Ссылки

Новость часа

"Общество переросло правящий режим в Беларуси". Почему премию Сахарова дали белорусской оппозиции


Слева направо: Ольга Ковалькова, Татьяна Хомич, сестра Марии Колесниковой, Светлана Тихановская, Вероника Цепкало на церемонии награждения премии имени Андрея Сахарова "За свободу мысли" в Брюсселе, 16 декабря 2020 года

"В политическую гонку входят совершенно новые люди, которые не занимались политикой, они не из титульной оппозиции, не из среды НГО. И оказалось, что они успешно набирают очень высокий политический вес буквально моментально"

В Европарламенте 16 декабря лидерам демократической оппозиции Беларуси вручили премию имени Андрея Сахарова "За свободу мысли". Лауреатами в этом году стали экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская, ее соратницы Мария Колесникова и Вероника Цепкало, доверенное лицо Тихановской Ольга Ковалькова, представитель стачкома МТЗ Сергей Дылевский, нобелевский лауреат и писательница Светлана Алексиевич, блогер Сергей Тихановский, основатель телеграм-каналов Nexta и Nexta Live​ Степан Путило​, глава правозащитного центра "Весна" Алесь Беляцкий​ и политик Николай Статкевич, который баллотировался на пост президента в 2010 году.

Как Тихановская получала премию Сахарова и кому еще ее присуждали
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:53 0:00

На церемонии награждения не присутствовала Мария Колесникова. Накануне было опубликовано послание от Марии. В нем есть такие слова: "Эту премию я разделяю со всеми, кто находится в тюрьмах, кто пострадал за свою активную гражданскую позицию. Со всей командой штаба Виктора Бабарико, кто и сейчас день за днем совершает подвиг. И, конечно, я разделяю эту премию с Виктором Бабарико, человеком, который ценой своей свободы нас всех объединил, вдохновил и благодаря которому мы поверили, что мы можем все изменить. Так трогательно и так честно каждый день белорусы сражаются за то, что принадлежит им по праву рождения. Борьба со злом продолжается, белорусы еще не доказали, что добро всегда побеждает, но уже доказали, что добро есть".

Светлана Тихановская, выступая на церемонии награждения, заявила: "У меня только одно желание в этом году. Я хочу, чтобы каждый белорус, который сейчас находится в тюрьме или вынужден жить в изгнании, вернулся домой. Третья премия Сахарова знаменует новое начало для Беларуси".

"Мы восстали за нашу свободу". Речь Тихановской на вручении премии Сахарова белорусской оппозиции
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:11:56 0:00

Для Беларуси это третья премия Сахарова. В 2004 году награду получила Белорусская ассоциация журналистов, а в 2006-м –белорусский политический и общественный деятель, кандидат в президенты в 2006 году Александр Милинкевич.

"В политическую гонку входят совершенно новые люди"

Андрей Шуман, логик, социальный аналитик, в эфире Настоящего Времени пояснил, что значит эта премия для Беларуси, и оценил действия белорусской демократической оппозиции.

Аналитик Андрей Шуман – о премии Сахарова и действиях белорусской оппозиции
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:38 0:00

— Как бы вы оценили действия руководства оппозиции, которому сегодня вручили такую премию? Мы сейчас с Павлом Усовым говорили, чтобы Евросоюз не ограничивался только премиями. Как вам кажется?

— Случилось довольно важное событие, поскольку премия вручена не титульной оппозиции, а вручена людям, которые пришли в политику именно на выборах. И это изменило вообще весь политический ландшафт Беларуси.

В Беларуси титульная оппозиция была в какой-то степени дискредитирована и не имела общественной поддержки. И даже страны Запада в ней начали в какой-то степени разочаровываться, поэтому началось глубокое сотрудничество с режимом Лукашенко уже даже в обход фактам нарушения прав человека. И тут происходит совершенно неожиданное – в политическую гонку входят совершенно новые люди, которые не занимались политикой, они не из титульной оппозиции, не из среды НГО. И оказалось, что они успешно набирают очень высокий политический вес буквально моментально. Бесспорно, я говорю сейчас о тройке, которая и получила эту премию [Светлана Тихановская, Мария Колесникова, Вероника Цепкало]. И это, конечно, очень необычная ситуация.

Мы даже видим, как ведут себя эти три новых политика: Светлана Тихановская, Вероника Цепкало, Мария Колесникова, которая, к сожалению, сейчас находится в местах заключения, ее представляет сестра Татьяна Хомич. Все они на очень высоком уровне способны вести переговоры, владеют очень хорошо английским языком и производят впечатление достаточно неплохих чиновников высокого ранга, хотя эти люди пришли в политику буквально полгода назад. Это говорит о том, что общество, бесспорно, переросло режим, который сейчас правит в Беларуси, общество более квалифицировано, чем верхушка этого режима. И эта премия показывает признание того, что случилось – этот статус-кво, – что белорусское общество смогло включиться в политику, смогло набрать вес, отстроить горизонтальные связи. И эта троица, конечно же, выражает это все настроение белорусов, которые способны отстраиваться как гражданское общество.

— Вы сейчас говорите о Светлане Тихановской, Веронике Цепкало, Марии Колесниковой, которая действительно находится в местах заключения. Вот это "правительство в изгнании" каким-то образом способно что-то решить?

— Способно, конечно же. Дело в том, что помимо внутриполитической ситуации есть еще геополитическая ситуация и геополитический вес. К сожалению, Беларусь свой геополитический вес полностью утратила. Был отстроен определенный имидж, что Минск – это площадка переговоров и так далее. Это все уже совершенно потеряло свой вес. И в ситуации, когда политиков выдворили из страны, вокруг Светланы Тихановской собралась та же самая титульная оппозиция и помогает своими социальными связями отстраивать совершенно новое движение, пусть за рубежом, но оно имеет определенный вес и внутри Беларуси. Мы знаем, что за интервью и Светланы Тихановской, и за интервью Латушко, и Валерия Цепкало в Беларуси следят очень внимательно. Вот эти их публичные высказывания, бесспорно, имеют определенный вес внутри Беларуси.

Поэтому это выстраивание нового геополитического имиджа, что есть в Беларуси, бесспорно, какая-то среда солидарного гражданского общества с сильными горизонтальными связями, и их представляют сейчас люди за рубежом, – это даже хорошо, потому что в самой Беларуси это, к сожалению, невозможно по причинам политических репрессий. Мы знаем много примеров, когда политики достраивали свой вес политический в изгнании и потом уже возвращались в совершенно новую страну.

— Как себя при этом ведет власть? Если мы видели в начале этого протеста грубые задержания, очень жесткие действия властей, то сейчас репрессии продолжаются, но все-таки это не тот накал, который мы видели в начале протеста в августе. Можете ли вы оценить действия властей?

— Любой протест – это самоорганизованная система. Когда говорят о цветных революциях, которые управляются кукловодами, – это ерунда. Любой протест имеет форму автоволны, говоря языком термодинамики и физики. Любой протест имеет пик – и потом долгий спад. И сейчас можно сказать, что протесты имели пик где-то в сентябре-октябре, и сейчас идет спад. Спад будет долгий.

Вообще этот график хорошо выстраивается по числу задержаний на воскресных акциях. Эта амплитуда протеста заканчивается сейчас, но начнется новая амплитуда, новая вторая волна. И здесь многие аналитики, и я в том числе, считают, что вторая волна начнется где-то в феврале, и она, скорее всего, будет иметь большую амплитуду, чем сейчас.

Как реагирует власть? Она, к сожалению, не понимает, что если сейчас не решить вопросы внутренние, вопросы с протестными настроениями, то будет вторая волна, третья волна и так далее. Этого невозможно избежать – нужно решать проблемы с протестами. И вместо этих решений власть перешла к новой форме правления.

Раньше у нас был авторитаризм с сильной автократической властью Лукашенко и с элементами однопартийной системы, когда какие-то политические движения – "Белая Русь", БРСМ, – имели привилегированный статус в обществе, такой государственный статус государственного политического движения. Так вот сейчас от этого отказываются и переходят к вождизму. А вождизм может иметь эффективность только при высокой поддержке общества, поэтому так феерично смотреть, как вождизм пытаются реализовать при очень низкой поддержке в обществе.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG