Ссылки

Новость часа

"Ковидных на приеме не было". Как в России умершим от коронавируса врачам отказывают в компенсации


Как в России умершим от коронавируса врачам отказывают в компенсации
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:00 0:00

Как в России умершим от коронавируса врачам отказывают в компенсации

В Астрахани суд отказал в компенсации семье врача Артура Айсаева. Специальная комиссия не нашла доказательств того, что он заболел и умер от коронавируса из-за своей профессиональной деятельности – за это положены крупные выплаты от государства. Люция Айсаева, дочь погибшего врача, вместе с юристами будет оспаривать это решение. Она запустила петицию с требованием выплаты компенсации, ее уже подписало более 46 тысяч человек.

Люция говорит, что в папиной комнате после его смерти пришлось сделать перестановку, чтобы было не так тяжело. Артур Айсаев работал психиатром в астраханской областной больнице. Врач с 36-летним стажем, несмотря на пандемию, принимал всех без исключения. В ноябре прошлого года после приема пациентки с сильным кашлем он заболел.

"У отца началась температура, до 39 градусов повысилась. Последние две недели перед смертью ему стало очень плохо, а в пятницу, 20 ноября, он отпросился с работы, перестал дышать", – рассказывает Люция Айсаева.

Артур Айсаев
Артур Айсаев

Местные больницы отказывали в госпитализации, так как не было свободных коек. Артуру Айсаеву становилось хуже с каждым днем, и только 29 ноября "скорая" смогла отвезти его на КТ. Легкие были поражены на 75 процентов. Экстренная госпитализация не помогла – Артур Айсаев умер через два часа от острой респираторной недостаточности.

Только посмертный анализ показал, что Артур Айсаев был болен ковидом. В больнице медики диагностировали у него лишь пневмонию.

По президентскому указу №313, выданному в мае 2020 года, семьям врачей, которые заразились коронавирусом на работе и скончались от него, положена выплата – 2 752 452 рубля, это около 40 тысяч долларов. Психиатрическая больница, где работал Артур Айсаев, вместе с Роспотребнадзором и Фондом социального страхования провели расследование. Согласно их заключению, гибель Айсаева не является страховым случаем.

"По форме документ объемный, юридическим текстом написан, но ничто там не подтверждает, что врач заразился в другом месте, – рассказывает юрист Виталий Исаков. – Мы спрашиваем: а как вы сравниваете, какие пациенты были на приеме? Они говорят, что мы по телефону позвонили, спросили, по телефону нам сказали: "Работодатель проверил всех пациентов, ковидных на приеме не было". Мы говорим о том, что бессимптомные пациенты не вносятся в федеральный регистр, – они говорят: "Ну да, не вносятся".

Виталий Исаков – юрист Института права и публичной политики, который российские власти считают "иноагентом". Теперь он помогает Люции Айсаевой в суде – она требует выплатить семье компенсацию за смерть отца. Врачебная комиссия должна была начать расследование через день после смерти Артура Айсаева, а начала только почти через полгода – после того, как дочь погибшего медика написала заявление в прокуратуру. Расследование заняло два месяца.

"Психиатрическая больница заявляет, что они вообще не созданы, чтобы расследовать эти случаи, что они работают по внутренним приказам, – говорит Люция Айсаева. – Александро-мариинская больница говорит, что мы тоже ни при чем и вообще мы не направляли вам извещение потому, что день смерти вашего отца, 29 ноября, воскресенье, – это выходной день, а врачи у нас не отправляют извещения по выходным".

Люция Айсаева
Люция Айсаева

Кировский районный суд Астрахани начал рассматривать иск семьи Айсаевых 27 октября, а уже через день отказал в удовлетворении требований. При этом на суде оказалось, что по факту гибели от ковида сотрудников той же психиатрической больницы уже были выплаты. Но чем эти случаи отличаются от случая Артура Айсаева, представители комиссии говорить отказались.

"Деньги вроде как федеральные. Правительство финансирует региональные фонды. Фонды не свои деньги отдают, и не больницы платят. Работодатели-больницы жадничают, не хотят отдавать не свои деньги. Чем обусловлена такая патологическая жадность, мне абсолютно непонятно", – говорит Виталий Исаков.

Неделю назад Люция Айсаева создала петицию на сайте Change.org с требованием исполнять указ президента о выплатах для погибших от ковида медиков. Ее подписали более 46 тысяч человек. Теперь девушке пишут со всей России, рассказывая о похожих ситуациях, – Люция получила не менее десятка писем. Одно из них написала Элла Кулишова.

Ее отец, Вячеслав Кулишов, работал на скорой помощи в Волгограде. Еще в начале пандемии дочь просила его уволиться, чтобы поберечь здоровье, но бригадир неотложки отказался. "Он ответил: "Если я уйду, все уйдут. Все и так уходят – люди, врачи, водители. Кто будет работать?" – вспоминает Элла.

14 октября 2020 года Вячеслав Кулишов почувствовал себя плохо, позже оказалось, что заболел коронавирусом. Сначала лечился дома, но потом стало хуже, и 27 октября его госпитализировали с диагнозом "внебольничная пневмония". Пятого ноября 2020 года Вячеслав Кулишов скончался.

Вячеслав Кулишов
Вячеслав Кулишов

"О том, что он умер, не смогли узнать сразу. Нам не позвонили. Я звонила в больницу, шесть раз с ними разговаривала. Мне никто не мог сказать, что моего папы больше нет, – рассказывает Элла Кулишова. – Ездили родственники, брат настоял, чтобы сказали, где наш отец. Только тогда помогли найти отца – он был уже в морге".

Станция скорой помощи, где работал Кулишов, собрала все необходимые документы для выплаты компенсации. Согласно одному из документов, Кулишов перевозил пациентов с ковидом, в приложении даже приводится список их имен. Но комиссия, куда входят Фонд социального страхования и Роспотребнадзор, с расследованием затягивала. Элла Кулишова с братом смогли добиться ответа от ведомства только в августе этого года – спустя 10 месяцев после смерти отца.

"Работодатель дал список больных с ковидом, а Роспотребнадзор провел свою проверку и выявил, что у них был неподтвержденный ковид", – рассказывает дочь Вячеслава Кулишова.

Теперь Элла ищет юриста и готовится оспаривать решение врачебной комиссии в суде. По мнению юриста Виталия Исакова, оценить масштаб невыплат подобных компенсаций по стране очень сложно, поскольку многие опасаются бороться за свои права.

Вячеслав Кулишов с семьей
Вячеслав Кулишов с семьей

"Люди не знают, что делать. С одной стороны, им бы хотелось защитить свои права. С другой стороны, они понимают, что пойдут в районный суд, где все друг друга знают, и в результате ты станешь врагом местных жителей – как минимум администраций крупных бюджетных организаций. Мы спрашиваем у людей, когда получили результаты расследования комиссий, и у всех они с чудовищным нарушением сроков", – констатирует Виталий Исаков.

Люция Айсаева намерена идти до конца. Сейчас она ждет копию решения районного суда, чтобы пойти с ним на апелляцию в Астраханский областной суд. А новые письма с историями других россиян о невыплатах компенсаций за смерть родственников продолжают приходить ей каждый день.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG