачем же так запугивать людей, не кажутся ли ему манеры, с которыми вторгаются в дом Кирилла Серебренникова, увозят режиссера на допросы – чрезмерными, экстраординарными?

Но уже спустя пару месяцев пятером сотрудников в масках, с нашивками ФСБ вели Серебренникова по коридору суда. Так что не "дураки", видимо. Нет. Нужно еще больше насилия. Еще грубее должны быть заломаны руки за спиной.

Съемочная группа РЕН-ТВ тоже приняла участие в обысках у "Открытой России". Люди с брендированным микрофоном в руках вламываются в дом вместе с Росгвардией и фактически принимают участие в допросе людей, лежащих лицами в пол. Те даже не имеют возможности поднять глаза и понять, кто с ними говорит, и тычут ли им оранжевым микрофоном в лицо.

Раньше эти соратники следователей, почему-то называющие себя журналистами, стыдливо снимали с микрофонов ветрозащиту (так правильно называются поролоновые насадки с логотипами) и еще чего-то стеснялись. Они представлялись сотрудниками, ведущими оперативную съемку, но всегда исчезали с обысков первыми – чтобы успеть выдать сюжет в эфир. В основном это делали сотрудники НТВ или телеканала "Лайф". "Лайф" закрыли, команда общественно-правовой дирекции НТВ перешла на РЕН-ТВ почти в полном составе. Теперь они перестали даже снимать насадки с камер: гордятся своей работой.​


*Автор – бывший сотрудник "Открытой России".
Мнения авторов могут не отражать точку зрения редакции.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG