Ссылки

Новость часа

"Я бы хотела услышать, за чей счет". Наталья Зубаревич об обещаниях Путина в социальной сфере


В послании к парламенту России президент страны Владимир Путин пообещал выделить более триллиона рублей на решение демографических проблем и реализацию программ в социальной сфере. Одно из нововведений – выплаты пособий семьям с детьми до семи лет, второе – продление действия программы материнского капитала, есть и другие.

Что Путин предлагает поменять в структуре власти и чего он на самом деле хочет
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:07 0:00

Директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич ответила на вопросы Настоящего Времени о том, под силу ли бюджету России выполнить обещания Путина.

Кто заплатит за пособия многодетным и другие соцпроекты Путина. Объясняет Наталья Зубаревич
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:33 0:00

— [В речи Путина] прозвучали предложения конкретные, которые, видимо, можно попробовать посчитать. Самое простое, что мне было легко понять, – продление срока действия материнского капитала. То, что посложнее, – выплаты родителям в семьях, где люди получают меньше прожиточного минимума на человека. Мне хочется понять, о каких суммах идет речь. Может ли российское государство сейчас, в том виде, в котором оно получает и тратит деньги, выполнить эти обещания?

— Про материнский капитал – это все обязательства федерального бюджета. Он сейчас очень профицитный. Поэтому он сможет это выполнить.

Про поддержку малоимущих семей с детьми до семи лет я бы хотела услышать разъяснения, за чей счет. Из того, что слышала, я не поняла, кто будет оплачивать эти пособия семьям малоимущим с детьми до семи лет. Как только узнаю, готова буду обсудить. Если это за счет субъектов федерации – это плохая история. Потому что больше всего бедных семей с детьми в наименее развитых субъектах Российской Федерации: это Тыва, Дагестан, Ингушетия, Чечня. У них своих денег на это нет. Как поможет федеральный бюджет — вопрос. Я хотела бы услышать разъяснение.

— Бесплатное питание для школьников?

— Это не так дорого. Это региональные бюджеты потянут.

— Выплаты за счет налоговых льгот для малого и среднего бизнеса, которые федеральный бюджет может компенсировать региональным, если они будут активнее позволять на каникулы трехлетние уходить бизнесменам, как говорит Путин?

— Надо считать. Это вопрос к НАФИ, финансовому институту при Минфине. Там ребята грамотные, они могут посчитать. Но если честно, это тоже не очень большое обременение. Самое большое обременение – связанное с демографической политикой. Но тут федеральный бюджет, маткапитал. С поддержкой бедных семей. А по малому бизнесу, как вам сказать, не готова говорить до просчета. А просчитать грамотно могут люди, которые связаны с Минфином.

— Когда Путин говорит о том, что построено в два раза меньше мест в детских садах, чем было обещано россиянам, он имеет в виду, что на это не хватило денег? Или он имеет в виду, что что-то другое произошло с этими местами?

— Во-первых, сейчас в детородный возраст вошло очень маленькое поколение. У него спрос на детсады будет заведомо меньше. Во-вторых, уже немало построено за предыдущие 5-7 лет гонки по строительству детских садов.

Поэтому тут я скажу нехорошую вещь: иногда не надо торопиться. Иногда надо понимать, что какие-то формы менее капиталоемкие: [например], группы, не связанные с капитальными детскими садами, – помогают пережить периоды большой численности детского населения, а потом не рухнуть в условиях резкого снижения численности детей. Поэтому надо смотреть. Гонка за яслями — сейчас она ни о чем. Резко сократилось количество детей, рожденных в 2018 и 2019 году. Вам зачем ясли? Давайте поговорим.

— А давайте поговорим про подростков, совершеннолетних граждан Российской Федерации. Которые в региональные вузы собираются поступать и про которых Путин говорит, что надо поддерживать это все: увеличивать количество бесплатных мест в региональных вузах и создавать условия для того, чтобы они оставались в регионах работать. Это только вузами решается? И хорошая ли это идея, на ваш взгляд?

— Первое: то, что количество поступающих в высшие учебные заведения сокращается, – пардон, эта история началась еще в начале 2010-х, потому что в возраст 17-18 лет вступило маленькое поколение.

Второе: если мы понимаем, что нельзя стягивать [всех поступающих] в Москву и Питер, надо поддерживать бюджетные места в учебных заведениях в регионах – так их же резали, как мама ты моя! Ребята, вот с перегибами мы будем бороться в виде кампанейщины или все-таки будем по-взрослому понимать, что так резать нельзя?

— Когда сегодня Путин говорит о том, что нам нужно больше молодых врачей, что нужно 70-75% квотирования мест для молодых врачей в вузах – но ведь они же сами сокращают? Я не понимаю логику: зачем сокращать уже существующих врачей и при этом готовить как можно больше новых врачей? Или просто там, где сокращают, там они не нужны, а там, где их приготовят, они оттуда никуда не уедут и не денутся?

— "Рубили" прежде всего ФАПы, фельдшерско-акушерские пункты, там в основном фельдшеры, а не врачи. Райбольницы, которые низвели до уровня скорой помощи. А все остальное – в региональные центры.

Вот мы так порубили, оптимизировали здравоохранение, – бабушке скорее на погост, чем в райбольницу. Дошло, что это неправильно было. А теперь вопрос: сколько нам надо врачей, каких специальностей, как мы будем это планировать? И у меня тупо нет ответа. Я в этой их стохастической системе оптимизации не понимаю, к чему они придут.

— К чему они шли, вы понимаете? Задача была сэкономить деньги?

— Да, минимизация бюджетных расходов. Ну вы чего? Все просто. Но теперь стало понятно, что проблемы здравоохранения, может, за исключением Москвы, общестрановые. Нет возможности бесплатно получить внятную медицинскую помощь. Там куча проблем. Экономика здравоохранения – это очень сложная штука. Что ТФОМСы (территориальные фонды обязательного медицинского страхования) финансируют? Что бюджеты? Где высокотехнологичное [лечение], которое идет из федералов? Вот сесть бы и понять.

Были очень хорошие статьи по поводу того, что у нас сейчас одна из самых платных экономик здравоохранения, потому что мы людей заставляем платить за все. Дошли до тупика, пора разворачивать. А вот хотелось бы понять: как?

— Когда Владимир Владимирович Путин говорил о конституционной реформе, он среди прочего сказал: индексации пенсий запишем прямо в Конституции. Это сколько стоит и зачем?

— Во-первых, как вы помните, у нас несколько лет в эпоху дефицита федерального бюджета пенсии не индексировались. Это было так называемое временное решение. Если власть готова сама себя ограничить и сказать, что никаких временных решений быть не может, – это хорошая новость.

Также мы понимаем, что это никак не коснется работающих пенсионеров. Ребята, у вас зарплата, как-то крутитесь. Но любые формализованные правила, что власти запрещено в рамках не очень хорошего состояния федерального бюджета отыгрываться на пенсионерах, – это правильно.

— Может быть, я что-то забыл, на что вы обратили внимание?

— Первое: вы заметили, мультиков с ракетами не было? Ура.

— Про ракеты немножко сказали.

— Второе: социальная ориентация очевидная – еще раз ура. Власть как-то реагирует на растущую меру недовольства играми в Сирии и далее по списку и полным забвением интересов собственной страны. Поэтому я скажу так: как-то не очень, может быть, но то, что сделано, – то правильно. И это хорошие новости.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG