Ссылки

Новость часа

"Обратите внимание на гнусные нападки фейкового издания". Полк Кадырова обратился к Путину из-за публикации "Новой газеты"


"Какие-то подонки сочиняют ложь!" Кадыровцы возмущены расследованиями "Новой газеты"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:17 0:00

"Какие-то подонки сочиняют ложь!" Кадыровцы возмущены расследованиями "Новой газеты"

Бойцы чеченского полка полиции особого назначения имени Ахмата Кадырова записали видеообращение к Владимиру Путину с просьбой пресечь "попытки оскорбления бойцов" полка со стороны "Новой газеты".

"Мы, бойцы полка полиции специального назначения, обращаемся к вам с просьбой обратить внимание на гнусные нападки фейкового издания, каковым является "Новая газета", в адрес наших бойцов. Мы готовы выполнить любой ваш приказ", – говорится в описании к видео.



Авторы обращения просят Путина пресечь "информационную войну", развязанную против их полка. Силовики утверждают, что издание "распространяет ложь, клевету и устраивает провокации", и связывают это с "проведенной успешной спецоперации по уничтожению террористов".

"Уважаемый Владимир Владимирович, чтобы получить политическое убежище, против нас какие-то подонки сочиняют ложь, придумывают все что им угодно. Понятно, почему они это делают. И вообще, с этими людьми все ясно. Но почему находящаяся здесь, в России, "Новая газета" распространяет их ложь по всей стране? Сидя в столице России, они систематически выпускают лживые статьи про Чеченскую республику. Мы считаем, что эти провокации надо остановить", – говорится в обращении.

При этом один из бойцов сообщил о принуждении к расправе над журналистами. "Нас уже принуждают к тому, чтобы кто-то один из нас взял на себя ответственность, чтобы пресечь оскорбления всего личного состава", – заявил силовик.

Ранее в "Новой газете" вышла статья под названием "Я служил в чеченской полиции и не хотел убивать людей". В публикации Сулейман Гезмахмаев – бывший старший сержант престижного полка имени Кадырова – рассказал о том, что в подвалах на территории полка пытают людей, а некоторых казнят на месте – без суда и следствия. Расследованием массовой внесудебной расправы в Чечне, которая произошла в январе 2017-го, уже несколько лет занимается "Новая газета". По данным издания, тогда чеченские власти казнили по меньшей мере 27 человек.

После публикации этого материала Общественная палата Чечни обратилась к президенту России Владимиру Путину с просьбой "защитить сотрудников органов правопорядка" и "обеспечить законность". А министр печати Чечни, помощник главы республики Ахмед Дудаев потребовал закрыть "Новую газету". "Жители Чеченской Республики сегодня справедливо требуют у руководства страны и региона принять меры в рамках российского и международного права, чтобы прекратить откровенно враждебную деятельность этого издания по отношению к чеченскому народу", – написал он на своей странице в соцсети "ВКонтакте".

Что бывший полицейский рассказал о внесудебных казнях в Чечне:

Надежда Прусенкова, пресс-секретарь издания "Новая газета" рассказал Настоящему Времени о том, будет ли редакция принимать меры безопасности в связи с заявлениями из Чечни и почему следственные органы не могут защитить журналистов издания:

Пресс-секретарь "Новой газеты": "Мы расцениваем это как прямую угрозу"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:06 0:00

– Мы приглашали представителей из Чечни в наш эфир, но нам не ответили, не согласились, поэтому, Надежда, к вам вопрос: как вы расцениваете слова Кадырова, которые он сегодня написал в своем телеграм-канале и назвал вас "распоясавшимися агентами западных спецслужб"?

– Надо сказать, что ничего нового не прозвучало, он уже нас так называл, и называл не один раз. И вообще такая бурная реакция со стороны чеченских властей и чеченской общественности на материалы Елены Милашиной, мне кажется, продолжается с тех пор, как Елена начала писать о том, что в Чечне есть геи, о том, что в Чечне геев убивают, о том, что в Чечне случаются внесудебные казни людей. И довольно убедительно вместе с "Мемориалом" и "Комитетом против пыток" они ведут эту тему, делают расследования и чем дальше, тем подробнее, тем глубже они погружаются в эту тему, и собственно такая реакция уже не в первый раз, но, наверное, первый раз, когда требуют закрыть "Новую газету" и угрожают нам со стороны силовых органов, такого еще не было, это правда.

– Как вы расцениваете эти угрозы?

– У нас в редакции шестеро погибших, и двое были убиты так или иначе выходцами из Чечни, поэтому мы в общем-то не рассматриваем это как шутку, мы серьезно относимся ко всякого рода словам. Другой вопрос в том, что сама ситуация не очень нам понятна, то есть силовики жалуются президенту, жалуются и вместе с тем выставляют ему ультиматум, говорят мол "если вы не вмешаетесь, не закроете "Новую газету" – мы, дескать, за себя не отвечаем". Мне кажется, это, конечно, повод задуматься президенту прежде всего, это как бы его должна быть проблема, как он относится к тому, что некие люди выставляют ему ультиматумы.

– Ждете от него ответа какого-то?

– Песков там уже высказался по этому поводу, что это не юрисдикция Кремля, и в целом изначально то, что они пытаются вести диалог в публичном пространстве и в общественном поле, мы это всячески приветствуем, это гораздо лучше, чем если бы они сразу стреляли. Поэтому мы готовы к диалогу. Если расследования "Новой газеты" они называют клеветой и считают, что все сведения, изложенные там, не соответствуют действительности, давайте пойдем в суд, давайте выясним это все в суде.

– Надежда, но нет таких исков подобных?

– Нет-нет, в суде мы давно слышим только обещания и угрозы, но ни одного иска мы конкретно по этому делу мы так и не получили, хотя у нас очень много материалов, и мы вообще считаем факт публикации в "Новой газете" – это уже основание для полноценного расследования.

– В украинском законодательстве так точно записано, думаю, что и в российском тоже. Что сообщение в СМИ является собственно заявлением о совершении преступления.

– Да, так и есть, но наши органы всячески уклоняются от того, чтобы вести полноценное расследование, там много препон, не будем занимать время, чтобы их перечислять. У Лены в тексте они все указаны. Но официально следствия вот этих внесудебных казней так и не велось, там была проверка и уполномоченного по правам человека, и ее там виртуозно обманывали: вместо погибших приходили на встречу братья, и их выдавали за живых. В общем, там была целая спецоперация. Но итог один: официального расследования никакого нет. Вот, может быть, сейчас это как раз повод заговорить о том, что все эти факты могут быть доказаны в суде и должно быть нормальное полноценное расследование.

– Надежда, а вы по поводу этих угроз, которые ну просто открыто звучат, когда люди там с оружием в руках говорят то, что журналисты должны быть закрыты, рты им закрыть и так далее – такие прямые угрозы. Вы обращались по этому поводу, возможно, в прокуратуру, в следственный комитет?

– Конкретно по этой ситуации нет, мы такого еще ничего не делали. В прошлые разы, когда нам прошлый министр печати призывал поставить редакцию "Новой газеты" на колени, заставить извиняться, в общем всякие такие вещи.

– Умарова вы имеете в виду, да?

– Конечно.

– Мы его сегодня звали в наш эфир, он обещал подумать над этим, но в итоге отказался.

– Да, но сейчас министр по делам печати там другой: Ахмед Дудаев, но он тоже выступил, он поддержал требование Общественной палаты закрыть "Новую газету". Тогда мы обращались, скажем так, в следственные органы именно с заявлением, что мы серьезно расцениваем угрозы от этих людей, но тогда еще сам Кадыров на одном из заседаний, он, правда, говорил по-чеченски и потом это списали на трудности перевода. Он говорил по-чеченски в отношении конкретно Лены Милашиной, говорил примерно то же самое, что и сказали сегодня силовики, что если, дескать, Кремль "Новую газету" и Лену не остановит, то, дескать, мне самому придется взять и ее остановить. Конечно, мы расцениваем это как прямую угрозу. Конечно, мы реагируем на это как на прямую угрозу, мы понимаем. Если это шутки, то мы не понимаем таких шуток.

– Не смешно, точно не смешно. А усилили ли как-то меры безопасности и Милашиной отдельно, и вообще журналистов, сотрудников редакции?

– Скажем так, в целях безопасности мы не обсуждаем меры безопасности, которые мы предпринимаем, но так как на этой неделе у нас еще одна такая сложная ситуация, я имею в виду попытку отравления неизвестным веществом, то у нас редакция вся на удаленке сейчас находится.

– Что это за вещество, которое было распылено, мы видели это видео из шины, камеры велосипеда. Надежда, вот что еще хочу спросить, а Милашина с Кадыровым или с его приближенными, не пытались ли они выйти на нее и поговорить с ней напрямую?

– Там, конечно, есть какая-то система взаимоотношений уже за много лет, и Лена знакома лично и с Кадыровым, она знакома и с Лордом, это Даудов, правая рука Кадырова. Но я думаю, там есть ряд таких неразрешимых противоречий, которые делают эту дискуссию, этот диалог невозможным, потому что действительно то, о чем говорит Лена, это слишком серьезные обвинения, и у Лены есть доказательства того, что это действительно происходит в республике, то что все официальные лица: и Кадыров, и Лорд, и все-все-все пытаются отрицать, пытаются говорить, что ничего такого нет и быть не может в Чечне. Но факт остается фактом: погибшие есть, убитые есть, и эта проблема никак не решается.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG