Ссылки

Новость часа

"В наших силах сделать так, чтобы имя заказчика узнали все". "Новая газета" выпустила фильм об убийстве Анны Политковской


"Новая газета" выпустила фильм об убийстве Анны Политковской
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:35 0:00

Коллеги Анны Политковской из "Новой газеты" подвели свои итоги расследования ее убийства – выпустили фильм "Как убили Анну". Они точно уверены, что покушение на журналистку связано с ее работой. В фильме – основные версии и выводы.

Политковская писала на самые чувствительные для Кремля, чеченских властей и силовиков темы. И неоднократно получала угрозы. Например, после статьи о лейтенанте Сергее Лапине, известном по позывному "Кадет".

"Старший лейтенант Сергей Лапин вел себя просто как выпускник школы гестапо с красным дипломом. Он пытал и бил все, что ему попадалось под руки, сначала руками и ногами, молотком с длинной ручкой, например, он выдирал зубы Даялову плоскогубцами". Его посадили, Лапина. У него позывной был "Кадет". А потом на почту "Новой газеты" пришло письмо: "Я отлично владею снайперской винтовкой, у меня отличный боевой опыт. Если в течение 10 дней ты не опровергнешь все, что ты писала про "Кадета" и компанию, жди в гости",– рассказывает в фильме главный редактор издания Дмитрий Муратов.

Еще одна версия: убийство Политковской могло быть связано с Бесланом. Когда боевики взяли заложников в школе номер один, репортер "Новой газеты" должна была сопровождать Аслана Масхадова в Северную Осетию – он обещал помочь с освобождением заложников, а Политковская должна была стать гарантом того, что его не задержат по пути в Беслан. Но с журналисткой Масхадов так и не встретился. По дороге к нему она почувствовала себя плохо. Коллеги считают, что Политковскую отравили.

"Они умеют только взрывать, и если будет штурм, думаю, я перестану быть журналистом. Я больше не могу", – это слова Анны Политковской в больнице Ростова. В итоге все произошло так, как и предсказывала Политковская. В результате штурма погибли 333 человека. Большинство – дети.

После убийства Политковской следователи пытались доказать, что за преступлением стоит беглый олигарх Борис Березовский. "Следствие искало Березовского, а мы пытались понять, кто на самом деле стоит за всем за этим. Приходилось искать контакты в Чечне, в московской диаспоре, мне приходилось выезжать на встречу с Сулимом Ямадаевым, меня привезли на встречу с ним, как в плохом фильме – с мешком на голове. Ямадаев якобы пообещал мне найти посредника. Но спустя несколько дней его убили, – куратор отдела расследований "Новой газеты" Сергей Соколов. – Один из организаторов этого убийства, по некоторым данным, был конюхом Рамзана Кадырова".

Коллеги Анны Политковской согласны, что она не раз переходила дорогу Рамзану Кадырову: Политковская много писала о Чечне, о нарушении прав человека в республике и о ее молодом руководителе.

Все годы коллеги Политковской не прекращали свое расследование ни на один день. Именно под их давлением к делу были приобщены показания тайного свидетеля, который, как выяснили журналисты, знал о покушении. Кроме того, в разработке у журналистов оказались несколько силовиков из разных московских ведомств. Некоторые даже попали на скамью подсудимых. Так, благодаря расследованию "Новой газеты" подполковник ГУВД Дмитрий Павлюченков из главного свидетеля превратился в главного обвиняемого. Он бывший начальник отделения службы наружного наблюдения московской милиции.

"Павлюченкова судили в особом порядке за сделку со следствием, дали ему небольшой срок. Хотя главное условие сделки Павлюченков не исполнил – он долго юлил и потом опять назвал Березовского", – рассказывает Сергей Соколов.

Круг замкнулся. Но в 2017 году, когда казалось, что уже ничего нового в деле Политковской выяснить невозможно, с журналистами "Новой газеты" был готов заговорить один из исполнителей убийства – Лом-Али Гайтукаев. Разговор с ним должен был состояться в колонии, где он отбывал срок. Но накануне встречи с репортером Гайтукаев скончался в тюрьме.

Несмотря на то, что после убийства Анны Политковской прошло 15 лет и формально срок давности этого дела истек, коллеги журналистки выпустили такое заявление: "Новая газета" – не следствие и не суд, в наших силах только одно: сделать так, чтобы имя заказчика узнали все. Индульгенций мы не выдаем".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG