Ссылки

Новость часа

Биотехнолог объясняет, что не так с "ЭпиВакКороной": "Это пустышка. Самолет с удобным салоном, строить дешево и легко. Но он не летает!"


"Это все равно что во время войны вместо пороха сыпать в снаряды песок. Это преступление!"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:33 0:00

"Это все равно что во время войны вместо пороха сыпать в снаряды песок. Это просто преступление!"

В России продолжает разворачиваться скандал, связанный с подменой вакцин во время вакцинации: людям, которые приходят делать прививку от коронавируса, делают ее не при помощи обещанного "Спутника", а при помощи препарата "ЭпиВакКорона", который производит институт "Вектор" в Новосибирске. Эффективность "ЭпиВакКороны" вызывает сомнения у многих ученых, которые работают в биотехнологиях, известно также, что привитые им болеют чаще и тяжелее, чем привитые "Спутником".

В чем заключаются проблемы "ЭпиВакКороны"? И почему вокруг ее эффективности царит самый настоящий заговор молчания? Настоящее Время поговорило об этом с молекулярным биологом, создательницей биотехнологической компании Sendai Viralytics (США, Массачусетс) Ольгой Матвеевой. Она некоторое время сотрудничала с "Вектором" и выпустила с учеными института несколько совместных статей. Поэтому, по словам Матвеевой, всю историю с новосибирской вакциной она "восприняла очень лично".

– В чем именно, на ваш взгляд, заключается проблема с "ЭпиВакКороной"? Она просто неэффективна или у препарата есть еще подводные камни?

– Она просто неэффективна, тот принцип, по которому она устроена. В этой вакцине есть пептиды (фрагменты белка), поэтому она и называется пептидной. И эти пептиды должны быть видны иммунной системе. Но пептиды, которые в "ЭпиВакКороне" задействованы, не видны иммунной системе. Это показывают другие исследования, и это показывается, когда изучают структуру этого белка.

У меня есть очень хорошие метафоры. Пока готовилась к разговору с вами, мне хотелось это как-то очень популярно объяснить людям, не пользуясь сложными молекулярными, биологическими терминами. И у меня возникли в голове такие метафоры. Снаружи вирусной частицы есть шиповидный белок, его же называют спайк-, S-белок. Это такой дракон, вернее, там даже три дракона, потому что там три молекулы, которые друг с другом соединены. И для того, чтобы иммунная система научилась узнавать этого дракона и атаковать вирус, ее как-то надо научить это делать.

Большинство вакцин берут "целого дракона" и как бы его чучело показывают организму. Или умеют его убить так, чтобы показать его иммунной системе. А пептиды – это маленькие кусочки этого дракона. И идея заключается в том, что ты их показываешь иммунной системе – как бы такую фотографию или кусочек от этого дракона. И она понимает: "О! Вот это враг! С ним, значит, надо бороться, он так выглядит".

Но если взять какую-то маленькую кишку этого дракона или одну косточку или вообще рентген его сделать и показать, то иммунная система сразу не сможет разобраться вообще, что ей показывают. Она думает: "Как это, что такое? Я не могу понять!" Это так же, как полицейскому показать не преступника, а сказать ему: "Вот у него там косточка тоньше на рентгене".

И с этой вакциной возникла именно такая ситуация, что ее не видно иммунной системе организма. Этому есть очень много косвенных доказательств. Все в мире бывает, биология – очень сложная наука, и в ней бывают самые непредвиденные ситуации.

Вот мы все, ученые, считаем, что эти пептиды не видны. Но если на самом деле все-таки произошло такое чудо и мы неправы, то это разработчикам нужно доказать в статьях. Нужно привести данные, нужно весь научный мир убедить. А данных не было.

(Минздрав РФ зарегистрировал "ЭпиВакКорону" еще в октябре 2020 года, но первая научная публикация о ней появилась лишь в марте, причем не во всемирно известном издании Lancet, где публикуются подобные исследования, а в российском журнале "Инфекция и иммунитет". И журнал, и центр "Вектор", разработавший "Эпивак", входят в структуры Роспотребнадзора, который должен препараты контролировать, а глава ведомства Анна Попова – один из создателей вакцины – НВ.)

– Когда вы сами начали разбираться, что с этой вакциной происходит?

– Когда я стала разбираться, это где-то было уже в январе (интервью состоялось в июне 2021 года), меня все это страшно заинтересовало. Вообще я очень давно этим занимаюсь, я к этой вакцине относилась очень хорошо, и мне было страшно интересно все, что с ней связано. Я считала, что это величайшее вообще достижение молекулярной биологии – вот такой интересный дизайн вакцины. И, поскольку я молекулярный биолог, я стала разбираться, смотреть, как это соотносится с другими исследованиями. Моя первая публикация на эту тему была в научной газете "Троицкий вариант": в ней я попыталась описать, почему вакцина не будет работать именно с научной точки зрения.

И вот когда я стала в этом разбираться, я поняла, что вообще никаких данных про эту вакцину нет. А вакцина уже введена в гражданский оборот, притом что у нее даже не закончились еще испытания, которые этому обязательно предшествуют. Вот есть три фазы испытаний: первая, вторая, когда смотрится, как вакцина может провоцировать антитела, какие у нее побочные эффекты. А третья фаза, собственно говоря, должна доказать – она работает как вакцина, она предупреждает заболевание или нет.

Так вот "ЭпиВакКорона" была введена в гражданский оборот, когда еще не кончилась вторая (!) фаза испытаний (со "Спутником" это произошло уже на третьей фазе испытаний – НВ). И это следовало из их же собственного графика, который был опубликован, когда у них что происходит.

И меня вот, конечно, это очень возмутило. Я стала говорить с коллегами. И я поняла, что очень многие биологи это тоже прекрасно понимают. Но настолько люди запуганы Роспотребнадзором! Это уже многократно озвучивалось: ты что-нибудь говоришь против "ЭпиВакКороны" – и теряешь работу. Более того, даже есть указ на эту тему. Например, все, кто работает в Минздраве, имеют право разговаривать с прессой только с разрешения высшего руководства. То же самое в Роспотребнадзоре – все люди имеют право разговаривать с прессой только с разрешения высшего руководства. Вообще вся эта история мне очень напоминает сказку про голого короля, когда никто не может сказать: "Король-то голый".

25 марта Ольга Матвеева рассказала Настоящему Времени о том, какой вакциной привился Путин, что такое антитела-пустышки и какие страны провалили прививочную кампанию

Если привили не "Спутником V"? Что известно о других российских вакцинах
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:12:12 0:00

И получается этот заговор молчания. Я рада, что опубликовали мою статью, но мне легко: я живу за границей, меня нельзя уволить из российского института, потому что я там не работаю. Но тем не менее, когда моя статья вышла, в институте, в котором я раньше работала в России, не буду его называть, люди стали газету "Троицкий вариант" распространять. И иммунологи, и молекулярные биологи, конечно, все были с ней согласны: я озвучила их мысли. Но директор нашего института сказал на ученом совете: "Что самое лучшее в статье Ольги Матвеевой? Самое лучшее – что она больше не работает в нашем институте".

– А существуют ли уже в мире работающие пептидные вакцины?

– Нет. Но это, конечно, интересная разработка. Сейчас пептидную вакцину разрабатывает очень сильный Тюбингенский университет в Германии , но она устроена по другому принципу: она пытается вызвать не антитела, а наоборот – защиту, Т-клеточный иммунитет. Это совершенно другой принцип.

Но это в принципе очень интересно, в самой платформе много достоинств. И даже когда эти достоинства озвучивает "Вектор", то я с этим согласна, со многими достоинствами: что легко можно подобрать для вакцины такие пептиды, которые практически не меняются, и, соответственно, вакцина будет более или менее универсальна, от многих вирусов. Ее будет сравнительно легко делать, она по себестоимости дешевая – в такой вакцине масса преимуществ. Но лишь при условии, что такие вакцины существовали бы. Потому что это как бы самолет построили, и в нем все великолепно: и салон удобный, и его дешево и легко строить, одна проблема – самолет не летает.

– Входите ли вы в группу добровольцев – исследователей, которые проверяют "ЭпиВакКорону"?

– Нет, я не вхожу. Но что важно, история с добровольцами идет параллельно моей. Дело в том, что добровольцы, которые записались для участия в третьей стадии испытаний этой вакцины, сразу объединились в группу в телеграме. Они все тоже очень хорошо к этой вакцине относились, и у них поначалу было такое же восхищение, как и у меня: "Господи, какая инновационная вообще эта идея, прекрасно сейчас это все мы проверим". В этой группе сошлись биологи, очень талантливые молекулярные биологи, математики, статистики, прекрасные организаторы, бизнесмены.

Но дальше все-таки, поскольку уже существовал "Спутник" и уже была концепция "Надо проверять собственные антитела", они стали проверять у себя антитела. Они знали, что четверть примерно группы должна была быть с плацебо. Но у них антител тотально не было у всех! Вернее, они не детектируются нормальными тестами.

Списать отсутствие антител на то, что все участники в группе в 100 человек оказались в группе плацебо, они не могли: как бы это статистически невероятно. И они стали пытаться понять, что это вообще такое, почему после прививки нет антител и как такое вообще может быть.

На это "Вектор" им сказал: "О! Замечательно! Нормальными тестами антитела не детектируются, а у нас есть вот такой специальный тест, которыми эти антитела будут детектироваться". Получилось как в сказке про голого короля: "Мы такие прекрасные ткачи, у нас такая прекрасная невидимая ткань и такие еще замечательные невидимые нитки". И оказался нужен какой-то мальчик маленький, который не боится сказать правду, который еще не знает, что нужно бояться. И я в какой-то степени выполнила роль этого мальчика и стала кричать: "Король-то голый!" Но все очень боятся это повторять до сих пор.

Недавно еще была лекция молодой прекрасной, талантливой Маргариты Романенко, тоже молекулярного биолога из Миннесоты. Она долго работала на "Векторе". И она в лекции сказала тоже: "Это неработающая вакцина, она не может работать по молекулярно-биологическим принципам. Если авторы разработки хотят это доказать, нужны публикации – вообще как этот самолет летает".

У Романенко есть связи в Новосибирске, через нее эти добровольцы связались с человеком, который реально может проверять сыворотки, нейтрализацию. Ведь самое главное в испытаниях – не просто получить антитела. Антитела могут быть разными: протективными, не протективными, нейтрализующими, не нейтрализующими – антитело антителу рознь. Самое главное – все-таки посмотреть, есть ли после прививки нейтрализующие вирус антитела. Это можно в тестах проверить, но такие тесты трудно делать, для них нужны очень опытные вирусологи, нужно работать реально с живым вирусом, а не во всех лабораториях есть такие разрешения.

Так вот, эти добровольцы нашли талантливого вирусолога, у которого есть допуск к этим лабораториям. И он проверил очень много сывороток, причем добровольцы ему посылали это все в закодированном виде. Они придумали такой слепой эксперимент: взяли сыворотки у самих себя, взяли у переболевших людей и взяли сыворотки у людей, вакцинированных "Спутником". Несколько десятков таких сывороток они закодировали и послали в Новосибирск во льду, в термосе.

А потом пришел ответ. И когда они все раскодировали, то выяснилось, что у тех, кто вакцинирован "Спутником", нейтрализующие антитела есть. У тех, кто переболел, они тоже есть. А среди тех, кто вакцинирован "ЭпиВакКороной", они есть только у одного человека, который уже переболел.

Дальше добровольцы стали пытаться эти все результаты как-то озвучить и поняли, что вокруг "ЭпиВакКороны" полный заговор молчания. Ученые об этом говорить не хотят, пресса об этом писать не хочет. Дальше они стали писать открытые письма Минздраву: "Давайте проверим вакцину независимо!" Одно письмо написали, второе письмо написали с требованием, с просьбой независимой проверки. Минздрав им ответил: "Раз вакцина зарегистрирована, значит, проверять ничего не надо".

– Я правильно понимаю, что центр "Вектор" в Новосибирске – это структура, подведомственная Роспотребнадзору?

– Да.

– И журнал, в котором вышла статья об "Эпиваке" и его эффективности, тоже входит в Роспотребнадзор?

– Все именно так. Статья была опубликована в журнале "Инфекция и иммунитет". Это все равно что измерять температуру градусником, у которого нет шкалы: больше она там, повысилась, меньше – все равно нужно с чем-то сравнивать. А они опубликовали работу, в которой нет положительного контроля, не сравнивают результаты с другими подобными исследованиями. Заявили, что у них есть какие-то нейтрализующие антитела, но практически у них нет шкалы, по которой они сравнивают, они ее не опубликовали.

– А Анна Попова, глава Роспотребнадзора, – одна из разработчиц препарата?

– Мне трудно что-нибудь добавить, но все именно так.

И на самом деле есть еще такая история, с предыдущей вакциной. Они говорят: "А у нас Эбола еще была до этого, и поэтому платформа, которую использовали для "ЭпиВакКороны", уже апробированная, у нас есть публикации". Но когда смотришь в эту сторону, то тоже видишь, что там, собственно говоря, ничего не было по этой теме. Были публикованы абстракты, абстракты конференции. Эти тезисы не проходят никаких рецензий в научном сообществе, все опубликованное было близко к тому, что они в прессе говорят.

Что в этой разработке еще ужасно? Когда люди слышат слово "вакцина", они думают, что это уже работает. А на самом деле это может быть непроверенный вакцинный препарат. В России есть закон, что вакцину в условиях пандемии можно внедрять до того, как она прошла собственно фазу испытаний, которая может сказать, что это вообще за вакцина, от чего она может предохранять. И такого нет нигде в мире, я такого не знаю. Во всех странах нужно хотя бы, чтобы вакцина прошла часть третьей фазы испытаний, чтобы уже появились какие-то данные, которые статистически значимы и указывают, что вакцина действительно может предохранять от болезни.

Со "Спутником" разработчики это проскочили. Когда указ приняли, у них уже было очень много данных, и они смогли даже уже третью фазу послать в журнал Lancet, и точно у них были первые две фазы. Потом когда их стали критиковать, они опубликовали и половину третьей фазы. А с "ЭпиВакКороной" это не проскочило, но при этом разработчики решили компенсировать недостаток научных данных рекламой. Идет фантастическая реклама этой вакцины: в федеральные средства массовой информации каждые два дня сбрасывается какой-то маленький кусочек информации, причем многие эти кусочки информации о том, какая вакцина хорошая, просто выдают желаемое за действительное.

Вот то, что у них там три уровня защиты, – это вообще фантазия, абсолютная фантазия молекулярных биологов: это то, как бы они хотели, чтобы она работала. Но никаких свидетельств, что она именно так работает, нет. И это просто ужасно.

У меня в связи с этим родилась такая метафора: это все равно что во время войны какая-то фабрика вместо пороха сыплет в снаряды песок. Это просто преступление жуткое! И при этом люди, которые за этим стоят, говорят тем, которые пытаются это чуть-чуть критиковать: "Ой нет, не надо, чтоб это люди знали, потому что все будут бояться вакцин. А у нас и так уже антивакцинное движение сильное".

Но что будут делать люди, которые вакцинировались "ЭпиВакКороной" и заболели? Уже упоминавшаяся выше группа добровольцев собирает эти случаи, и таких случаев уже много. И если сравнивать со "Спутником", то пропорция просто несопоставимая: сколько людей болеет после "Спутника" – и сколько людей болеет, тяжело, очень тяжело болеет с большим поражением легких после "ЭпиВакКороны".

– То есть вы считаете, что от "ЭпиВакКороны" нет никакой пользы?

– Он бессмысленный, это полностью бессмысленная вакцина.

– А может ли препарат нанести человеку вред? У него есть побочные эффекты или еще какие-то последствия?

– Мы думаем, что нет, вряд ли, очень вряд ли. Но на 100% мы этого не знаем.

Мы считаем, что это пустышка, но опять же биология – это такая сложная наука, она очень "любит сюрпризы". Природа может подсунуть тебе какие-то гадости тогда, когда их совершенно не ждешь. Вроде как по механизму там не должно быть никакого вредного влияния. Там есть алюминиевый адъювант, но это тоже, в общем, не опасная вещь. Основной вред от нее – то, что это песок вместо пороха. Что люди думают, что это защита, они начинают себя вести гораздо более расслабленно и заболевают.

Интересно, что уже Роспотребнадзор, не "Вектор", опубликовал статью, что больше тысячи человек было провакцинировано "ЭпиВакКороной", а потом у 800 человек брали интервью – и выяснилось, что из них какая-то часть, 37 человек, заболела, а двое человек умерли. Из такой маленькой выборки умерли двое! И когда это сравнивают хотя бы со средней заболеваемостью взрослого населения в Москве в это же время, если исключить из нее детей, то выясняется, что с "ЭпиВакКороной" заболело и умерло немножко больше людей. Но эти результаты подаются как "Мы доказали эффективность вакцины". Это в прессе идет, "90 с лишним процентов эффективность". Это просто фантастика, это мир абсурда!

И самое, конечно, печальное начинается, когда пытаешься этот абсурд объяснить. Хорошо, что "Новая газета" взялась за это расследование, но до этого это было полное молчание, никто не хотел об этом говорить. BBC тоже опубликовало большой материал на эту тему, но это тоже вне России. Считается, что то, что публикуется вне страны, – это всегда делают какие-то "иноагенты", враги, которые просто хотят опорочить вакцину.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG