Ссылки

Новость часа

"Символически признал Байдена равным себе". Кирилл Мартынов – о позитивных оценках Путиным американского президента


На следующий день после саммита в Женеве Владимира Путина сегодня еще раз спросили о его впечатлениях от общения с Джо Байденом. И он снова ответил, что президент США произвел на него сильное положительное впечатление, и даже сделал выпад в адрес российских государственных медиа, которые регулярно высмеивают Байдена за его возраст или забывчивость.

Эти слова российского президента, а также его выступление 16 июня на пресс-конференции в Женеве в эфире Настоящего Времени проанализировал редактор отдела политики издания "Новая газета" Кирилл Мартынов.

Кирилл Мартынов – о позитивных оценках Путиным президента США
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:45 0:00

– Как тактично и уважительно Путин высказывается о Байдене. Это вас удивляет? Он ведь регулярно позволяет себе подчеркивать некое превосходство над другими мировыми лидерами, а в этот раз нет.

– В этот раз, мне кажется, не тот случай. Я подмечаю, что Владимир Путин склонен других лидеров измерять по себе: он начинает говорить о себе, он в его собственных глазах, видимо, эталонный лидер, и когда он говорит, например, что Байден время от времени смотрит в свои записи и так делаем все мы, он, конечно, имеет в виду не человечество, мне кажется, не людей, которые подглядывают в свои записи, когда у них важный разговор, а именно политиков – главных, основных политиков в мире, мировых лидеров. Мне кажется, что этот спич направлен на то, что Путин как бы символически признал Байдена равным себе. То есть он снизошел в некотором смысле слова до такого признания.

– А "по себе" – вы имеете в виду, что, условно, один Байден равен одному Путину, а один Зеленский равен четверти Путина?

– Да, совершенно верно. Понятно, что европейские лидеры за исключением Меркель – это просто совершенно какие-то такие "недопутины".

– В его голове, подчеркиваю.

– Конечно. А вот Байден – это такой полноразмерный мировой лидер, с которым есть о чем поговорить содержательно, он профессионал и ничего не упускает.

Комичность, помимо самого этого мерила, эталона, который у Владимира Владимировича, возможно, есть, заключается в том, что он действительно пожурил российские средства массовой информации, очевидно государственные, которые из Байдена рисовали недалекого пожилого человека, над которым как-то эйджистски нужно потешаться. Тут я могу только посочувствовать российскому президенту, потому что получается, что его ожидания от мирового лидера вновь избранного были связаны с какими-то российскими госмедиа, то есть фактически с той самой пропагандой, которая специально существует за деньги российских налогоплательщиков для того, чтобы людей обманывать. Получается, Путин признался, что он частично обманывался: у него вот такие были ожидания, а Байден оказался другим.

– Кирилл, а какой главный итог вчерашних переговоров все-таки вы подводите?

– Я вижу два итога: один достаточно локальный, но очень важный для тех людей, которых он затрагивает непосредственно. Все-таки, по всей видимости, будет возобновлена какая-то работа посольств, возможно, даже полноценная работа посольств. И если это случится, то будет продолжена консульская работа.

Это означает, что сотни и тысячи российских граждан смогут выехать в США, потому что там находятся члены их семей, или потому что у них там запланирована медицинская операция, или потому что они хотят там учиться. А Россия, как сейчас видно, все-таки очень сильно связанная с США. У нас есть, я думаю, десятки тысяч семей как минимум, которые имеют какие-то конкретные жизненные интересы в Соединенных Штатах Америки. Все-таки мы 30 лет жили в открытой стране, и вот так закрыть ее в один момент, очевидно, не получается. Поэтому если хотя бы этот вопрос будет решен, то для конкретных людей и семей это будет очень ярким итогом этой встречи.

– Это первый. А второй?

– Мне кажется, что Байден пришел на эту встречу не просто как избранный президент США, действующий президент США, а как человек, который владеет неким мандатом со стороны стран Запада. Перед этим была серия консультаций, заявления НАТО, в частности. И той ситуации, когда Европа была сама за себя, а США были сами за себя при администрации Трампа, положен конец.

Мне кажется, когда Байден выходит вот на такие переговоры с Путиным, он в некотором смысле слова возобновляет ситуацию холодной войны, действуя не только от своего национального правительства, но еще и являясь таким уполномоченным представителем условного коллективного Запада.

Я сейчас поясню, что я имею в виду. Когда я про холодную войну говорю, я очень амбивалентно предлагаю использовать этот термин в том плане, что, во-первых, очевидно всем, что холодная война гораздо лучше, чем обычная "горячая" война. А во-вторых, все-таки холодная война в течение большей части нашей истории второй половины XX века – это система, когда между США и Россией была определенная система договоренностей, прямые каналы связи, какой-то диалог, взаимные визиты, авиасообщение и так далее. То есть была некая система правил, которую обе страны не нарушали.

Мне кажется, Байден Путину предложил некую систему правил, которую Путину теперь не будет рекомендовано нарушать, [не будет] двигаться дальше и делать какие-то резкие шаги на внешнеполитической арене, как это было в последние 7 лет.

– Интересная мысль. Кирилл, еще хочу с вами обсудить вот что: там во время пресс-конференции Путин заявил, что ФБК давал инструкции как готовить "коктейли Молотова". Абсолютно новая информация, ничего подобного ранее власти не предъявляли фонду Навального. Многие даже вообще подумали, что это он оговорился и не ФБК имел в виду, а что-то перепутал. Но сегодня его пресс-секретарь Песков сказал: "Путин не ошибся". Его попросили дать больше информации, он отказался. Что это было? Стоит ждать новое уголовное дело уже о подготовке к силовому сценарию захвата власти?

– Мне кажется, нам был предъявлен фрагмент того мира, в котором сам Владимир Путин живет, в котором он единственный гарант стабильности, по периметру находятся иностранные агенты, внутри страны находятся вот эти подрывники, люди, которые изготовляют "коктейли". Мне кажется, удачно в интернете шутят, что коктейли действительно оппозиция готовит, но, как правило, это "Апероль Шприц", например, или "Маргарита", и дальше эти меры по приготовлению коктейлей никогда не заходили.

Я думаю, что Владимиру Путину в папку кто-то мог положить какую-то историю о том, как какие-нибудь школьники-подростки готовили "коктейли Молотова", почему нет, ФСБ их пресекла, и в итоге все это смешалось в общую историю преследования российской оппозиции чисто механически.

– А вот тут важно понять ваше мнение, по крайней мере: он сам себе создает вот этот мир, как вы сказали, живет в этом выдуманном мире? Или все-таки это сознательно ему кто-то подкладывает это в той самой папке, которую вы упомянули, чтобы создать этот мир?

– Конечно, все окружение Путина пытается им манипулировать, это очевидно. Там простая прагматика: вы должны дать президенту ту информацию, которая поможет вашей карьере. Поэтому поскольку на него ключевое влияние имеют, по всей видимости, силовики, спецслужбы, то вот они рассказывают про ту картину мира, которая объясняет, почему спецслужбам надо дать еще больше и еще больше денег, полномочий и закрыть окончательно глаза на все их безобразия, что сейчас в России и происходят.

Но знаете, здесь можно такой мысленный эксперимент предложить. Вот представьте себе, вы 20 лет находитесь на месте Путина и потом оглядываетесь по сторонам и как бы пытаетесь реконструировать свою картину мира. Мне кажется, она совершенно искорежена, он не очень похож на какого-то любого обычного человека. То есть он, видимо, считает, что он незаменим, что у него есть некая великая историческая миссия, и вся его реальность ему это подтверждает. И любые факты укладываются в эту логику. Вообще страшно быть на месте Путина.

– Кирилл, еще коротко хочу у вас все-таки уточнить: когда в ответ на вопрос журналистов о возможной смерти Навального в тюрьме Байден говорит, что в этом случае Россию ждут разрушительные последствия. Что в этот момент слышит Путин – реальную угрозу или просто яркую фразу для публики?

– Я боюсь, к сожалению, что Путин мог услышать Байдена не только в этой фразе, а вообще в контексте этих переговоров, что какие-то дальнейшие резкие шаги на международной арене все-таки абсолютное табу, но при этом США гарантирует невмешательство в российские внутренние дела. И ужасно об этом говорить, вопрос про смерть Навального в тюрьме – это, может быть, too much, что называется, это, может быть, шаг слишком далеко. Но совершенно точно, США не будет каким-то образом действенно препятствовать преследованию российской оппозиции, потому что как до переговоров с Байденом это преследование происходило, так и сегодня: мы эти новости опять слышим уже из Петербурга, в частности, по задержанию депутата Резника. И судя по всему, это такие развязанные руки во внутренней политике при договоренности о том, что вы не заходите за какую-то красную черту и мы вас не трогаем.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG