Ссылки

Новость часа

"Мы не думали о премиях". Ольга Ковалькова о врученной белорусской оппозиции награде, санкциях и диалоге с Лукашенко 


Ольга Ковалькова

В Европарламенте вручили ежегодную премию имени академика и диссидента Андрея Сахарова "За свободу мысли". В этом году премию присудили белорусской оппозиции. Светлана Тихановская выступила на церемонии с речью, в которой сказала, что награда принадлежит народу Беларуси, и попросила Европу поддержать жителей страны "прямо сейчас – не завтра и не когда-нибудь потом".

В эфире Настоящего Времени мы поговорили с Ольгой Ковальковой, членом президиума Координационного совета оппозиции и одной из лауреатов врученной 16 декабря премии.

Ольга Ковалькова о врученной белорусской оппозиции премии Сахарова, санкциях и диалоге с Лукашенко
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:32 0:00

— Я вспоминаю нашу с вами первую встречу в Минске: я ждала Тихановскую для интервью, а вы очень эмоционально ругались по телефону с каким-то чиновником, который запретил вам проведение очередного агитационного митинга. Это было еще до выборов. Вы тогда могли себе представить, что спустя четыре с половиной месяца станете лауреатом столь авторитетной премии, что ваше имя будет среди девяти других имен людей, которые сейчас олицетворяют белорусскую оппозицию?

— Я думаю, что нет. Тогда мы вообще не думали о премиях, мы думали о том, каким образом победить на выборах, одержать победу над Александром Лукашенко. Мне кажется, мы все прикладывали максимум усилий для того, чтобы это сделать, и продолжаем эту борьбу сейчас.

Эта награда очень важна для белорусского народа, потому что в этом году он всему миру показал приверженность демократическим ценностям, он показал, что готов бороться за демократию, за свободу и за закон в своей стране. Поэтому, мне кажется, эта премия присуждена сегодня большому количеству людей, в том числе лидерам, которые взяли на себя ответственность в этом году. Это и наши коллеги Мария Колесникова, которая сейчас находится в заключении, и Вероника Цепкало, и другие.

— Мы видели, что происходило во время вручения премии. А что происходило за объективами камер, какая атмосфера там была?

— Атмосфера была очень дружественная. Наш визит в Брюссель длится уже третий день, сегодня окончательная церемония вручения. Мы провели много встреч с разными фракциями и политиками. И, конечно же, везде эти три дня в повестке была тема Беларуси, то, каким образом можно помочь, что можно сделать, каким образом поддержать. Поэтому, конечно же, евродепутаты и Европарламент на стороне белорусского народа и тех ценностей, за которые мы сегодня боремся.

— Одна из форм поддержки – это санкции, Евросоюз утвердил третий пакет санкций: 29 лиц и семь компаний. По вашим оценкам, это достаточно влиятельный рычаг на белорусскую власть?

— Очень сложно в той ситуации, в которой мы пребываем, искать другие рычаги, кроме санкций. Сегодня общество внутри страны продолжает оказывать давление, не признавать Александра Лукашенко легитимным президентом. Также осуществляется международное давление в виде санкций. И, конечно, мы должны понимать, что все эти инструменты давления должны привести к результату.

И поэтому, мне кажется, важно сейчас вернуть в повестку тему диалога, о которой мы говорим еще с августа месяца. И такой площадкой для диалога могла бы быть площадка миссии ОБСЕ с привлечением России и ЕС. Поскольку очевидно, что политический кризис в Беларуси углубляется, за ним следует экономический кризис. И нам, конечно, хотелось бы, чтобы наши коллеги, демократическое сообщество, люди, которые привержены этим ценностям и в Европе, и в России, поддерживали нас в своем праве выбирать себе власть самим.

— Ваш прогноз, когда и как в стране закончится политический кризис, протесты?

— Это зависит от многих факторов. И от того давления, которое оказывается, и от власти, насколько они реально понимают, что происходит. Пока, к сожалению, мы не видим сигналов, мне кажется, что только под давлением они смогут принять решение, чтобы сесть за стол переговоров или предпринять какие-то другие попытки найти этот диалог.

Важно в этих попытках увидеть, когда Александр Лукашенко прикрывается тем, что он хочет этого диалога, как круглый стул с Юрием Воскресенским либо Всебелорусское народное собрание, которое он тоже хочет преподнести как диалог. Это, на мой взгляд и взгляд общества, диалогом совсем не является, потому что не представляет позицию общества. В диалог должны быть вовлечены люди, которые это общество представляют.

Мы говорим об этом диалоге с августа, и мне кажется, это сегодня единственный инструмент, который может сработать для разрешения политического кризиса.

— Если сравнивать с августом, вы приблизились к диалогу с Лукашенко или отдалились?

— Никто не питал иллюзий, что Лукашенко лично сядет за стол переговоров и будет с кем-то из нас говорить. Но есть огромное количество людей вокруг него, есть другие площадки, на которых это может состояться. На самом деле, есть важное условие этого диалога – это, конечно же, полномочия людей, участвующих в диалоге, должны быть понятны и подтверждены. Должны быть подтверждены полномочия и понимание, каким образом будут имплементироваться результаты этих договоренностей. Мне кажется, сейчас важным шагом должно быть формирование повестки и процедуры проведения с помощью той же миссии ОБСЕ этого диалога. Это должен быть следующий шаг кроме разговора.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG