Ссылки

Новость часа

"Явка сто процентов". Журналист Михаил Зеленский – о том, как московская полиция голосует на работе


Российский Центризбирком утверждает, что за первые три дня голосования по поправкам к Конституции успели проголосовать больше 37% избирателей. Некоторые наблюдатели жалуются на многочисленные нарушения. Избирательные участки во многих регионах собраны из подручных средств, на некоторых параллельно проходит агитация.

О том, как проходит голосование, мы поговорили с журналистом, членом участковой комиссии по московскому району Выхино-Жулебино Михаилом Зеленским.

Журналист Михаил Зеленский – о ходе голосования по поправкам к Конституции
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:13 0:00

– Я насколько понимаю, у вас есть право решающего голоса?

– Да, я постоянно работаю в комиссии. Вот с 2018 года – очередные полномочия до 2023 года.

– Как проходит голосование на вашем участке?

– У нас все довольно свободно, нет каких-то эксцессов, как большое количество надомного голосования, как бывает у других. Единственное исключение – это то, что на нашем участке, так получилось, территориально находится Управление внутренних дел по Юго-Восточному округу Москвы, и как раз там проходило выездное голосование на предприятии, которое проводили мы.

– Расскажите, что это такое?

– Это новшество этого голосования. В Москве в принципе не было голосований на предприятиях уже много лет. В этот раз они его вновь разрешили. То есть сотрудники какого-то предприятия, которое находится на территории конкретного участка, прикрепляются к этому участку и после этого все оформляют заявление о голосовании как бы на дому, но указывают не адрес дома, потому что они же не живут на нашем участке – у них там работа, они указывают место работы. И по договоренности с территориальной комиссией – с районной комиссией – участковая комиссия, то есть мы, выезжает на это предприятие, в данном случае, например, Управление внутренних дел. Там нам выделяют помещение, где мы все организуем на необходимой безопасной дистанции.

– А какая была явка в полицейском участке?

– Я думаю, что 100%. Может быть, один или два человека не успели прийти или ошиблись в оформлении заявлений. То есть одновременно подали заявление на дистанционное голосование, поэтому не смогли проголосовать у себя на работе.

– Тайна выбора при этом существует, когда полицейские голосуют у себя на работе?

– Безусловно. У нас так устроено, что один сотрудник комиссии – это был я – организует выдачу бюллетеней, контролирует так называемый список по заявлениям. Другой сотрудник комиссии находится постоянно рядом с переносным ящиком для голосования и следит за тем, чтобы ничего туда не вбросили, ничего не испортили и, разумеется, чтобы никто никуда не подглядывал. Сотрудники полиции подходили, получали бюллетень, потом отходили к специальному месту для тайного голосования – это был отдельный стол на расстоянии от остальных – и опускали бюллетень так, чтобы никто не мог увидеть.

– То есть не фотографировали, никак не отчитывались?

– Нет, ничего такого не было. Единственное, что специальный человек – тоже сотрудница полиции – записывала всех пришедших и подгоняла, что "давайте уже входите, отдел по контролю [за оборотом] наркотиков".

– Мне интересна процедура выездного голосования. Если кто-то из этих людей захочет проголосовать еще и по месту жительства? Система позволит ему это сделать?

– Нет. Эта система называется "Мобильный избиратель" – система прикрепления к участку. Она пришла на смену открепительным удостоверениям. Открепительные позволяли голосовать где угодно на территории страны со специальным талончиком. А сейчас конкретно можно открепиться от своего участка, но сразу же прикрепиться к единственному участку на всей территории России.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG