Ссылки

Новость часа

"Все только начинается". Первое интервью Александра Кольченко после освобождения


В рамках обмена заключенными между Россией и Украиной 7 сентября одним из освобожденных украинцев стал Александр Кольченко. Его вместе с режиссером Олегом Сенцовым обвиняли в России в участии в террористическом сообществе и соучастии в теракте, в 2015 году приговорили к 10 годам заключения в исправительной колонии строгого режима (Олега Сенцова – к 20 годам – НВ). Ни Сенцов, ни Кольченко вину не признали.

Их освободили 7 сентября 2019 года в рамках обмена заключенными между Россией и Украиной.

После возвращения в Украину многие из них находятся в больницах на обследовании.

Один из них, Александр Кольченко, в своем первом интервью рассказал Настоящему Времени, как узнал о возможном обмене и что собирается делать дальше.

— Вы сегодня весь день на процедурах. Как ваше настроение?

— Все хорошо. Сегодня делали МРТ, ставили капельницу, ходил к стоматологу.

— Сколько вы будете находиться в больнице?

— Еще неизвестно. Никаких прогнозов не давали пока.

— В Крым вы уже не сможете вернуться, как я понимаю?

— Пока да.

— Сегодня было заявление Людмилы Денисовой, что вам, возможно, предоставят жилье. Вы уже говорили об этом с омбудсменом?

— Общались с аппаратом уполномоченного по правам человека. Ничего конкретного пока, но сказали, будут помогать.

Об Олеге Сенцове

— Вы с Олегом Сенцовым проходили по одному делу. Вы с ним поддерживаете связь после освобождения?

— Пока не общались. Я думаю, ему хочется сейчас больше времени уделить родным всем – не виделись столько времени.

— Вы общались до заключения?

— До заключения с Сенцовым были знакомы, несколько раз виделись – на Майдан ездили, на митингах [были]. Когда поехали этапом, вместе ехали из Москвы в Ростов. И в суде уже.

О заключении

— Была ли у вас возможность общаться с другими украинскими заключенными?

— Нет.

— А когда вы уже увиделись все вместе, какие у вас были эмоции?

— Я со всеми познакомился только в автобусе, но Олега был очень рад увидеть.

— Можете рассказать немного об условиях содержания в российской тюрьме?

— В зависимости от каждого места условия могут очень сильно отличаться.

— К вам применялись пытки?

— Вначале только, в первые дни, но и то – особой необходимости уже не было после того, как двое "досудебщиков" все рассказали.

— Вы не писали заявление на помилование?

— Нет, я отказался писать. Но я так понял, написали от моего имени, то есть фактически сфальсифицировали.

— Вы пробыли в тюрьме пять лет. Был ли у вас там какой-то досуг? Павел Гриб рассказывал, что рисовал картины.

— В основном читал книги, гулял, периодически занимался физкультурой.

— Расскажите про свою голодовку.

— У меня тогда вес упал до 54 килограмм, и меня должны были вывозить в больницу и там принудительно кормить.

Александр Кольченко отказался от еды 31 мая 2018 года – в знак солидарности с Олегом Сенцовым, но его здоровье выдержало только неделю голодовки. За это время он похудел на 10 килограммов, два месяца находился в санчасти.

Об обмене

— Можете рассказать, как проходила подготовка к обмену, как вы узнали об этом?

— Окончательно все узнали по факту: когда везли уже, было примерно ясно, с какой целью везут. Меня из колонии вывезли 15 августа, 16-го я был в "Лефортово", и все это время мы сидели по одному. Практически ни у кого из нас, за исключением некоторых, не было телевизоров, только радио слушали, а у кого-то даже радио не было.

— О том, что происходит в Украине, вы вообще не знали?

— По радио были какие-то новости, но очень поверхностно.

— Вы знали, надеялись, что обмен состоится? Или не было такого ощущения?

— Надеялся после вынесения приговора еще года два, а в последнее время – что там уже до звонка осталось, меньше пяти лет.

О настоящем

— Как вы себе представляли встречу? Ожидали, что такое количество людей будет вас встречать?

— В общих чертах примерно так и представлял. Но все равно приятно было, был очень рад, что столько людей пришло встретить.

— Письма привезли с собой?

— Да. Очень много людей писали из разных стран. Можно было писать только на русском – то, что на иностранном, или зачеркивали, или вообще вырезали.

— Как сегодня проходит ваш день? К вам приехали родные. Вы привыкли к этому состоянию, что вы вернулись домой, или еще нет?

— Да, привык. Мама, сестра, друзья, подруги приезжают.

— Чего вам сейчас хочется больше всего?

— Пока в первые дни – отдохнуть. [А дальше] возобновить обучение – восстановиться в Таврическом национальном университете, устроиться на работу.

— Я читала, вы хотите туризмом заниматься. Может, хотите куда-то поехать, попутешествовать?

— Не исключено.

— Вы осознаете уже, что все закончилось?

— Да, но с другой стороны, все только начинается.

XS
SM
MD
LG