Ссылки

Новость часа

"Демократия – это угроза для правления Путина". Зачем Украине вступать в НАТО


В Брюсселе 14 июня пройдет саммит НАТО. В этот раз там будут только члены Альянса и не будет партнеров, которым является, например, Украина. Обычно именно в таком узком формате проходят первые саммиты после избрания нового президента США.

Через два дня Байден встречается с Путиным в Женеве. И как ожидается, темы Украины обязательно коснутся. Будут ли они говорить о Киеве в контексте потенциального вступления в НАТО – пока не ясно. Но Кремль неоднократно выступал против любого расширения Альянса на восток. После окончания холодной войны к НАТО присоединились 13 европейских стран. Эту ситуацию Кремль уже много лет продолжает интерпретировать как предательство Запада.

Отношения современной России и НАТО были партнерские – до 2014 года, пока Россия не аннексировала Крым. НАТО после этого приостановил консультации с Москвой. Из-за того, что к позиции России прислушиваются даже внутри НАТО, реакция Кремля мешает Украине получить план действий по членству в НАТО.

Первый заместитель директора центра "Новая Европа" Сергей Солодкий и депутат Верховной Рады от партии "Слуга народа" и глава постоянной делегации Украины в Парламентской ассамблее НАТО Егор Чернев рассказали Настоящему Времени, что на грядущем саммите Североатлантического альянса вопрос Украины подниматься будет, но речи о плане действий пока не идет.

Украинские политики о том, зачем Украине вступать в НАТО
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:46 0:00

Чернев: На этом саммите крайне маловероятно, что будут такие решения. Однако в финальном коммюнике саммита однозначно будет упомянута Украина, однозначно будет упомянута поддержка дальнейшего продвижения Украины на пути в НАТО – и, конечно же, в разрезе украино-российской войны и Российской Федерации как угрозы не только Украине, но и евроатлантической безопасности.

– Смотрите, как интересно все складывается: после саммита НАТО в Брюсселе пройдет встреча Путина и Байдена в Женеве. Уже говорят, что Украина станет одной из ключевых тем. Во всяком случае, российские политологи предрекают именно это. Сергей, как вам кажется, Путин может оказать, возможно, некое влияние на Байдена или каким-то образом убедить его не давать Украине план действий по членству в НАТО?

Солодкий: Путин это и раньше пытался делать, и, если мы вспомним 2008 год, когда Украина во времена президентства Ющенко стремилась получить ПДЧ уже, США поддерживали Украину, но мы тогда помним, что Россия, лично Путин начал активно предоставлять аргументы, в первую очередь европейским странам: Германии, Франции, – для того чтобы этот процесс был заблокирован. Мы знаем, чем эта история закончилась, Грузия и Украина ПДЧ не получили, но при этом в итоговом документе им пообещали в будущем членство и ПДЧ. Прошло 13 лет, возможно, как раз сейчас тот момент, когда Украина, партнеры по НАТО должны были бы провести некий аудит того этапа, который стороны уже прошли и перешли на новый этап. Это может быть ПДЧ, о чем сейчас заявляет украинская власть, а может быть и какой-то новый инструмент, который будет предусматривать подготовку Украины, реформы соответствующие, подходящий момент для членства Украины в Альянсе.

– А если Украине все-таки дадут план действий по членству в НАТО, то каких шагов, например, со стороны России можно ожидать? Кремль может, условно, воспринять это как угрозу, требующую чуть ли не военного ответа?

Чернев: Эти годы почему-то жили с оглядкой на Российскую Федерацию и в итоге получили все равно войну. То есть мы "как бы чего не вышло, давайте не будем идти в НАТО или давайте не будем в Европейский союз" и так далее, но в 2014 году мы получили уже военную агрессию. Сейчас уже дальше некуда ожидать и жить с оглядкой на Российскую Федерацию. На прямой конфликт я думаю, что Российская Федерация не пойдет, потому что мы видели реакцию Запада на стягивание к границам Украины тех эшелонов войск в рамках якобы учений – достаточно резкая была реакция.

Я думаю, что как раз таки эта реакция и заставила поменять планы Путина, поэтому он прекрасно понимает о том, что если вдруг будет вторжение, то это будет не только отключение SWIFT, но это будет полный остракизм Российской Федерации на международной арене. То есть в этом плане я не думаю, что будут какие-то действия. Будут дальше продолжаться попытки дестабилизации внутри НАТО, как они сейчас происходят, и в принципе НАТО об этом знает и ведет противодействие с гибридной войной Российской Федерации, которая, к сожалению, проникает и в органы управления государств и влияет на политиков – членов НАТО, абсолютно разных, и члены НАТО прекрасно понимают киберугрозы от Российской Федерации. Поэтому что-то нового я не думаю, что будет. Но будет продолжаться такая вот ползучая агрессия, гибридная война по отношению к членам Альянса.

– Вы сказали "жили с оглядкой на Россию", но ведь с оглядкой на Россию, мы вынуждены это констатировать, смотрят в том числе и страны – члены НАТО, поскольку все-таки у России есть общие границы со странами – членами НАТО, поэтому они в том числе смотрят на это. И поэтому хотел бы вас спросить, тут позиция России не станет ли камнем преткновения для предоставления этого плана Украине? Я имею в виду внутри самого НАТО, то есть для стран-членов?

Чернев: Это по факту есть сейчас. Мы сейчас понимаем, что есть страны такие, как Соединенные Штаты Америки, или Великобритания, или Канада, которые выступают полностью за продвижение Украины к членству в НАТО. Есть страны вроде Франции, Германии, Италии, которые очень настороженно, мягко говоря, относятся к предоставлению ПДЧ для Украины, потому что не хотят усугублять или портить отношения с Российской Федерацией.

– Сергей, Зеленский на последней встрече недавно с госсекретарем США говорил о некоем готовящемся важном соглашении между странами. А не может ли это быть, например, статус основного союзника вне НАТО? Просто распоряжением Белого дома, я имею в виду без согласия Сената, без согласия самого НАТО, – такое возможно?

Солодкий: Дискуссии в самой Украине ведутся, я уверен, что подобные вопросы поднимаются на высшем уровне в диалоге с нашими партнерами в Вашингтоне для подписания двустороннего соглашения, которое бы предусматривало гарантии в области безопасности для Украины. Увенчаются ли эти амбиции Украины успехом – вопрос опять же для догадок, возможно, а возможно и нет. Но опять же вопрос двустороннего соглашения между Киевом и Вашингтоном в области безопасности никоим образом не противоречит и не может противоречить стремлению Украины идти по пути интеграции в НАТО. Возможно, как рассматривается в Украине, двустороннее соглашение Украины и США – более быстрый процесс, поскольку предусматривает согласие все-таки двух сторон, а не как в случае Украины и НАТО – 30 стран.

– А если просто ставить вопрос: когда Украина будет в НАТО? Прогнозы есть?

Солодкий: Когда мы предоставим должные аргументы для наших союзников в Европе: в Берлине и в Париже. В ближайшей перспективе, к сожалению, я этого не вижу, но мне кажется, что мы сейчас намного ближе, чем были в 2002 году, когда заявляли о своем желании, или во времена Ющенко в 2008 году, поскольку все больше и больше трезвомыслящих политиков сейчас в самом Европейском союзе, в странах НАТО, в отношении того, что из себя представляет Россия, – все больше и больше людей понимают, что Украина стремится идти в НАТО не для того, чтобы нападать на Россию, как это подается российской пропагандой, а для того, чтобы защитить демократию в своей стране, для того, чтобы приобщиться к демократиям Запада, для того, чтобы идти по пути развития, успеха, опять же по пути демократии, по пути, который чужд большинству стран постсоветского пространства, в первую очередь России, Беларуси. И как раз Россия, скорее всего, здесь боится не НАТО, и Россия не боится Украины или Грузии в НАТО. Россия боится распространения демократии как модели, потому что угроза демократии – это такая социальная угроза для нынешнего правления России, лично Путина.

– Егор, если вам тоже такой вопрос довольно простой, с одной стороны, поставить, то как вы на него ответите: когда Украина будет в НАТО?

Чернев: Тут важна работа снова-таки с нашей стороны, нашего МИДа и президента на всех уровнях, да и в принципе парламента на самом деле, и мы это делаем на уровне и Парламентской ассамблеи, и на двусторонних встречах, каждый раз продвигая и проговаривая эти вопросы. Но и поведение Российской Федерации, как я уже говорил, потому что Российская Федерация сейчас каждым последующим шагом агрессии или нарушения международного порядка сама себя загоняет в угол, сама усугубляет отношения с членами и партнерами НАТО, и тогда у партнеров на это не остается аргументов, почему же они могут поддерживать Российскую Федерацию или не предоставлять ПДЧ Украине. На мой взгляд, проделанная нами работа, я имею в виду национальные годовые программы, позволяет нам ожидать достаточно короткого промежутка времени между получением ПДЧ и получением членства, потому что у нас действительно проделана большая работа.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG