Ссылки

Новость часа

"Главная проблема – что половина зарплат идет мимо всяких налогов". Экономист – о том, нужна ли Казахстану прогрессивная шкала ИПН


Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев 12 мая поручил правительству проработать вопрос о том, чтобы вернуть в страну прогрессивную шкалу индивидуального подоходного налога (ИПН). Так ИПН когда-то в Казахстане уже считали, но в итоге от прогрессивной шкалы отказались в пользу плоской, которая легче администрируется. Сейчас все граждане Казахстана платят подоходный налог в размере 10% от заработной платы, вне зависимости от того, сколько зарабатывают.

"Считаю, что во имя социальной справедливости пришло время проработать вопрос введения прогрессивной шкалы индивидуального подоходного налога в отношении заработных плат и других видов дохода. Смысл прогрессивной шкалы в том, что граждане с невысокими зарплатами будут платить меньше, чем сегодня, а для высокооплачиваемых работников сумма уплачиваемого налога возрастет", – заявил Токаев, объясняя, зачем меняется законодательство.

Токаев возвращает в Казахстан прогрессивную шкалу подоходного налога. Что это значит?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:37 0:00

Но действительно ли главная цель Токаева – "социальная справедливость"? И почему власти Казахстана хотят внедрить новый порядок расчета налогов именно сейчас? Объясняет казахстанский экономист Петр Своик.

Зачем Токаев вводит прогрессивную шкалу налога на доходы. Объясняет экономист
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:00 0:00



– Можно ли считать, что предложение Токаева – свидетельство того, что в казахстанской казне сегодня совсем мало денег?

– Вообще налог на зарплату в бюджете Казахстана далеко не главный. И нынешних проблем, которые существуют в бюджете Казахстана, тоже не решает. Почему его вводят именно сейчас? Все бросились обсуждать эту сенсационную новость, но при этом главная интрига в другом. Токаев 11 мая поручил правительству представить комплексный план восстановления экономического роста. И при этом сам, вместо правительства, начал оглашать некий комплексный набор разнокалиберных мероприятий. И в том числе там есть эта налоговая реформа. А она несрочная. В лучшем случае ее обсудят и примут в парламенте в следующем году.

Почему она попала в этот пакет и почему сам президент, опережая правительство, взялся говорить об этих мерах? Это, с моей точки зрения, и есть самое настораживающее.

– Вы говорите, что инициатива о прогрессивной шкале "несрочная", но тем не менее шуму она в Казахстане наделала.

– Конечно! Ведь народ ведется на такие острые, волнующие новости. Но с моей точки зрения, Казахстану надо больше волноваться о внешнеэкономическом сальдо, платежном балансе. Он еще в прошлом году не складывался, когда с ценами на нефть все еще было хорошо, а сейчас с ним все еще хуже будет. Есть проблемы и с девальвацией тенге. Есть очень много вопросов, которые надо срочно решать правительству, но президент при этом отодвинул от этих вопросов правительство и сам начал перечислять необходимые экономические меры, в том числе и эту. А изменение администрирования подоходного налога – далеко не главная мера из тех, которые сейчас надо решать в Казахстане при кризисе.

– Но все-таки: в казахстанской казне сейчас мало денег или достаточно?

– Казахстанская казна (бюджет) уже в этом году была переутверждена, причем указом президента – парламент снова отодвинули от этого процесса. Бюджет этого года уже переутвержден, и не в лучшую сторону. Почти удвоился транш из Национального фонда – это очень серьезная добавка. Я боюсь, что это не последняя корректировка в этом году. А налог на зарплату – это не копейки, но он седьмой-восьмой по порядку наполнения бюджета. Он не главный.

– В Министерстве национальной экономики Казахстана утверждают, что нововведение уменьшит налоговую нагрузку для большинства казахстанцев. Насколько это верно и что имелось в виду?

– Может быть, верно, может быть, и не верно. Что имелось в виду – непонятно, потому что могут быть разные задачи. Ведь для того, чтобы какое-то решение предлагать, надо сначала сказать, для чего тебе это решение нужно.

В целом понизить нагрузку на зарплату – надо так делать. Но власти не сказали, для чего это делается. Более того, налог на зарплату, хотя он всех волнует, не главная зарплатная проблема в Казахстане. Главная – то, что у нас из девяти миллионов человек, которые числятся рабочей силой, вообще какие-то налоги на зарплату платят не больше пяти миллионов. А почти половина зарплат идет мимо любой налоговой системы.

– Насколько вероятно, что люди с хорошим заработком после введения прогрессивной налоговой шкалы будут уходить в тень? Ведь новые правила больно ударят по их карманам, так?

– Наверное, они будут уходить в тень, если власти введут какие-то повышенные проценты. Они все-таки люди состоятельные и неглупые, им легче будет это делать. Но в целом, повторю, очень трудно рассуждать о том, для чего делается эта реформа, если сами инициаторы реформы не сформулировали даже исходных задач, которые они ставят перед собой.

– Токаев заявил, что нужно ввести прогрессивную шкалу "во имя социальной справедливости". Если верить президенту, нынешняя система несправедлива?

– В целом зарплата в Казахстане примерно в два раза ниже, чем должна была бы быть. Какая такая социальная справедливость может быть достигнута через налоги, если сама зарплата в два раза ниже, чем должна быть для нормальной жизни в Казахстане?

XS
SM
MD
LG