Ссылки

Новость часа

"Доброе слово и пистолет". Социолог Гаазе объясняет, как связаны планы Путина изменить Конституцию и обещание новых пособий


Владимир Путин пообещал изменить Конституцию, провести для этого "всенародное голосование" (но не референдум) и уже подписал документ о создании рабочей группы, куда войдут писатель Прилепин, экс-космонавт Терешкова и сенатор Клишас.

Социолог Константин Гаазе в эфире Настоящего Времени рассуждал, как на идею Путина будут реагировать россияне и зачем президент в том же послании обещал новые социальные пособия:

Как связаны планы Путина изменить Конституцию и обещание новых социальных пособий. Объясняет социолог
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:52 0:00

"Взятка населению". Всеобщее голосование и социальные обещания

— Прозвучала сегодня такая точка зрения, что совершенно неважно все, что Путин сказал во время послания Федеральному собранию, все эти обещания наладить жизнь, потому что на самом деле никому нет дела до того, насколько эта жизнь хороша. С другой стороны, многие сказали наоборот: обратите внимание на социальную направленность обещаний Путина – кажется, власть чувствует, что люди очень сильно устали. Как вам кажется, в какую сторону было бы правильнее склоняться в своих размышлениях?

— Мне кажется, ни та, ни другая точка зрения не выдерживают критики. Единственный способ это объяснить – процитировать дона Корлеоне: "Доброе слово и пистолет". Был пистолет во второй части, в первой части было доброе слово.

Для того, чтобы обеспечить голосование (мы же не знаем, что это будет вообще такое – голосование по поводу поправок в Конституцию), нужно людям что-то дать. Ну да, нам известно, что раздача денег на "коротком шаге" – четыре-восемь кварталов – прямые денежные выплаты дополнительные могут в некотором смысле немножечко ускорить экономический рост. Создать ощущение накануне выборов в Государственную Думу 2021 года, что дела идут на поправку.

Это взятка населению, если совсем грубо говорить.

— Вы говорите, на протяжении нескольких кварталов. Таким образом, какие-то экстренные [события] – назовем это "референдумом", хотя это слово не звучало, – вряд ли ждут нас в ближайшем будущем. Людям нужно как-то успеть привыкнуть, что власть с ними хорошо обращается?

— Здесь есть закавыка, которая заключается в том, что в Российской Федерации есть законы какие-то. И по закону у нас все голосования должны быть в единый день голосования в сентябре. Я понимаю готовность ЦИКа устроить голосование в любой день – но вы тогда закон сначала поменяйте, отмените ЕДГ. Зачем было все выборы собирать в одну кучку, а теперь говорить о том, что, пожалуйста, можем через месяц, можем через два?

Вопрос, на каком шаге Кремль играет. Он играет на "коротком шаге" – то есть у них есть план на три-четыре этапа вперед, и венцом этого плана, например, становятся сдвоенные выборы президента и Государственной Думы в 2021 году. Или у них никакого плана нет, у них есть шаг первый, шаг второй – а дальше как пойдет.

— А вам как кажется?

— Если мы примеряем на себя логику зла и пытаемся понять, как было бы лучше для зла, то наверное, для зла сейчас было бы лучше играть "в короткую". То есть максимально темп политического времени ускорить. Потому что потом уже окон может не быть.

Летом, сами понимаете, могут вырасти цены на то, на сё, на пятое, на десятое: неприятный эффект от прямых раздач кэша заключается в том, что очень быстро, почти сразу инфляция разгоняется. Она бы и так начала разгоняться, потому что у нас есть вопросы электронной маркировки всех товаров, которая увеличит цену на все товары, — но это будет такой дополнительный стаканчик керосина в этот пожар.

"Будет ли 89%? Не думаю". Захотят ли россияне менять Конституцию

— Если они действительно решат сыграть "в быструю", как вы говорите и если мы допустим, что все это голосование будет условно каким-то честным, без ужасных фальсификаций, как вы думаете, как будут голосовать люди? Что сейчас происходит с общественным мнением?

— Во-первых, поймите, это не конституционная процедура. Слово "голосование" сразу выводит все происходящее за пределы Конституции. Они не стали в это играть в марте 2014 года и провели большой социологический опрос на 50 тысяч человек – который да, скорее всего, был репрезентативным. Но голосование – это не конституционная процедура. Есть голосование за органы власти, выборы так называемые, а есть референдум. Все остальное к Конституции не имеет никакого отношения.

Поэтому по большому счету, с точки зрения права, неважно, как люди будут голосовать. Важно, что сама процедура не является конституционной.

И второе. Как нам показал опыт выборов 2018 года, "в короткую", за два-три месяца, разогнать хайп народной любви, наверное, можно. У нас есть талантливые люди: талантливые продюсеры, талантливые политтехнологи – очень много вообще талантливых людей в стране, которые любят получать большие деньги от Кремля. Наверное, за три-четыре месяца можно такой хайп раздуть.

Будет ли 89%? По-честному: нет, не думаю. Поверьте, люди старшего поколения помнят, что когда брежневскую конституцию принимали, полгода или год собирали "мнения рабочих коллективов".

— А вы думаете, они помнят?

— Я думаю, они помнят. Это плохая ставка – на то, что люди все забыли.

Все-таки, понимаете, Конституция – она не в жизненном мире простого избирателя, она за пределами жизненного мира. Сегодня ее президент вернул в их жизненный мир. А с ней, значит, вернул и какие-то мысли по этому поводу. А почему мы исключаем, что у граждан России по поводу Конституции могут быть разные мысли – например, в том числе мысли о том, что она не такая плохая?

Вопросов-то намного больше чем ответов. Никакой дорожной карты нам сегодня не показали. Нам сказали, что президент Путин хочет на пенсию на пост председателя Государственного Совета. Ну слава богу, мы теперь знаем ответ на вопрос, собирается ли он уходить: кажется, собирается.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG