Ссылки

Новость часа

Как арестованная активистка "Открытой России" боролась за право увидеть умирающую дочь. Рассказывает правозащитник


Как арестованная активистка "Открытой России" боролась за право увидеть умирающую дочь
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:11:14 0:00

Правозащитник, представляющий интересы арестованной активистки "Открытой России" – о том, как она боролась за право увидеть умирающую дочь

Утром 31 января в реанимации в больнице в Ростовской области умерла 17-летняя Алина, дочь ростовской активистки "Открытой России" Анастасии Шевченко. Девушка с детства болела, имела 1-ю группу инвалидности и жила в пансионате под постоянным наблюдением врачей. Мать ездила к ней несколько раз в неделю: ухаживала и привозила лекарства.

Шевченко была задержана 21 января: ее отправили под домашний арест, заведя на нее уголовное дело по статье 284.1 УК РФ ("Деятельность нежелательной организации"), первое уголовное дело по этой статье в России. С этого момента по условиям домашнего ареста Анастасия больше не могла приезжать к Алине и ухаживать за ней.

Анастасия Шевченко
Анастасия Шевченко

Алексей Прянишников, координатор правозащиты движения "Открытки", которая работает по делу Шевченко, рассказал Настоящему Времени, что мать получила сообщение о тяжелом состоянии дочери 30 января, в тот самый момент, когда находилась у следователя и знакомилась с обвинениями, которые ей предъявили. После этого в течение нескольких часов Анастасия и ее адвокаты пытались добиться у следователя разрешения увидеть больного ребенка. Но поехать к дочери женщине разрешили лишь несколько часов спустя, в ночь на 31 января. А уже утром девушка скончалась.

Что происходило вечером 30 января и что могло стать причиной смерти Алины? Юрист по просьбе Настоящего Времени максимально подробно восстановил трагические события последних суток.

******

— Начать, наверное, надо с того, что меру пресечения Анастасии в виде домашнего ареста 23 января избирал Ленинский районный суд Ростова-на-Дону. Еще до заседания сторона защиты заявляла, что у Анастасии есть старшая дочь-инвалид 1-й группы, которая находится в пансионате для детей с особенностями развития и которой нужен особый уход. Адвокаты подчеркивали, что речь идет не об обычном пребывании ребенка в пансионате. Анастасия и ее младшие дети постоянно ездили к Алине и за ней ухаживали, ей постоянно требовалось передавать лекарства, памперсы и так далее.

Мне сложно сказать, как именно эти доводы защиты воспринял судья, а также как к ним отнесся следователь, ведущий дело Анастасии. Но и суд первой инстанции, и впоследствии Ростовский областной суд заявили, что преступление, в котором подозревается Шевченко, по формальным критериям является тяжким.

Анастасия Шевченко в суде в Ростове
Анастасия Шевченко в суде в Ростове

Защита подчеркивала, что никакой социальной опасности Шевченко не представляет. Но суды не обратили внимания ни на этот довод, ни на довод о наличии у Анастасии ребенка с тяжелым заболеванием. И ей назначили меру пресечения в виде домашнего ареста.

(29 января адвокат Шевченко Сергей Ковалевич на следующем заседании в Ростовском областном суде сообщил, что у Алины уже наблюдаются осложнения со здоровьем, которые могут быть смертельно опасны с учетом врожденной болезни девочки. Но суд все равно не разрешил активистке посещать дочь и оставил ее под домашним арестом – НВ).

— Что произошло в среду, 30 января?

— 30 января Анастасия была приглашена в Следственный комитет для предъявления обвинения. В ходе этой процедуры в районе 15:00 адвокаты Шевченко получили информацию от ее матери, что Алину, старшую дочь, госпитализировали в больницу в городе Зверево с обструктивным бронхитом и перевели в отделение реанимации.

С этого момента началась процедура согласования со следователем возможности для Анастасии поехать в Зверево и увидеть дочь.

Активистке "Открытой России" грозит до шести лет за участие в нежелательной организации
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:50 0:00

Зверево – это 100-150 км от Ростова. Около 19 часов вечера, то есть только спустя четыре часа, разрешение увидеть дочь было получено. Перед этим мы очень долго переписывались с больницей: секретарь главврача отказывалась соединять адвокатов и следователей с руководством больницы даже после звонка следователя. Она говорила: "Я вас не знаю, вы кто такие? Я вам ничем не обязана".

Адвокату Сергею Бадамшину удалось уговорить секретаря остаться после рабочего дня: подготовить документы о состоянии Алины и отправить эти документы следователю, потому что без них тот не смог бы получить разрешение для Анастасии поехать в больницу. Лишь к 20.00 все документы были получены, и Анастасия получила разрешение от следователя поехать в больницу вместе с человеком, которого ей согласовал следователь. И только к ночи они туда добрались.

Сам следователь понимал ситуацию и проявлял определенную активность. Но справка из больницы ему действительно была крайне необходима.

Утром Алина еще была жива. Но уже в районе 11 утра 31 января пришла информация, что она умерла.

— Арест ее матери мог стать причиной смерти дочери?

— Еще на прошлой неделе Алина плохо себя чувствовала. И ей надо было срочно передать лекарства. Если бы в жизни Анастасии все шло по плану, и 21 января на пороге ее квартиры не появилась бы следственная группа, она планировала на прошлой неделе отвезти в пансионат лекарства.

Но в результате она была задержана и на несколько дней выпала из обычного ритма жизни: три дня круглосуточно ушли на избрание меры пресечения и тому подобные судебные действия. И лекарства для Алины получилось передать сильно позже: нашлись знакомые, которые смогли их купить и отвезли в пансионат.

Я не берусь утверждать, что именно это было причиной ухудшения состояния Алины, но такие обстоятельства были.

— Есть ли в материалах дела Шевченко что-то, что оправдывало бы ее содержание под домашним арестом?

— В материалах дела сказано, что Анастасию обвиняют в двух административных нарушениях по статьям 2033 КОАП ("Участие в деятельности нежелательной организации"), а после двух нарушений этой статьи теоретически возникает возможность возбуждения уголовного дела.

Одно из постановлений о нарушениях говорит нам, что Анастасия презентовала в Ростове-на-Дону проект, связанный с обучением муниципальных депутатов, а по результатам презентации опубликовала соответствующий пост в фейсбуке. Второе нарушение: ей вменили участие в дебатах в Таганроге с членом "Открытой России" на тему "Нужны ли выборы мэров городов".

То есть ее преследуют и наказывают исключительно за участие в "Открытой России". Ведь в этих дебатах не было ничего, что было бы хоть как-то наказуемо, иначе единоросса тоже надо было наказывать.

*****

  • Закон о нежелательных организациях приняли в России в 2015 году. Под нежелательными понимаются международные и иностранные организации, "представляющие угрозу обороноспособности и безопасности государства, либо общественному порядку, либо здоровью населения". В 2017 году в закон о нежелательных организациях внесли дополнения, которые позволяют блокировать сайты таких организаций без судебного решения.
  • Сейчас в списке Минюста 15 организаций, признанных в России нежелательными. "Открытая Россия" обозначена в нем как британская организация Open Russia Civic Movement, Open Russia (Общественное сетевое движение "Открытая Россия"). В самой "Открытке" настаивают, что общего с этой организацией у российского движения только название, а в России движение не имеет юридического лица и является общественным объединением.
  • К административной ответственности активистов "Открытой России" привлекают за уличные акции, семинары и публикации в Сети. Уголовное дело может быть возбуждено после двух административных дел в год в отношении одного и того же человека.

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG