Ссылки

Новость часа

"Мама говорит, что не услышит имена людей, которые убили ее сына". Почему спустя пять лет после смерти Шеремета заказчики не найдены


В Киеве несколько десятков людей собрались на перекрестке улиц Ивана Франко и Богдана Хмельницкого, где пять лет назад погиб журналист Павел Шеремет от взрывчатки, подложенной под автомобиль. Заказчики убийства Шеремета не найдены до сих пор.

Севгиль Мусаева, главный редактор издания "Украинская правда", где в том числе работал Павел Шеремет, рассказала Настоящему Времени о новых деталях следствия, кому была выгодна смерть журналиста и может ли контрразведка Украины быть причастна к трагедии.

Мусаева: "Мама говорит, что не услышит имена людей, которые убили ее сына"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:17 0:00

– Мне кажется, что я каждый год задаю вам один и тот же вопрос в надежде, что у вас появится ответ. Возможно, в этом году появился. Спустя пять лет вы приблизились к пониманию того, кто мог заказать Павла и каковы мотивы?

– К сожалению, нет, и это очень грустно. Вот что я могу сказать. К сожалению, нет, у меня нет этого ответа. И к большому сожалению, его не услышит в том числе мама Паши, которая сегодня дала нам интервью, которое мы опубликовали. И для меня это самая большая боль, потому что мне очень хочется справедливости в том числе для нее, потому что она заслуживает этого. К сожалению, время не стоит на месте, прошло уже пять лет. И сама мама Паши говорит о том, что, возможно, она не услышит имена людей, которые убили ее сына. Для меня это трагедия, честно. Трагедия и личная, и как журналиста, и как человека, который живет в государстве, где 21 год назад убили журналиста и заказчики этого убийства до сих пор также не наказаны.

– Севгиль говорит о Георгии Гонгадзе, который был сооснователем "Украинской правды", главредом которой является Севгиль Мусаева. Севгиль, официальная версия украинского государства, что исполнители – это три человека, которые предстали уже перед судом. Как вы оцениваете эту версию?

– Откровенно, у меня очень много вопросов. И по большому счету все обвинение строится на экспертизе Айвана Бирча, это британский эксперт. В течение полутора лет мы как журналисты "Украинской правды" пытались с ним связаться для того, чтобы он объяснил, какие у него были мотивы, как он определял виновных, потому что звучали в том числе доводы адвокатов Кузьменко, Антоненко относительно роста, относительно пропорций. И в течение полутора лет он, к сожалению, не ответил на наши сообщения, на наши письма и не ответил в том числе на обращения наших многочисленных коллег, в том числе следствия, которое мы также упоминали в своем сюжете.

– Кстати, недавно мы показывали фрагмент в нашем сюжете, президент Владимир Зеленский сообщил журналистам, что переписывается с обвиняемой Яной Дугарь. Как вы восприняли эту информацию? Вот именно переписку обвиняемой с Зеленским.

– Все, что звучало на пресс-конференции президента, это было отвратительно, потому что Владимир Зеленский не только рассказал о том, что он переписывается с Яной Дугарь, которая является официальной подозреваемой, и это тоже может расцениваться как давление на суд, потому что на самом деле мы сделали интервью с мамой Шеремета, потому что официальное следствие отказалось от каких-либо комментариев, потому что сказали, что это давление на суд. Но президент страны может заявить в прямом эфире о том, что он встречается и общается с Яной Дугарь. И это тоже вызывает вопросы. К тому же, честно говоря, мне кажется, президент страны, в которой убито два журналиста, не может говорить, что "при мне не убили никого", потому что это тоже звучит отвратительно. И, честно говоря, такое нельзя говорить, такое нельзя произносить.

– Ну да, он этим хвастался прямо.

– Да, он говорил, что "при мне никто не пострадал", и это его какая-то гордость. Мне кажется, нужно следить, наверное, за тем, что ты говоришь однозначно, потому что в том числе у нас в стране это действительно такое минное поле, на которое очень не хочется наступать. И, честно говоря, меня от тех слов, которые он тогда произнес, бросило в холодный пот, это мое личное восприятие.

"Шеремет". Режиссер: Мелани Бачина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:50:51 0:00

– Журналисты-расследователи выпустили фильм, по-моему два года назад, в котором им удалось выяснить, что за домом Шеремета следил уже бывший сотрудник Службы безопасности Украины Игорь Устименко. Более того, я разговаривала с одним из участников следственной группы – еще первой группы. И он мне на условиях анонимности говорил, что СБУ противилась следствию. Вы сейчас понимаете, какова роль СБУ в этом деле?

– Вы знаете, неофициально я это могу тоже сказать. В украинской власти озвучивают версию о том, что за физической ликвидацией или за убийством Павла Шеремета стоит контрразведка СБУ. Это то, что звучит off the record, и то, что мы в том числе пытались каким-то образом озвучить и каким-то образом пролить на это свет, задавая вопросы Владимиру Зеленскому или той же Ирине Венедиктовой, нынешнему генеральному прокурору Украины.

– А зачем это контрразведке?

– Насколько я понимаю ту версию, которая звучит и которая в том числе рассказывалась и журналистам "Украинской правды", и мне лично, это была история о том, что патриотов использовали для, скажем так, дестабилизации политической ситуации в стране, что люди, которые совершили эти преступления, были использованы втемную. Это та версия, которая озвучивается.

– А самой контрразведке это тоже для дестабилизации?

– Вот тут вот уже ты начинаешь задавать вопросы, на которые, к сожалению, у тебя нет ответов. То есть я вполне допускаю, что это совершенно не соответствует действительности, потому что, насколько я понимаю и насколько я общалась с представителями СБУ, у них, конечно, совершенно иное видение ситуации. Но что делал Игорь Устименко в день убийства на месте преступления, собственно говоря, нам МВД так и не смогло объяснить, ответить. Они говорили, что он выполнял какие-то свои охранные функции, то есть обслуживал кого-то. Мне кажется, что это дело имеет достаточный общественный резонанс для того, чтобы рассказать о том, что делал Игорь Устименко, бывший сотрудник Службы безопасности Украины, в тот момент, когда, собственно говоря, происходила закладка бомбы в машину Алены Притулы, которая в итоге привела к тому, что Павла Шеремета взорвали утром в этой же машине.

– Севгиль, не могу не спросить о пленках, которые передал вам, а потом и украинскому следствию Игорь Макар. Там записи разговоров бывшего главы КГБ Беларуси Вадима Зайцева о подготовке в 2012 году убийства Шеремета. Как вам эта версия, что тогда готовились, а убили спустя несколько лет?

– Она вполне жизнеспособна, учитывая то, что, без преувеличения, не то что я хочу создать образ какой-то, Павел Шеремет был личным врагом Александра Лукашенко, потому что вы знаете, был сюжет о пересечении литовско-белорусской границы, после чего Шеремет оказался в тюрьме, Павла лишили гражданства Беларуси.

– Даже Ельцину тогда пришлось вмешаться. То есть думаете, что это вполне жизнеспособная версия?

– Абсолютно. И я бы к ней очень присмотрелась, но насколько мне известно, дело о заказчиках убийства сейчас находится в Государственном бюро расследований Украины.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG