Ссылки

Новость часа

"Мы такого спроса в Киеве не ожидали". Как в Украине пользуются платными камерами в СИЗО


Как работает "платное СИЗО" в Украине
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:45 0:00

Как работает "платное СИЗО" в Украине

В Украине с прошлого года работает услуга "платное СИЗО" – за определенную плату можно улучшить условия содержания в местах временного ограничения свободы. В июне 2020 года украинский Минюст даже ввел дополнительную услугу: подарочный сертификат на платную камеру в СИЗО.

"Вас пригласили на день рождения чиновника, судьи или политика? Может, наоборот, забыли пригласить? Все еще раздумываете над подарком? Мы знаем выход! Теперь Минюст предлагает новую услугу – мы предлагаем подарочные сертификаты на пользование услугами платных камер в украинских следственных изоляторах", – рекламировал тогда новую услугу министр юстиции Украины Денис Малюська в фейсбуке.

Плата за улучшенные условия небольшая: в Киеве, например, отремонтированная камера стоит 2000 гривен за сутки (около $70), неделя стоит 8000 гривен ($280), месяц выйдет в 12000 гривен ($425).

Спустя полгода Минюст отчитался: к концу января за пользование платными камерами бюджет получил 2,2 млн гривен (около $80 тысяч).

О том, какие еще эксперименты с содержанием заключенных планируют украинские власти и где улучшенные камеры пользуются самым большим спросом, Настоящему Времени рассказал министр юстиции Украины Денис Малюська.

— Сколько сейчас в Украине платных камер?

— Мы открыли 33 камеры в 22 городах. Где-то больше, где-то меньше, но практически каждый более-менее значимый следственный изолятор имеет сейчас как минимум одну платную камеру.

— Пользуются спросом?

— Да, безусловно, особенно в Киеве спрос огромный.

— Почему? В Киеве самая дорогая?

— Да, она самая дорогая. Но, с другой стороны, это и самый богатый город по среднему уровню доходов, и желающих, соответственно, много.

— Самые богатые задержанные?

— Да, получается так. Если честно, мы такого большого спроса в городе Киеве не ожидали. Мы планируем существенно увеличить предложение платных камер в Киеве. Есть спрос – будет предложение. Однозначно будем нагонять.

— Я видел на вашей странице в фейсбуке, что там сделан ремонт. Насколько это все окупаемо?

— Окупается практически сразу же. Мы открываем все время новые камеры, при том, что мы никогда в убыток не заходили. Уже сейчас мы получили доходов от платных камер больше 2 миллионов 200 тысяч гривен. Себестоимость на все, что было сделано, – это 1 миллион 700 тысяч гривен. То есть даже сейчас мы на полмиллиона гривен впереди превышения доходов над расходами. При том, что открываются совершенно новые камеры.

— И в дальнейшем это будут только доходы, расходов будет минимум?

— Да. Плюс тут надо учитывать, что у нас нет цели получать прибыль от этой истории, потому что все доходы, которые мы получаем, мы направляем на ремонт бесплатных камер, то есть камер, где задержанные не получают каких-то дополнительных услуг, за которые они платят деньги. Соответственно, мы подтягиваем уровень содержания абсолютно всех задержанных в следственных изоляторах.

— Что это за строительство модельных тюрем под Киевом и Львовом?

— Это два проекта, их в медиа часто путают. Во-первых, это строительство новых следственных изоляторов. Там будут намного качественнее современные стандарты содержания заключенных. Это действительно под Киевом и подо Львовом. Мы планируем выводить следственные изоляторы из центра города – это старые здания, где санитарные условия абсолютно неприемлемы для содержания там людей. Поэтому будут новые красивые качественные следственные изоляторы, за которые нам не будет стыдно.

— На чьи деньги?

— Это бюджетные деньги, но при этом это деньги, которые мы будем не забирать у плательщиков налогов ни в коем случае. Это деньги, которые к нам будут попадать от продажи старых тюрем. Бюджет – это здесь, по сути, транзит. Мы продаем старые тюрьмы, получаем деньги в спецфонд и из этого спецфонда финансируем новые тюрьмы. Мы не будем забирать деньги у плательщиков налогов.

— Что такое "модельная тюрьма"?

— Модельная тюрьма – это чуть-чуть другая история, но тоже важная. Это будет новое учреждение, новая тюрьма, где мы будем экспериментировать и применять самые инновационные практики ресоциализации заключенных. Например, у нас сейчас все заключенные содержатся в полном отрыве от общества, и их стиль жизни абсолютно отличается от того, что происходит на воле, поэтому, выходя на волю, они не готовы жить в нормальном обществе. И они совершают преступления снова.

Там у нас заключенные будут обучаться нормальной жизни. Они будут сами себе готовить еду, они будут контролировать свои расходы, они будут покупать себе продукты, получать какие-то базовые навыки финансового планирования, чтобы, выходя на улицу после отбытия заключения, они были готовы жить с нами в обществе, у них первым не возникало [желание] пойти опять украсть, потому что они не готовы для жизни в нормальном обществе.

Это только один из принципов. Там будут, безусловно, новые стандарты содержания заключенных, там будут новые подходы по охране, будет меньший акцент запугивания. Он будет смещен на так называемую динамическую безопасность – это когда сотрудники будут находиться внутри здания, общаться с заключенными, они могут вместе поиграть в футбол, вместе посмотреть что-то по телевизору. Они будут находиться внутри коллектива и подтягивать к уровню нормального человеческого общения заключенных, которые там будут находиться.

В украинских реалиях это звучит как утопия, потому что это очень высокий стандарт. Но на самом деле это практики, которые реализованы в Северной Европе, и мы их оттуда будем перенимать.

— Что с Лукьяновским СИЗО? Много лет назад была история, что его хотят продать. Что сейчас? Вы решили его ремонтировать и не выставлять на продажу?

— Отчасти. Мы не можем полностью переехать за город, потому что количество заключенных в Лукьяновском СИЗО огромное – там содержатся более двух тысяч человек. Тысячу человек мы планируем перевезти в новое СИЗО, которое будет построено под Борисполем, и освободим один большой самый старый корпус Лукьяновского СИЗО, "Катьку", как ее называют те, кто там содержатся, – корпус, которому уже пара сотен лет. Он очень красивый архитектурно, это очень солидное старое здание. Из него в течение нескольких лет после переезда мы планируем запустить что-то вроде гостиницы. Мы точно будем там предоставлять платные услуги по проживанию. Этот подход – размещение гостиниц в здании бывших тюрем – достаточно интересный, экзотический. В Европе он пользуется спросом.

Что касается остальных зданий, там история переезда из центра Киева отложена минимум лет на 10, поэтому сейчас все здания, кроме "Катьки", мы активно ремонтируем, совершенствуем, доводим до нормальных стандартов, чтобы еще в ближайшие 8-10 лет там люди по-прежнему содержались, но в условиях, которые раз в пять лучше, чем тот ад, который там был, когда мы только начали нашу реформу.

Напомню, как только я пришел в должность, когда я туда приехал, это был ужас, потому что там не было ни индивидуальных кроватей, люди иногда спали по очереди, потому что всем не хватало мест. Сейчас ситуация выглядит абсолютно по-другому. Но, опять-таки, до стандартов Европы нам еще есть куда расти. Но ключевой наш подход – мы не собираемся брать деньги плательщиков налогов на содержание и улучшение этой системы. Эта система имеет ресурсы, которые мы можем перевести в деньги и направить на улучшение стандартов без того чтобы брать деньги плательщиков налогов.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG