Ссылки

Поджог за царя. Почему угрозы и нападения православных радикалов остаются безнаказанными


Крупнейшие сети кинотеатров в России "Формула Кино" и "Синема Парк" отказались показывать фильм Алексея Учителя "Матильда" об истории любви будущего императора Николая II и балерины Матильды Кшесинской из-за соображений безопасности.

Другие сети кинотеатров "Пять звезд" и "Ролан" кинокомпании "Парадиз" сообщили Настоящему Времени, что примут решение о показах в конце сентября. При этом еще с лета в российских киносетях выставлена реклама “Матильды” как “самого ожидаемого фильма года”.

Объясняя причины, по которым они отказываются демонстрировать новый фильм Алексея Учителя, представители сетей кинотеатров говорят об угрозах, которые поступают им от активистов некоего православного движения "Христианское государство – Святая Русь", сокращенно ХГСР.

Что за движение "Христианское государство – Святая Русь"?

Движение появилось еще в 2013 году. Однако широкую известность получило именно после того, как в январе этого года стало рассылать по кинотеатрам письма о недопустимости показа "Матильды".

Фильм Алексея Учителя ХГСР рассматривает как "провокацию, направленную в самое сердце российской государственности". Лидер братства, не признанного РПЦ, некий Александр Калинин, так же известный как проповедник с псевдонимом "Христианин Александр". Он утверждает, что в 2012 году пережил клиническую смерть, после чего сначала попал в ад, а затем увидел самого Иисуса Христа.

Сейчас Калинин выкладывает собственные проповеди в YouTube и утверждает, что актив его организации насчитывает 350 человек.

"Духа православного в воздухе нет, – говорит лидер ХГСР в одном из своих роликов. – Страна пропитана денежной, грязной гнилью. У нас есть возможность доказать всем этим гадам и мерзавцам, что есть истинная православная земля, что есть истинные православные люди, готовые умирать за мир на своей земле".

Главной задачей организации заявлена защита страны и ее народа от внешних деструктивных влияний и консолидация вокруг фигуры президента Путина.

Изменит ли это отношение к РПЦ?

Как повлияет заметное выступление православных радикалов на отношение к церкви в России Настоящему Времени расскзал российский библеист, профессор Российской академии наук Андрей Десницкий.

— Православие давно в России – ресурс, один из ценных ресурсов. Идеология приходит на смену нефти, поскольку нефть падает в цене, и православие – одно из таких важнейших идеологических явлений, которое вроде бы всегда есть, которое вроде бы принадлежит этой стране целиком, но которое используется отдельными людьми. Так же, как и нефть качается. И, похоже, что сейчас, грубо говоря, возникает, проявляется, может быть, не возникает, но проявляется конфликт или разделение между разными, скажем так, качателями православия, если говорить о нем не как о вере, не как об образе жизни, а как именно об идеологическом ресурсе. И грубо говоря, Поклонская и Мединский, вероятно, не они главные бенефициары той и другой стороны, но они, скорее, спикеры той и другой стороны. Вот кто бенефициары – мы пока не очень понимаем. С другой стороны, откуда люди знают про эту самую "Матильду"? Ее что, показывают у нас по всем каналам, она идет у нас в каждом кинотеатре?

— Для самого православия в России, как вы думаете, эта кампания и связанные с ней скандалы – это скорее хорошо или скорее плохо? Ведь православие стало на глазах очень живой религией.

— Вот мы тоже с женой на эту тему немножко поспорили. Вы знаете, я хочу сказать, что для меня это все очень хорошо. Не потому что я поддерживаю людей, которые ходят по центру Петербурга и кричат "Нет "Матильде", совсем нет, мне эти люди совершенно не нравятся, но потому что эти люди впервые выходят в публичное пространство такими, какие они есть. Я знаю, что эти люди были всегда, вот тут сейчас на экране мальчики и девочки маленькие, но 20 лет назад такие же мальчики и девочки, такие же взрослые дяди и тети говорили все то же самое, просто мы их не видели. И мы, православные, я сам хожу в православный храм, мы могли позволить себе сказать: вы знаете, настоящее православие – это православие Сергия Радонежского, Серафима Саровского или более новые имена взять, кто там назовет отца Александра Шмемана, кто отца Серафима Роуза, ну неважно, но тихие, спокойные люди, для которых православие – вера, а не идеология и политика.

Но ведь это было всегда. Вы знаете, я прекрасно помню, сегодня как раз в разговоре с женой вспоминал, лет 25 назад на исповеди в храме я, молодой неофит, рьяно каюсь в своих грехах. И священник мне говорит: "Да это все ерунда, ты будь русским, ты главное будь русским". Я выхожу от него в шоке, я думаю: куда я пришел, в церковь или в какой-то националистический клуб? И вот сейчас это вылезает наружу, все то, что мы могли себе позволить не видеть. Все это пробует себя на публичной площадке, и мы начинаем понимать, сколько этих людей. Их довольно мало, кстати. И мы начинаем понимать, что им фактически нечего предложить, что кроме этой озлобленности. Ну, хорошо, "нет" "Матильде", а чему – "да"? В чем ваша вера, в том, чтобы не показывать "Матильду"?

— Если у вас была возможность ответить, что-то им предложить, что бы вы сказали?

— Этим людям я не думаю, что если я что-то предложу, им понравится. Я бы предложил всем тем, кто всерьез верит в Бога и связан с православной церковью, с православной традицией так же, как и я сам, давайте прекратим играть в святое Средневековье, давайте задумаемся о том, что в XXI веке мы должны найти свою форму православной жизни, которая не будет подражанием образцам XV, XVI, XIX века. Это не получается, мы, наконец, это видим.

Как реагируют власти?

  • Конфликт вокруг фильма "Матильда" прокомментировал пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. Давление на кинотеатры с целью отказа от проката картины он назвал проявлениями экстремизма и сказал, что это "абсолютно неприемлемо, представляет опасность". Песков так же назвал нежелательным явлением, что кинотеатры принимают решение о выборе репертуара под давлением экстремистов.
  • Депутаты Госдумы Оксана Пушкина и Ирина Роднина обратились в ФСБ с просьбой проверить это движение. В обращении к главе ФСБ в частности говорится: "Вам известны организаторы этой нарастающей безнаказанной вакханалии хулиганов и экстремистов, демонстрирующих абсолютное небрежение правами, свободами граждан, в том числе и в части вероисповедания, системно и осознанно дестабилизирующих общественный порядок в крупных городах России".
  • Глава министерства культуры, Владимир Мединский написал письмо в МВД, министру Владимиру Колокольцеву. Мединский попросил обеспечить безопасность и пресечь возможные противозаконные действия во время показа фильма "Матильда". До этого глава Минкульта выпустил специальное заявление об отказе кинотеатров показывать фильм Алексея Учителя, в котором попросил правоохранительные органы жестко пресечь действия, как он выразился, "распоясавшихся активистов, с их методами навязывания своих убеждений".
  • Депутат Наталья Поклонская, развернувшая широкую кампанию против фильма, накануне потребовала отозвать у фильма прокатное удостоверение. А Мединскому она ответила в своем фейсбуке. Поклонская утверждает, что авторы картины подменили сценарий, после получения государственных денег, и выразила солидарность с кинотеатрами, которые отказались от проката фильма.
    Наталья Поклонская с иконой Николая II
    Наталья Поклонская с иконой Николая II

Как православные радикалы влияют на политику?

Кампания против "Матильды" стала серьезной заявкой так называемой православной партии Кремля на участие в возможной предвыборной кампании президента Путина, об этом Настоящему Времени рассказал политолог Кирилл Рогов.

— Эта мощная волна призвана показать силу православной партии и ее какие-то позиции, которые она намерена продвигать.

— А они про веру или про власть, эти люди, которых вы относите к православной партии? Кстати, кто это?

— Безусловно, прежде всего, это власть. Когда мы говорим про власть, то все про власть. Другое дело, что у власти есть разные идеологические блоки, которые ассоциируются с той или иной партией. Здесь эта вера выступает таким политическим инструментом, безусловно, это политический инструмент.

— Возможно, они не в состоянии будут управлять той силой, которую сейчас выпустят на свободу на улицы? Они – я имею в виду политический класс.

— Пока это вполне управляемый конфликт, и я думаю, что те группы, которые действуют такими незаконными методами, они вполне управляемы, вполне могут быть поставлены на место при желании, но это на более высоком политическом уровне должно происходить. Понимаете, опять-таки, как это выходит на президентскую кампанию, с точки зрения такой политической демагогии высокопоставленной, например, Навальный и его сторонники совершают незаконные акции и выходят на улицы, мешают порядку. Вот люди с другой стороны тоже выходят, совершают какие-то не очень законные акции. Вот здесь незаконные акции, там незаконные акции, а роль власти – это выработать центристскую позицию.

Я хочу подчеркнуть, в чем такая интересная история с этим православным наступлением – что оно позволяет Путину в будущей своей президентской кампании занять центристскую позицию: вот у меня тут есть какие-то навальновцы, которые бузят, вот здесь православные бузят. Путин является тем человеком, который должен выработать центристскую линию между ними.

— Но "навальновцы" подчеркнуто заявляют, что они действуют по закону, но государство его не исполняет. А православные активисты подчеркнуто утверждают, что они действуют по вере, попирая закон, потому что вера стоит над законом. Где тогда Путину остаться в центристской позиции? Ему сторонники Навального становятся ближе в этой ситуации, потому что он тоже за закон.

— Я сомневаюсь, что навальновские сторонники ему становятся ближе в этой ситуации, потому что есть большая разница между двумя группами. Одна – та, про которую вы заметили справедливо, что в действительности сторонники Навального придерживаются вполне таких законопослушных позиций, а вторая – то, что мы видим, что, скажем, выступление сторонников Навального, их бьет полиция, а когда это выступление с другой стороны, то мы видим, что здесь задействован огромный административный ресурс.

— И полиция их не бьет, вы правы.

— Она их не бьет, она их охраняет, и ясно, что все силы города административные брошены на этот самый марш, который прошел в Петербурге. Так что это очень разные истории, но с некоторой демагогической позиции можно позиционировать себя как центриста, стоящего между этими крайностями. Для этого нужно создать еще одну крайность.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG