Ссылки

Новость часа

"Государственная линия абсолютно фемицидная". Почему в России не расследуются дела об угрозах и насилии в отношении женщин и фемактивисток


В России после акций солидарности с женщинами, которые, по мнению организаторов, преследуются по политическим мотивам, участницам и организаторам начали поступать угрозы.

Угрозы физической расправы, публикация личных данных, попытки открыть на активисток кредитные карты без их ведома и сообщения с оскорблениями в социальных сетях – с этим в России нередко сталкиваются фемактивистки. Угрозы поступают как с анонимных аккаунтов, так и от членов радикальной группы "Мужское государство".

Российская фемактивистка и авторка телеграм-канала "Женская власть" Залина Маршенкулова рассказала Настоящему Времени об угрозах со стороны "Мужского государства", о том, почему в правоохранительных органах не заводят дела об угрозах и домашнем насилии:

Маршенкулова: "Государственная линия абсолютно фемицидная"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:46 0:00

– Я посмотрела этот жуткий сюжет, который был с этими угрозами физической расправы. Это действительно так страшно, были реальные нападения, как вы воспринимаете подобные угрозы?

– У меня на данный момент в прошлом было где-то три волны подобных угроз за мою жизнь, наверное, если не четыре. Скажем так, в этом я не новичок. Сейчас мы говорим о Даше Серенко, с ней я тоже общаюсь, поддерживаю связь, конечно же. Она держится вроде бы. Это все, конечно, чудовищно, но для активисток это не есть что-то экстраординарное или выходящее за рамки наших будней, скажем так.

– Хорошо, поступают подобные угрозы, вы и ваши коллеги – другие активистки обращаются в правоохранительные органы? Удавалось ли вам добиваться реакции властей?

– Нет, никакой в основном. Я в свое время писала заявления по поводу поступающих угроз, там такая огромная папка собралась у нас в дело. Адвокат моя этим занималась. Нет, никаких. Дело в том, что в России, как вы только что заметили, нет закона о домашнем насилии, в том числе законодательство построено таким образом, что когда убьют, тогда и приходи. Нет никаких мер, которые бы защищали женщину в процессе угроз убийством. Или в процессе того, как ее, например, дома избивает муж, ее избивают-избивают-избивают, в конечном итоге он ее убивает, и даже несмотря на то, что есть женщины, которые написали заявление о том, что там бывший супруг, или настоящий сожитель, или как там еще его называют, какой статус, преследует, не дает жизни, избивает, портит имущество.

Есть женщины, которые в большом количестве пишут заявления. Либо эти заявления не принимают, либо принимают, но говорят: "Мы ничего не можем сделать, сорян". Все, на сегодняшний день вот так. То есть государство как бы нам показывает таким образом, что жизнь женщины не особо ценится, более того, гранты государственные дают движениям, которые выступают против разводов. Вы понимаете, о чем это говорит.

– О чем?

– Это говорит о том, что официальная государственная линия абсолютно фемицидная, не просто антифеминистическая. Это значит, что женщина должна терпеть побои и так далее, все, что ужасное может с ней происходить, она обязана это терпеть, потому что муж и брат – это ее крест, это абсолютно риторика этих гнилых, глупых, мракобесных традиционных ценностей. Вывозить так называемое семейное счастье на горбу или на трупе женщины.

– "Бьет значит любит", "лучше сберечь семью" и так далее. А вы понимаете, Залина, откуда люди, которые угрожают, создают подобные сообщества, берут личные данные активисток?

– Да это, в общем-то, не так сложно сделать – найти эти личные данные. В принципе, любой человек может найти эти личные данные. Дело не в этом. Дело в том, почему этот канал не блокируют в телеграме, это вопрос. Он очевидно нарушает правила. Был недавно заблокирован канал с личными данными силовиков, причем довольно оперативно. А этот канал существует уже годы, долгие годы, там уже почти 100 тысяч подписчиков, кстати, меня гораздо больше огорчает не существование такого персонажа, как Поздняков, а существование огромного количества подписчиков его канала. Это говорит о том, что что-то не так.

То есть представляете, есть люди, которым приятно и которые не морщатся, когда читают не просто токсичный контент, а где кого-то просто обсирают, пишут: "Вот, посмотрите, кто-то там страшный или тупой" – это еще можно пережить. Но там натурально призывы к насилию, убивать, насиловать женщин, что-то еще делать, то есть абсолютно чудовищные вещи. Причем абсолютно любые женщины могут туда попасть, попадают под эти жернова. Просто которые не понравились каким-то не совсем адекватным людям. Меня больше пугает, удивляет эта армия подписчиков, я не могу поверить, что человек в здравом уме может получать удовольствие от такого контента, рассчитанного только на ненависть, причем на физическую расправу с какими-то людьми: над ЛГБТ-активистами, над людьми-гомосексуалами или просто над обычными женщинами, даже не над активистками.

– Чтобы подытожить: речь идет и о настроениях в отдельной части общества, и об отношении государства к существующей проблеме. Чтобы подытожить это все, как вы считаете, как можно бороться с этой проблемой, каким образом?

– Всеми возможными способами: с помощью юридической помощи, привлекать все возможные связи. Даша Серенко сейчас говорит, что они прорабатывают все возможные варианты работы защиты. Все возможные средства. Как еще? Никак. Но с этим, безусловно, нужно как-то бороться, это очевидно. Проблема в том, что на сегодняшний день общество... Вся чудовищная ситуация состоит в том, что почему-то для многих людей, – собственно, поэтому такая большая армия подписчиков – не является чем-то выходящим из ряда вон, что травят каких-то женщин, как их называют – "шкуры". То есть в понимании традиционалистского общества любая женщина – "шкура", в общем, так ей и надо. Мне кажется, проблема заключается именно в этом – люди не понимают, что здесь что-то не так, они думают, что так и должно быть: "Вот телочка плохо себя вела и должна быть наказана".

– Хорошо, но это же вопрос воспитания, заложенных ценностей в детстве. Как-то вы пытаетесь выходить на молодежь, с ней работать?

– С молодежью как раз сейчас уже, мне кажется, более или менее все нормально, потому что я общаюсь с большим количеством молодежи следующего поколения, 20-летних, у них уже голова почище от всякого мракобесия, потому что они владеют английским языком, могут почитать интернет, разные источники информации, более просвещенные. Да, разумеется, позитивные сдвиги есть, но пока, к сожалению, очень небольшие.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG