Ссылки

Новость часа

"Никаких планов проводить никаких акций у меня лично не было": Петр Верзилов – о реальных причинах своего ареста на 15 суток


Мещанский районный суд Москвы 22 июня арестовал на 15 суток издателя "Медиазоны" и участника группы Pussy Riot Петра Верзилова по делу о мелком хулиганстве (статья 20.1 КоАП).

Верзилова задержали утром 21 июня, взломав дверь в его квартиру, – якобы в качестве подозреваемого в применении силы к представителю власти в рамках "московского дела" о протестах. Его до ночи продержали на допросе, но вечером отпустили. Практически на выходе из ОВД "Красносельский" на Верзилова со спины напал провокатор и, по его словам, сбил с ног и приставал. Сотрудники полиции немедленно задержали Верзилова второй раз и составили на него протокол, что он якобы "шел по улице, ругался матом", а потом, как сказано в документе, произошла "какая-то драка".

Верзилова до суда оставили на ночь в отделении полиции, а на следующий день отправили под арест на 15 суток – так, чтобы он провел в спецприемнике и день парада Победы 24 июня, и день голосования по поправкам к Конституции 1 июля.

Ранее в соцсетях сообщалось, что Верзилов якобы собирался на параде Победы в Москве повторить акцию Tank Man – по следам знаменитой фотографии протестующего перед танками во время волнений на площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1989 году. Сам он это отрицает.

Незадолго до того, как суд приговорил Верзилова к аресту, корреспонденты Настоящего Времени поговорили с издателем "Медиазоны". Он заявил, что у него "не было никаких планов проводить никаких акций", участие в которых ему приписывалось, и заметил, что если его действительно приговорят к аресту за мат на улице, это будет "абсурдным" делом.

— Как ты сам думаешь, почему тебя задержали?

— Какую-то конкретную причину, почему все происходит, мне назвать очень сложно. Потому что когда у меня вчера (21 июня) впервые появилась связь, я прочитал минимум 5-6 совершенно противоречащих друг другу версий, которые объясняли происходящее. Начиная с того, что это за безумную строчку из песни Захара Мая, вплоть до каких-то акций, которые кто-то готовил, чего-то еще.

— Ты сам склоняешься к какой версии?

— У меня четкой версии нет. Единственное, что мы знаем, – что происходит достаточно беспрецедентная координация всех ведомств. Потому что, по сути, штурмовая бригада, которая пришла вчера в 7 утра на обыск моей квартиры, действительно состояла из топовых следователей Главного следственного управления СК по особо важным делам, которые занимались именно "московским делом". Постановление об обыске было за подписью генерала Габдулина, который, как известно, главный генерал СК. В общем, вкратце ситуация такая. Вся фабула известна, у меня тоже нет никаких дополнительных данных.

— Все, о чем с тобой разговаривали, – это было "московское дело"?

— Да, исключительно. Конкретно с упором на 27 июля, конкретный митинг, организатором которого, по версии Следственного комитета, я являюсь. Всю фабулу и так все знают, ее много раз повторили.

Задержания людей, которые требовали честных выборов в Москве
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:42 0:00

Единственное хочется отметить, и действительно многие люди говорили об этом: очень беспрецедентный по абсурду и по накалу уровень координации процесса. Потому что мы видим очень тесное взаимодействие со Следственным комитетом, который проводил вчера обыск и штурм квартиры. Документы были подписаны генералом Габдулиным, который главный в России следственный генерал и человек, который традиционно возглавляет большие политические процессы. И допрос шел исключительно по сути митинга 27 июля 2019 года.

А вот все, что уже было потом, – это, видимо, просто такое назойливое желание, координируя уже московскую полицию, создать (мне) какие-то дополнительные сложности, трудности.

— Для чего такая координация? Ты считаешь, что их цель — не дать тебе провести какую-то акцию?

— Ответственно заявляю, что у меня лично не было никаких планов проводить никаких акций. Я не стеснялся бы этого признать, если такие планы имелись. Так что можно расценить происходящее просто как такое большое желание помешать.

— Помешать чему?

— Усложнить жизнь в момент выхода из карантина лично мне. Понятно, что кого-то могли в чем-то дезинформировать. Могли возникнуть в головах у каких-то генералов разные безумные версии, но четкой причины здесь нет. Возможно, они действительно пытаются перед двумя ключевыми датами – перед 24 июня и 1 июля – просто как-то создать дополнительное давление на общество. Показать: не пытайтесь как-то сейчас активничать, мы будем звать генерала Габдулина, он будет выламывать двери в ваших квартирах и проводить обыск относительно митингов, которые были почти что год назад.

— То есть цель – дать сигнал другим, чтобы все вели себя тихо?

— В том числе. Собственно, любое политическое дело в России – это, прежде всего, стремление дать сигнал другим, показать, как себя нужно вести, и что бывает с теми, кто ведет себя иначе.

Особенный зашкаливающий абсурд текущего процесса — в том, что, как мы понимаем, сейчас состоится попытка арестовать меня за то, что я ругался матом на улице, выйдя с 13-часового допроса из Следственного комитета. И будет феноменально, если она удастся. Потому что все-таки при всей абсурдности большого количества обвинений, которые часто выдвигаются, такого накала – сутки ареста за мат – мы еще пока не видели. Посмотрим, откроется ли сегодня такая новая страница. Будем наблюдать.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG