Ссылки

Новость часа

США направили в Черное море два военных корабля. Могут ли они участвовать в боевых действиях с Россией?


Эсминец "Дональд Кук" в одесскому порту, 26 февраля 2019 года

Соединенные Штаты Америки проинформировали Турцию, что два их военных корабля пройдут через Босфор и Дарданеллы из-за скопления Вооруженных сил РФ у границ Украины, сообщил Reuters. Отмечается, что корабли останутся в акватории Черного моря до 4 мая. Флот США постоянно маневрирует в акватории Черного моря, но направление сейчас военных кораблей пошлет особый сигнал Москве, что США пристально наблюдают за российскими войсками, цитирует CNN официального представителя Вооруженных сил США.

Украинские военные и СМИ уже несколько недель сообщают о скоплении российских вооруженных сил около границы с Украиной. Госдепартамент США и страны Запада неоднократно выражали обеспокоенность передвижением российских войск, однако Кремль заявлял, что передвижения военных по территории России не должны беспокоить другие государства.

Стягивание войск происходит на фоне обострения конфликта на Донбассе. Комментируя передвижение российских войск у границы с Украиной, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил, что это делается для обеспечения безопасности: "Рядом с нами страна, где вот-вот может восстановиться гражданская война. Рядом с нами страна, в которой мы не исключаем, что руководство вновь сочтет возможным решать внутреннюю проблему силовыми методами. Опасно ли это для нас? Конечно, опасно. Должны ли мы принимать меры для обеспечения своей безопасности? Должны. Вот мы это и делаем", – сказал Песков.

Директор Украинского института морского права и безопасности Богдан Устименко и военный аналитик Национального института стратегических исследований Николай Белесков рассказали Настоящему Времени о ситуации в морской акватории Украины и ситуации с российскими войсками у границ.

Богдан Устименко: "Украина рассматривается в аспекте субъекта геополитических притязаний"

Зачем США направляет военные корабли в Черное море
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:54 0:00

— Сейчас неизвестно, какие именно корабли НАТО войдут в Черное море. Как вы считаете, что это могут быть за суда?

— Известно, что следуют в Черное море два ракетных эсминца, один из которых имеет название "Дональд Кук", второй имеет название "Рузвельт". Оба корабля несут на себе высокоточные дозвуковые ракеты дальнего действия "Томагавк". Данные ракеты были неоднократно использованы Соединенными Штатами во время участия в военных операциях в Ливии, в Сирии, в Ираке и прочих странах, поэтому, в общем-то, несут на себе достаточно серьезное вооружение. Также корабли оснащены противоракетными установками, противоракетными системами, поэтому такая ситуация.

— Это не для морских боев, а для поражения наземных целей?

— Ракеты могут использоваться в качестве разного применения. Единственное, что они морского базирования, то бишь они размещены на морских платформах, какими являются ракетные эсминцы. Поэтому каким образом будут использованы эти ракеты или, надеемся, они не будут использованы, будем уже смотреть.

— Как вы считаете, в большей степени это политический шаг США или все-таки это военная поддержка Украине?

— Давайте рассматривать все-таки эту ситуацию с двух сторон. Во-первых, можно действительно на это смотреть как на демонстрацию флага в акватории Черноморского региона, Черного моря. Вторая позиция – безусловно, данные корабли смогут оказать военную поддержку, во всяком случае на какое-то первое время, до подхода основных сил, в том числе стран НАТО. Так как вы знаете, наверное, о том, что достаточно активно сейчас осуществляют рейсы в воздушном пространстве Украины, также воздушные средства – бомбардировщики, истребители и прочие летательные аппараты военного назначения.

— Я помню, в 2014 году корабли НАТО тоже так же заходили в Черное море, но никак не повлияли на развитие событий тогда.

— Я не готов отвечать за Вооруженные силы Соединенных Штатов Америки, я не понимаю, каким образом может быть в данное время развитие событий, да и никто, наверное, не понимает, потому что есть большая возможность разных вариантов. Но я смею вам напомнить общеизвестный факт, что в 2014 году, в том числе в Соединенных Штатах, была одна администрация, был один президент, в 2021 году – другой президент, другая администрация, и в принципе не все те люди, которые были на ключевых постах в 2014 году, находятся на этих же постах в 2021 году.

Более того, нам всем известна риторика президента Байдена, который в принципе назвал публично Путина убийцей, что ему, конечно же, не понравилось. И мы – определенная часть украинцев – рассматриваем, что это военное напряжение связано в том числе с этими словами. То бишь со стороны российского политического руководства, возможно, данное обострение, данное напряжение является местью за прозвучавшие слова. Тут вопрос, наверное, не в самой Украине как в государстве, к счастью или к сожалению, а в том, что Украина рассматривается в аспекте субъекта геополитических притязаний.

— Авианосец США "Эйзенхауэр" в конце марта покинул воды Средиземного моря. Не странно ли это?

— Я ничего в этом странного не вижу, поскольку есть определенные ограничения по заходу военных кораблей в Черное море – они установлены конвенцией Монтре, подписанной в швейцарском городе Монтре в 1936 году. В соответствии с данной конвенцией, авианосцы и тяжелые корабли нечерноморских государств не могут заходить в Черное море. В то же время, учитывая военные технологии, это не является, по сути, проблемой, так как спокойно корабли могут использовать свое ракетное вооружение против каких-то целей в Черноморском регионе, находясь и в Средиземном море. Это первое.

Второе – тоже ни для кого не секрет, что на территории Турции и на территории Румынии есть авиабазы НАТО, то бишь мы понимаем, что, не дай бог, если будет какая-то эскалация конфликта, естественно, не только корабли будут использованы в возможной будущей войне. Более того, мы знаем, что есть и спутники, с которых в режиме онлайн в принципе можно наблюдать ситуацию, которая происходит, в том числе отслеживать запуски ракет. И, в общем-то, мы можем рассматривать военно-морскую компоненту только как элемент вообще вооруженных сил в регионе, мы не можем говорить о том, что только два ракетных эсминца, даже несмотря на то вооружение, которое они несут, будут принимать участие в возможных боевых действиях.

Николай Белесков: "Украинская армия будет решать главную задачу – выиграть время"

Готова ли украинская армия к возможному конфликту
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:00 0:00

— Как сейчас можно оценить действия украинской стороны? Мы видим российскую технику у границ с Украиной, но в то же время есть много украинских военных бригад, которые находятся в ППД [пункте постоянной дислокации], но никто защищать границу не выдвигается. Не повторится ли 2014 год?

— Сейчас главный момент в том, что до некоторого момента сложно сказать на сто процентов: или это более масштабные российские учения – да, они уже вызывают сомнения, – или это подготовка к агрессии. Для того, чтобы украинское руководство приняло соответствующее решение, у них должно быть стопроцентное понимание ситуации, что да, Россия готовится к агрессии, потому что в ином случае если мы сейчас предпринимаем те или иные действия, начинаем двигать наши бригады в соответствии с разработанными планами Генштабом в прошлые годы, ничего не случается и россияне к концу апреля этого года оканчивают эту комплексную проверку по результатам зимнего периода обучения, вывозят людей и технику, сконцентрированную около Украины, но Украина сделала соответствующую концентрацию, то есть впустую выдвинула соответствующие силы и средства, а это очень и очень дорого.

Проблема в том, что даже американцы, как мы видим по тем заявлениям, которые есть, имея намного более мощные системы разведки, и они тоже не могут понять, что это, у них тоже нет ясности. Поэтому, как я понимаю, сейчас, пока нет ясности у военного и политического руководства, принимать соответствующие решения о передислокации сил, об их развертывании на соответствующих направлениях Украина не будет.

— Все-таки если рассматривать самый худший вариант, как вы считаете, может ли Украина надеяться на реальную поддержку союзников? Потому что мы пока что видим лишь обеспокоенность западных партнеров.

— В любом случае, я думаю, у украинского руководства есть понимание, что даже если будет принято соответствующее решение, в первую очередь со стороны Соединенных Штатов Америки, надо дать соответствующую помощь, материально-техническую в первую очередь, для этого нужно будет время. Украинская армия будет решать так или иначе главную задачу – это выиграть время для того, чтобы произошло развертывание резерва и для того, чтобы американцы в первую очередь, ну и другие партнеры – мы тоже уже ожидаем этого в случае необходимости – передали нам помощь.

Я думаю, понимание этого есть и понимание того, что в первое время мы должны будем так или иначе продержаться сами, пока не прибудет помощь в виде материально-технических средств, я думаю, в первую очередь, если, конечно, будет такое решение американского правительства. То есть в любом случае первые две, я думаю, недели в худшем сценарии Украина будет реализовывать те или иные планы, соответственно, полагаясь исключительно на те средства, которые мы имеем сейчас в распоряжении.

— Как вы считаете, ожидая предполагаемую поддержку от западных стран, что можно говорить об украинской армии? Будет ли чем ответить в условиях реальной агрессии?

— Смотрите, за эти семь лет, которые прошли с начала российской агрессии, то есть с 2014 года, на те средства, которые мы имели, мы сделали очень много. Увеличена боеготовность, развернуты новые бригады, особенно развернуты новые бригады артиллерии. То есть если вы посмотрите, где шло количественное увеличение, то это именно бригады артиллерии. Артиллерийских соединений стало почти в три раза больше, а именно артиллерия будет нужна для того, чтобы сдерживать Россию и помогать механизированным танковым соединениям исполнять свои задания.

Проводились соответствующие работы по противовоздушной обороне, по авиации, соответственно, тренировки увеличились в несколько раз. То есть если до 2014 года, например, вообще не проводились бригадные тактические учения, то в доковидный период их проводилось почти 40 штук учений иного уровня – меньшего уровня. Батальонных, ротных учений проводилось еще больше.

Начали проводиться так называемые стратегические командно-штабные учения с 2015 года, когда не только солдаты учились исполнять свои обязанности в реальных условиях, но и органы управления. Это очень важно. В прошлом году у нас были эти учения – "Объединенные усилия – 2020", когда командование объединенных сил во главе с генералом Наевым приобретали соответствующие умения.

Да, нам будет сложно в случае худшего сценария – это правда. Но и легкой прогулки для российской армии не будет – это я вам гарантирую на сто процентов.

— Если рассматривать условный российско-украинский фронт: есть материковая граница между Россией и Украиной, есть линия соприкосновения на Донбассе, есть Крым. Как считаете, где вообще могут произойти гипотетические будущие боевые действия?

— Все зависит от решения, которое примет Генеральный штаб, примет политическое руководство Российской Федерации. В России есть возможность как производить локальную эскалацию, то есть, с одной стороны, они концентрируют войска по всей границе общей, которую мы имеем, таким образом распыляя внимание Украины, но в то же время выбирают один сектор, например, как говорит генерал Ходжес, что это будет сценарий обеспечения поставок воды в Крым, то есть удар по Херсонской области, такой локальный удар.

Но есть и сценарий полномасштабной войны. Например, на прошлой неделе от некоторых российских военных экспертов мы могли слышать, что планируется операция, которая затронет весь левый берег Украины, целью которой будет, например, уничтожение всей группировки, которая есть на всем левом берегу.

То есть исключать нельзя ничего. Или это локальная эскалация, или это эскалация по всему периметру общей границы – в любом случае в Генеральном штабе Украины за эти семь лет были проработаны все возможные сценарии. То есть если будет эскалация, если будет принято соответствующее решение, то все сценарии проработаны, войскам есть куда выдвигаться, есть где занимать рубежи. То есть понимание есть, какие действия нужно будет предпринимать, – это не 2014 год.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG