Ссылки

Новость часа

"Война свое слово сказала". Как живут в прифронтовых районах Донбасса и почему там не будет местных выборов


25 октября в Украине состоятся местные выборы. Однако они пройдут не везде. Не будет выборов на тех территориях, которые не контролируются правительством, – в Крыму и так называемых ЛНР и ДНР. Но также выбрать местную власть не смогут жители некоторых городов и районов Донецкой и Луганской областей, где ЦИК посчитал проведение выборов опасным.

Как живут в прифронтовых районах Донбасса и почему там не будет местных выборов
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:53 0:00

Поселок Жованка Донецкой области – на самой линии фронта. Этот населенный пункт разделен на две части, одна контролируется украинскими военными, вторая – группировками пророссийских боевиков. В прошлом году в Жованке прошли выборы, тогда в Украине выбирали депутатов Верховной Рады. А вот на местном уровне поселку придется остаться под управлением гражданско-военной администрации.

Жованка находится недалеко от неподконтрольной Киеву Горловки. Население поселка после начала активных боевых действий – меньше ста человек. Это в основном пенсионеры, которым ехать некуда. Поэтому и на улице кроме военных редко кого встретишь.

Александр возвращается из больницы. К полученной в шахте травме у мужчины за время войны добавилось два пулевых ранения. За местными выборами в стране не следит. Его больше беспокоит, как добраться до больницы в соседнем Бахмуте, ведь автобус ходит только два раза в неделю.

"По четвергам и субботам. В субботу медицина не работает – выходные дни. А в четверг с восьми до двенадцати дня. В двенадцать уже автобус уезжает назад, надо все обойти, но это нереально", – жалуется Александр.

Он живет с женой и приемным сыном. Выращивают овощи и фрукты. А еще у них есть небольшое хозяйство – две свиньи и утки. Ранение Александр получил два года назад, прямо у себя в доме.

У жены Александра Елены на почве стресса появился диабет. Полноценное лечение ей тоже недоступно. В то, что местные выборы могли бы изменить ее жизнь к лучшему, Елена не верит. Нехотя вспоминает прошлогодние парламентские выборы. Говорит, прошли с нарушениями, ведь голоса избирателей в их поселке просто покупали.

"У нас уже был один такой кандидат, который уже сейчас в Верховной Раде. Я говорю как есть. Да, действительно, он возил тормозки людям. Да, действительно, он по триста долларов предлагал людям. А где сейчас этот Ковалев, скажите? Он уже сколько? Год у власти?" – возмущается Елена.

Политическая тишина здесь сочетается с фронтовой. Последнее перемирие, о котором договорился президент Владимир Зеленский, пока работает. Только Елена и Александр боятся, что следующим шагом будет отвод украинских войск и поселок снова превратится в так называемую серую зону – тогда ни пенсии, ни того единственного автобуса "на большую землю" жители Жованки не увидят.

"Мы живем на войне. Реально живем на войне. Они не идут вперед. Назад идти никак нельзя. Как это – назад пойти? Если этот каждый клочок земли пролитой крови, как вот в Золотом, я не понимаю. Я не могу понять, как можно было отдать территории, отвоеванные кровью наших молодых ребят?" – возмущается Елена.

На соседней улице живет семидесятилетняя Людмила. Свое отношение к выборам она описывает так: "Я не голосовала б ни за кого. Я никому не верю".

Людмила также рассказывает, что голоса жителей поселка покупали во время парламентских выборов в прошлом году.

"Когда голосуют, то знаете как? Нас на руках носят. А когда вышел, все. Уже ничего", – продолжает Людмила.

Родственники Людмилы живут в неподконтрольном Украине Донецке. Сын с семьей переехал в Херсонскую область. Приезжать в гости во фронтовой поселок женщина ему не разрешает: "Хорошо ли, плохо ли. Жили лучше. Война свое слово сказала. Война – это война".

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG