Ссылки

Новость часа

"Режим перешел в состояние глухой обороны". Дмитрий Гудков – об инициативе ужесточить правила митингов и пикетов


В России хотят ужесточить правила одиночных пикетов. Два законопроекта внес депутат от "Единой России" Дмитрий Вяткин, известный как соавтор закона "о неуважении к власти". Вяткин предлагает запретить акции возле зданий оперативных служб – к ним относятся МВД и ФСБ, а также признать очередь на одиночный пикет массовым мероприятием, то есть требующим согласования. Второй законопроект депутата запрещает организаторам митингов получать финансирование от иностранных организаций и недавно зарегистрированных юрлиц. Анонимные пожертвования тоже могут попасть под запрет.

Об этой инициативе мы поговорили с политиком Дмитрием Гудковым.

Дмитрий Гудков – об инициативе ужесточить правила митингов и пикетов
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:52 0:00

— На что похожа эта вся инициатива?

— Осеннее обострение нашей Государственной Думы. Бешеный принтер разбушевался, и вот он грозит всем гражданам, вводит новые репрессии. Видимо, сильно испугавшись ситуации в Беларуси.

— Какова вероятность того, что все эти законы все-таки будут приняты, или пока это просто проверка общественного мнения, возбудятся россияне или нет?

— Тренд, мне кажется, очевиден, рано или поздно все это будет, конечно же, принято. Другое дело: ну хорошо, вы нам запретите дышать, вы нам запретите есть, вы нам все запретите – и что? Неужели гражданское общество это все стерпит? Конечно, не стерпит. Потому что если серьезно задуматься, то что они запрещают? Одиночные пикеты? Они запрещают публиковать какую-то там информацию? Они запрещают все то, что не представляет угрозы режиму на самом деле. А когда возникнет по-настоящему массовый протест, там никакие законы не сработают.

В Хабаровске никто никакие уведомления не подавал. Когда Немцова убили, я помню, что за один час был согласован марш на 50 тысяч человек. При этом по закону необходимо за десять дней до мероприятия подавать заявку. Все эти законы не будут работать, когда по-настоящему люди выйдут на улицы.

— Это все получилось в таком виде, в каком депутат Вяткин предлагает, потому что людям из ФСБ не понравилось, что у них под окнами стоят с пикетами и плакатами? И то же самое случилось на Петровке, 38, где [находится] главк московского МВД. Или боятся какого-то белорусского сценария всерьез?

— Совершенно очевидно, что они боятся любого протеста. И они к этому готовятся. Режим наш авторитарный перешел в состояние глухой обороны. Он уже ничего не слышит, ничего не видит, он себя загнал в угол, он себя сам пугает. И, испугавшись, начинает как-то там сопротивляться общественным процессам. Очевидно, что растет запрос на перемены, на новых лидеров, новых политиков. Антирейтинг "Единой России" очень высокий, да и Путин с каждым годом теряет популярность, процесс уже необратим. Они это прекрасно понимают, поэтому готовятся удерживать власть на штыках. Собственно говоря, то, что делает Лукашенко в Беларуси. Конечно, ничем хорошим это не закончится.

Я написал у себя в фейсбуке, сделал даже ролик для ютуба, я там говорю о том, что почему-то все эти силовики, чиновники, депутаты уверены, что репрессии они принимают против нас, против граждан. Как будто их это не коснется. Просто надо учить хорошо историю, потому что все это потом бумерангом вернется и будет бить по всем, невзирая на должности, чины, звания. Даже случай с Михаилом Менем, очень известный политик.

— Последний из медведевского призыва во власти возле Путина.

— И вдруг он неожиданно узнает, что по запросу генпрокурора Совет Федерации разрешил его арестовать. Мне кажется, это должно стать сигналом для очень многих людей, которые занимаются репрессиями, что завтра под каток репрессий попадут они сами. Пусть изучают 30-е годы Советского Союза, там все очевидно, кто был расстрелян, кто был репрессирован. Можно еще почитать Слезкина "Дом правительства".

— Вы говорите про 1937 год, сравниваете с этим временем?

— Потому что этот режим, во-первых, параноидальный. Он явно страдает паранойей. Во-вторых, бюджет сокращается, конкуренция за деньги между разными кланами и группами возрастает. Вы думаете, Меня сняли за коррупцию, якобы совершенную пять лет назад? Совершенно очевидно, что просто Михаил Мень, видимо, нарушил чьи-то интересы, влез и что-то там в Счетной палате нааудировал, что с ним решили таким образом расправиться. Это же борьба бульдогов под ковром.

— Что касается обычных людей, которые выходили на одиночные пикеты до недавнего времени, – их это касается непосредственным образом. Казалось бы, людям, если им нечего терять, у них будут огромные штрафы за нарушение этих правил, если после внесения закон примет Дума. Нечего людям терять, у них такие штрафы, что все равно их не выплатить никогда в жизни, и они все равно будут ходить на эти акции, даже если это люди, которые, в общем, не маргиналы. Но ведь государство может отбирать квартиры, отбирать детей. На самом деле, никаких акций больше не будет.

— Отбирать квартиры и детей государство не может, все-таки у нас пока еще все эти права прописаны в Конституции.

— А как же это бывает с людьми, которые не платят штрафы, к ним приходят судебные приставы?

— Есть все равно такой путь, как Европейский суд по правам человека, где эти права собственности защищены. Тем более если это последняя собственность. Не хочу уходить в детали, это единичные случаи, о которых вы сейчас сказали.

На самом деле, все эти законы преподают сейчас нашему обществу урок. Что не нужно выходить на какие-то вялые акции, не нужно выходить на одиночные пикеты. А нужно один раз всем хорошо подготовиться и выйти так, чтобы все они испугались и расступились, как это было и в Хабаровске, и во времена Болотной, как это происходит в Беларуси. Там закон еще более жесткий, наказания еще более жесткие. И это никак не останавливает людей, они будут все равно выходить.

Проблема нашей власти в том, что она во всех видит врагов, и вместо того чтобы идти на компромисс, вместо того чтобы все эти протесты, дискуссии, противоречия пустить в правовое политическое поле, чтобы люди шли на выборы, чтобы дискуссия была в парламенте, они крышкой накрыли котел и подбрасывают дровишек каждый раз. Рано или поздно рванет. И очень сильно рванет. И они в какой-то момент увидят, что никакие законы не работают. Потому что есть законы физики, их никто не отменял. Если вы не даете выпускать пар, а при этом вы постоянно разжигаете, нагреваете котел, то он взрывается просто.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG