Ссылки

Новость часа

Обвиняемых по "кокаиновому делу" в Аргентине требуют приговорить к 13 и 16 годам тюрьмы


Обвиняемые Александр Чикало (слева) и Иван Близнюк участвуют в процессе в суде Буэнос-Айреса по видеосвязи из тюрьмы Маркос-Пас

За два дня до католического Рождества аргентинский прокурор Авель Кордоба запросил тюремные сроки для обвиняемых по делу о 12 чемоданах кокаина, обнаруженных в декабре 2016 года в школе при российском посольстве в Буэнос-Айресе. 16 лет тюрьмы для бывшего полицейского Ивана Близнюка и 13 лет для его друга, корабельного механика Александра Чикало. Оба – выходцы из России, больше двадцати лет живущие в Аргентине. Близнюка и Чикало арестовали в начале 2018 года, с тех пор они находятся в тюрьме Маркос-Пас под Буэнос-Айресом. Суд начался в феврале 2021 года и из-за пандемии коронавируса идет по видеосвязи.

По версии обвинения, Близнюк и Чикало были членами международной преступной группировки. Кроме них, в нее входили предполагаемый главарь Андрей Ковальчук, бывший посольский завхоз Али Абянов, предприниматели Владимир Калмыков и Иштимир Худжамов. И ни одного дипломата. Андрей Ковальчук, о биографии которого почти ничего не известно, летал в Аргентину десять раз, был знаком с послом Виктором Коронелли, часто бывал в диппредставительстве, поддерживал приятельские отношения с завхозом и ответственными за безопасность первыми секретарями: сначала с Николаем Шелеповым, а позже с его преемником Олегом Воробьевым. Свидетели и другие обвиняемые считали Андрея Ковальчука "большим человеком из МИДа", сотрудником ФСБ, СВР, ГРУ и Gazprom International.

Следствие утверждает, что шестеро обвиняемых купили 389 кг кокаина, хранили его в подсобке посольской школы в Буэнос-Айресе и пытались вывезти в Европу под видом дипломатического груза. По словам прокурора Кордобы, который ссылался на данные Управления ООН по наркотикам и преступности, в 2016 году в Буэнос-Айресе такая партия могла стоить порядка $3 млн, а в Москве – уже $39 млн. Фигурантов дела задержали в рамках российско-аргентинской операции "контрольная поставка" и посадили под арест.

Тех четверых, кого судили в Дорогомиловском суде Москвы, присяжные 13 декабря признали виновными, но заслуживающими снисхождения. Государственный обвинитель запросил для Ковальчука 19 лет колонии строгого режима, 18 лет – Абянову, 17 лет – Калмыкову и 15 лет – Худжамову. Приговор в Москве судья вынесет 10 января 2022 года.

Чемоданы "большого человека"

Ни российское, ни аргентинское следствие не смогло установить, каким образом 389 килограммов колумбийского кокаина (Аргентина с Колумбией не граничит) попали в Буэнос-Айрес. Бывший посольский завхоз Али Абянов рассказал в Дорогомиловском суде, что в 2015 году принял на хранение два чемодана Андрея Ковальчука, а в июле 2016-го (за несколько недель до окончания своей аргентинской командировки) – еще десять. Именно завхоз попросил посольского рабочего завернуть чемоданы в оберточную крафт-бумагу и перевязать веревкой, как это делают при упаковке дипломатического груза, и оставил их в школьной подсобке под лестницей. По версии Ковальчука, в чемоданах был не кокаин, а один из самых дорогих сортов кофе – Kopi Luwak. Его, пользуясь связями в российских посольствах и религиозных миссиях, Ковальчук контрабандой рассчитывал переправить в Европу на самолете российского министерства обороны и перепродать за полмиллиона евро неким бельгийцам. Бывший завхоз Абянов утверждает, что тогдашний посол Виктор Коронелли знал об оставленном на хранении багаже Ковальчука.

По версии следствия, ситуация выглядела иначе. 25 ноября 2016 года новый завхоз Игорь Рогов и отвечавший за безопасность всех зданий и сотрудников российской дипмиссии в Аргентине первый секретарь Олег Воробьев обнаружили 12 чемоданов в школьной подсобке фактически случайно. Воробьев открыл один из них, увидел брикеты с порошком, попробовал содержимое на язык и сообщил о находке в Москву, откуда прибыли 14 сотрудников ФСБ со специальным оборудованием. В середине декабря 2016-го посол Виктор Коронелли сообщил о наркотике в аргентинское министерство безопасности и попросил о сотрудничестве. Олег Воробьев подготовил список предполагаемых подозреваемых, где, кроме экс-завхоза Али Абянова и Андрея Ковальчука, значился аргентинский полицейский Иван Близнюк.

Иван Близнюк и его знакомые

Иван Близнюк эмигрировал из России в Аргентину, будучи подростком, с матерью и отчимом в 1999 году. Первое время в Буэнос-Айресе брался за любую работу: на автомойке, в ресторане фастфуда, в торговом центре и на шоколадной фабрике. Позже пошел служить в Береговую охрану Аргентины, отучился на переводчика и в 2013 году перешел работать в "Высший институт общественной безопасности" (ISSP). Это учебное заведение выпускает полицейских и пожарных. Близнюк свободно владеет русским и испанским, говорит по-английски. Начальство института интересовалось курсами повышения квалификации за границей, поэтому Близнюка назначили офицером по связям с посольствами Индии, Бразилии, Франции, Мексики и России. В Московском университете МВД РФ им. В.Я. Кикотя, например, есть целый факультет подготовки иностранных специалистов, где, по информации с официального сайта вуза, учились студенты из трех десятков стран мира.

Аргентинские кадеты из "Высшего института общественной безопасности" ездили в Россию несколько раз. Дважды – в сопровождении Ивана Близнюка: в мае 2016-го и июне 2017-го. Он отвечал за координацию и перевод. В Москве иностранцы прошли курс "Выработка навыков патрульно-постовой службы". По версии обвинения, подсудимый мог использовать эти иностранные командировки в преступных целях и чуть ли не сам решал, каких кадетов и когда именно отправлять в Россию. Прокурор Авель Кордоба цитировал перехваченные текстовые сообщения, в которых Близнюк предлагал своим знакомым в полиции записать их на российские курсы. По словам обвинителя, поездки, а также коньяк, сигары и шоколад, которыми снабжал Близнюка Ковальчук, использовались преступниками для налаживания связей и фактически для подкупа сотрудников полиции.

Прокурорская версия расходится со словами нескольких свидетелей. Например, непосредственного начальника Близнюка в "Высшем институте общественной безопасности" Эдуардо Оруэты. В суде он заявил, что МВД России через посольство предлагало аргентинцам разные курсы повышения квалификации. Москва оплачивала учебу, питание и проживание. Буэнос-Айрес – проезд. Списки кадетов и бюджет проходили тройной контроль. Их утверждал сам Оруэта, директор института и Главное управление городской полиции Буэнос-Айреса. На бюрократию уходили месяцы. Повлиять на этот процесс Иван Близнюк не мог. Кадеты летали в Россию обычными коммерческими рейсами и проходили досмотры, как и все пассажиры.

С Андреем Ковальчуком Ивана Близнюка в 2013 году познакомил тогдашний первый секретарь российского посольства Николай Шелепов. Дипломат представил Ковальчука предпринимателем с большими связями в МИДе, который планирует заняться в Аргентине бизнесом. Через русскоязычную диаспору не говоривший на испанском Ковальчук якобы собирался наладить контакты с местными предпринимателями. Близнюк, в свою очередь, познакомил Андрея Ковальчука со своим другом Александром Чикало. Ковальчук интересовался экспортом аргентинской говядины, импортом гречки, шоколада, коньяка, возможной покупкой в Буэнос-Айресе здания под офис Gazpom International и обещал выгодное сотрудничество. Будущие обвиняемые много раз общались с Ковальчуком по телефону и встречались с ним лично в Буэнос-Айресе, однако все бизнес-проекты остались на словах и никогда не были реализованы.

Известно, что Андрей Ковальчук продал Александру Чикало два подержанных чемодана и передал несколько других на хранение. Еще один чемодан оставил Близнюку первый секретарь посольства Николай Шелепов и просил передать Ковальчуку. По словам обвиняемых, все чемоданы были пустыми, некоторые до сих пор находятся у них дома.

Прокурор Авель Кордоба выступает в суде Буэнос-Айреса по видеосвязи
Прокурор Авель Кордоба выступает в суде Буэнос-Айреса по видеосвязи

Прокурор Кордоба, в свою очередь, утверждает, что именно в эти чемоданы подсудимые загрузили наркотик. Исследовавшие вещественные доказательства эксперты не обнаружили ни отпечатков пальцев, ни образцов ДНК ни одного из обвиняемых по этому делу.

В своей заключительной речи прокурор Авель Кордоба много говорил о личных связях Близнюка как в городской полиции, так и в полиции аэропортов, обратив особое внимание на тот факт, что до 2013 года Близнюк служил в отделе по борьбе с оборотом наркотиков Береговой охраны Аргентины. Якобы с помощью личных знакомств бывший полицейский мог провезти наркотик, минуя таможенный и полицейский контроли. В качестве доказательства государственный обвинитель представил перехваченную переписку подсудимого с неким Алехандро Ицковичем, которая велась в декабре 2017 года. Близнюк просил знакомого, работавшего в аэропорту, встретить его пожилых свекров и помочь им пройти таможню. Родственники прилетели в Аргентину обычным коммерческим рейсом. Позже Близнюк в переписке Ицковича благодарил за оказанную услугу. Прокурор Кордоба не упомянул это в речи, но в международном аэропорту Буэнос-Айреса "Эсейса" официально существует платное сопровождение для ускоренного прохода паспортного контроля и таможни. Эта услуга популярна у пассажиров первого класса.

Любительские переводы и жалобы на бесчеловечное обращение

Российское и аргентинское уголовные дела о контрабанде кокаина во многом основаны на свидетельских показаниях, которые дал первый секретарь посольства Олег Воробьев, и на содержании телефонных переговоров фигурантов – их прослушивали больше года. За это время ни с одним членом предполагаемой банды не связывались ни латиноамериканские продавцы, ни европейские покупатели столь крупной партии наркотика. В Аргентине расследование вела жандармерия. В ведомстве не нашлось ни одного говорящего по-русски сотрудника, поэтому для перевода наняли двух эмигранток из постсоветских стран без специального образования. Первая из них в суде рассказала, что выучила испанский в Буэнос-Айресе, работая на кассе в супермаркете. Вторая рассказала, что приехала в Аргентину ребенком и не заканчивала русскоязычную школу. Защита Ивана Близнюка настаивает, что перевод выполнен частично и непрофессионально, что искажает смысл сказанного и дает возможность оговорить невиновного. Также, по словам самого Близнюка, есть несколько диалогов, в которых неправильно указаны действующие лица. То есть, например, беседуют Андрей Ковальчук и Олег Воробьев – а в переводе указаны Ковальчук и Близнюк.

Прокурор Авель Кордоба, который не только выступает государственным обвинителем, но и обязан гарантировать законность всего судебного процесса и соблюдение конституционных прав обвиняемых, качеством переводов удовлетворен. По его словам, если где-то и были ошибки и неточности, то это не так важно, учитывая объем доказательств вины. Другой важной для защиты темы прокурор вообще не стал касаться. Речь идет об обстоятельствах задержания Ивана Близнюка в международном аэропорту "Эсейса"в феврале 2018 года. На него надели наручники сразу после возвращения из отпуска, который он провел вместе с женой в Италии.

Иван Близнюк
Иван Близнюк

В суде все участвовавшие в задержании Близнюка жандармы заявили, что он не проявлял агрессии и шел на сотрудничество. Несмотря на это, подсудимого больше суток держали в наручниках и запирали в непроветриваемых тесных помещениях, а после заставили есть из мусорного ведра и вытираться после душа собственной грязной одеждой. Об этом, выступая в суде перед прокурором и другими участниками процесса, рассказал сам Близнюк. Его защита намерена подать на действия жандармов официальную жалобу.

Подробнее о процессах в Москве и Буэнос-Айресе

Настоящее Время внимательно следило за происходящим в судах Москвы и Буэнос-Айреса, где рассматривали "кокаиновое дело".

Что происходило в Москве:

Что происходило в Буэнос-Айресе:

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG