Ссылки

Новость часа

"Европе нужно жестче действовать в отношении диктатора". Светлана Тихановская – о санкциях Евросоюза


Евросоюз одобрил третий пакет санкций в отношении властей Беларуси. К санкциям привлечены 29 человек и семь юридических лиц. Их имена и названия компаний будут объявлены 17 декабря. Экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская считает эти меры недостаточными. Об этом она сказала в интервью Настоящему Времени, возвращаясь с церемонии вручения премии имени Сахарова.

Светлана Тихановская – о санкциях Евросоюза и вручении премии Сахарова
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:13 0:00

О санкциях Запада

— Когда в 2011 году в Беларуси после фальсификации выборов было 850 политических заключенных и порядка 150 человек в санкционном списке, то сейчас при 32 тысячах задержанных там не наберется даже сотни – это выглядит немножко странно. Не знаю, почему так происходит. При таком уровне насилия санкции, конечно, несопоставимы с тем, как страдают белорусы. И мы в этой нашей поездке достаточно жестко об этом говорили, говорили о применении таргетированных экономических санкций против Лукашенко.

Но, конечно, наступает тот период, когда Европе нужно жестче действовать в отношении диктатора, потому что репрессии не уменьшаются, люди в тюрьмах очень сильно страдают в нечеловеческих условиях, к ним применяют пытки. В частности, мы знаем, что ковидных больных тусуют из камеры в камеру, чтобы заразить всех остальных, – это достоверная информация от людей, которые выходят из тюрем. Это тоже вполне можно отнести к пыткам, насилию против человечества. Поэтому кто-то должен брать на себя ответственность из европейских стран за происходящее в Беларуси, потому что ситуация того требует. Требует уже защиты прав человека, требует какого-то более серьезного вмешательства.

О вручении премии имени Сахарова

— День был тяжелый, учитывая, что это был четвертый день подряд командировки и каждый из этих дней насыщенный. То есть ты уезжаешь в семь, приезжаешь в девять, встречи, встречи. Но ничего, выдержали.

Эмоционально сегодня было двояко. С одной стороны, я была очень рада увидеть знакомых – членов Координационного совета, которые приехали также из Беларуси, в частности Марину, супругу Статкевича. Я ее очень хорошо знаю и люблю, поэтому очень было все мило и трогательно. Но, с другой стороны, мы когда получали эту премию, мы понимали, что люди, которые были номинантами на эту премию, многие не смогли приехать, потому что они находятся в тюрьме так же, как и множество политзаключенных, и люди, которые сидят в СИЗО и в ИВС по политическим мотивам, которые обвиняются в криминальных делах, по криминальным статьям и по административным. То есть невинные люди. Поэтому двоякие, конечно, ощущения.

Но на самом деле для нас, белорусов, это большая честь – получить эту премию, потому что это все-таки признание всем миром важности нашей борьбы за свободу. Мы в этом году стали примером для остальных стран: какие белорусы смелые, какие белорусы бесстрашные, что пошли против 26-летней диктатуры, и у нас все получается. Пускай не так быстро, пускай потихоньку, но волю и мышление народа уже не изменишь. Все у нас получится.

Конечно, это прежде всего заслуга белорусов, а, во-вторых, это заслуга тех людей, которые выдвинули нас на эту премию. Очень важно, что все, кто голосует за выдвижение номинантов, были в этом году единогласны – не было ни одного "против".

О Марине Адамович

Марина Адамович – жена известного белорусского оппозиционера, экс-кандидата в президенты Николая Статкевича, который с 31 мая находится в заключении по двум уголовным делам

— Она нас очень сильно поддерживает, она верит в то, что мы победим, она говорит, что мы не должны сдаваться. Она, конечно же, тяжело всю эту ситуацию воспринимает, потому что Николай уже третий раз находится в заключении по политическим мотивам. И она не опустила руки. Понимаете, столько лет бороться и не опустить руки, она еще и нас вдохновляет, еще нас поддерживает. Это очень дорогого стоит. Она с [большой] теплотой к нам относится, казалось бы, супруг сидит, но все равно она только положительно [относится] к нам.

Может быть, передо мной просто немного другая задача стоит, чем перед Мариной. Она в Беларуси, она тоже борется как может за судьбу своего супруга, за судьбу белорусов. А я – по-своему, как я могу. Конечно, у нее опыт.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG