Ссылки

Новость часа

"Думал, получится разбудить людей". Шахтер "Беларуськалия" – о том, почему отказался выходить из шахты и перспективах забастовок в Беларуси


Олег Куделка. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Олег Куделка, шахтер "Беларуськалия", 21 сентября утром в знак протеста отказался выходить из шахты. Спустя три часа его нашли и вывели из рудника, после чего отправили на медицинское освидетельствование, а затем – на беседу в милицию.

Позже на предприятии милиция задержала более 20 человек, которые вышли поддержать шахтера. Их доставили в Солигорское РОВД.

Олег Куделка рассказал Настоящему Времени, чего хочет добиться своим протестом и какая сейчас обстановка на одном из главных предприятий Беларуси.

Шахтер "Беларуськалия" Олег Куделка – о личном протесте и перспективах забастовок в Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:06 0:00

— Насколько я понимаю, на сегодняшний протест вас вдохновил поступок Юрия Корзуна, который приковал себя в забое наручниками?

— Совершенно верно. Это следствие, хотелось еще раньше выразить свой протест. У нас первая забастовка началась 17 августа. Я с тех пор душой уже был с людьми, которые участвовали в забастовке, но, к сожалению, нас очень быстро подавили, и остались люди, которые перешли в стачку в стачном комитете. А я думал, что, может быть, мне получится разбудить людей на работе посредством общения. К сожалению, это оказалось очень сложно. Возможно, я не оратор. В итоге я решил последовать примеру Юрия Корзуна.

— И так же, как за Юрием, за вами в рудник спустилось начальство?

— Да, наше начальство рудничное опустилось ко мне в шахту, нашли меня, хотя я был не на рабочем месте – я ушел с рабочего места, чтобы не создавать помех рабочему процессу, чтобы не попасть под административный процесс, но тем не менее меня нашли – не удалось мне сильно спрятаться.

— Насколько корректно вас выводили? Применялась ли сила?

— Я не скажу, что грубо, но меня убедили. Я поддался их убеждениям.

— Вы сказали, что раньше тоже пытались привлечь внимание своих коллег к проблемам. Словами переубедить их оказалось непросто. Почему? По каким-то материальным причинам? Почему не состоялась полноценная забастовка?

— Это в том числе, я считаю. По сравнению с остальной Беларусью – я не считаю IT-сферу или тех же чиновников, которые всегда неплохо получали, – мы неплохо зарабатываем. Хотя я не в забойной группе, я тоже отношусь к ИТРам (инженерно-технические работники – НВ), у меня заработок, может, немного ниже, но, как говорится, грех жаловаться, особенно по сравнению с другими регионами. Поэтому люди, наверное, держатся. Они не понимают, что по-прежнему уже не будет.

Когда подавили первоначальный протест, они, можно сказать, согласились: ну да, мы, наверное, погорячились, может, все еще вернется на круги своя. Но по-прежнему уже не будет. Люди пока не хотят этого понять.

Я попытался донести как мог: я написал открытое письмо гендиректору и работникам. Несколько проблем всего лишь вскрыл, хотя их намного больше, но это больше было направлено именно на то, чтобы подействовать на наших работников, потому что наше предприятие все-таки – наше, Мозырь, Новополоцк – это три составляющих экономики и нашего бюджета. Если мы встанем, то, наверное, режиму останется недолго.

— Расскажите, как в принципе сейчас работает предприятие? В полную ли мощность? Удалось ли чего-то добиться во время забастовки?

— Дело в том, что у нас шесть рудников в объединении. Полноценно работали в полную силу мой четвертый и третий комбинаты, а остальные рудники план полностью не выполнили, и ИТРов лишили премии за невыполнение плана. Четвертый наш рудник – у него фабрика уникальная, их удобрения идут на продажу в Индию. И если бы, допустим, мы сорвали контракты с Индией – достаточно было бы того, что встала хотя бы наша площадка. Но пока у нас не получилось.

— Как вы думаете, если бы забастовка удалась, как быстро власти пришлось бы выполнить требования?

— Я бы сказал, что нужно останавливать объединение. Мне сложно судить, я не экономист, за сколько это произойдет, как это повлияет и за какое время обрушится наша экономика без поступлений "Белкалия". Я считаю, что нужна поддержка "Нафтана" – это тоже очень мощный поток денег режиму.

— Расскажите, какая обстановка в самом городе? Выходит ли он по воскресеньям так, как выходят в других регионах?

— К сожалению, очень мало желающих выходить. Очень много равнодушных. Я пытался пробить эту стену, донести до людей что-то этим своим протестом. Люди пока не почувствовали изменений, как в других городах. Они считают, что им есть что терять. Они не понимают, что к ним в карман уже на данный момент залезли. Если вы так переживаете за свой доход, вы должны понять, что к вам уже в карман залезли, пора уже задуматься, но люди пока не хотят думать.

— Что дальше будет с вами? Возможны ли какие-то последствия?

— Возможно, будут. Повестки я не видел. Меня дважды освидетельствовали на предмет употребления алкоголя, хотя понятно, что это глупо. Я отработал пять ночных смен, остался пятый по счету после ночной смены. Алкоголь употреблять просто некогда было. Сейчас меня направляют на медицинскую перекомиссию. Хотя я проходил медицинскую комиссию менее полугода назад – у нас она проводится раз в год. Причем отправляли нас в самый разгар волны ковида проходить ее – такой нюанс. У меня все со здоровьем было в порядке. Я так понимаю, что, возможно, с помощью этого попытаются на меня надавить.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG