Ссылки

Новость часа

Навальный пожаловался на "пытку бессонницей". Что это и как с этим бороться – рассказывают врач-сомнолог и адвокат по делам политзэков


"Как-то [бывший владелец ЮКОСа Михаил] Ходорковский сказал мне: в тюрьме главное – не заболеть. Лечить никто не будет", – в социальных сетях политика Алексея Навального 26 марта появился пост, в котором он рассказал о своих проблемах со здоровьем в исправительной колонии № 2 Владимирской области.

По словам Навального, некоторое время назад у него сильно заболела спина. Он предположил, что у него "нерв защемило от постоянного сидения в автозаках и "пеналах" в скрюченном виде". "Пеналом" обычно называют металлический отсек в автомобиле для перевозки заключенных, где приходится сидеть, прижав колени к груди.

Ранее оппозиционер жаловался на "пытку бессонницей" из-за ежечасных ночных проверок: "Ночью я через каждый час просыпаюсь от того, что рядом с моей кроватью стоит мужчина в бушлате. Он снимает меня на камеру и говорит: "Два часа тридцать минут, осужденный Навальный. Снятие с профилактического учета как склонного к побегу. На месте".

Алексей Навальный написал заявление на имя директора ФСИН Александра Калашникова с копией генпрокурору Игорю Краснову о том, что в колонии его лишают сна.

Врач-сомнолог: "Он недополучит самых глубоких восстанавливающих стадий сна"

Согласно Стамбульскому протоколу о пытках, принятому ООН в 1999 году, лишение сна является пыткой. Насколько такая форма воздействия на заключенного опасна для здоровья, Настоящему Времени рассказала врач-сомнолог София Черкасова.

Как пытка бессонницей влияет на здоровье: рассказывает врач-сомнолог
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:01 0:00

– Есть известный факт: чтобы сон выполнял все свои функции, чтобы он был полноценно восстанавливающим, человек должен спать в соответствии со своей природной потребностью, а это значит 4-6 циклов сна за ночь по полтора часа, 7-8 часов в среднем для здорового человека, – говорит эксперт. – Если человека прерывать в этом процессе, он недополучит каких-то самых глубоких восстанавливающих стадий сна. Третья или четвертая стадии отвечают за память, наше эмоциональное восприятие и так далее. Поэтому, конечно, здоровому человеку крайне нежелательно просыпаться с той частотой, которой природой не предназначено.

– Если каждый час будить человека, какие изменения произойдут в его жизни?

– Это прежде всего снижает качество жизни, мы все когда-то недосыпали или плохо спали хотя бы одну ночь и можем судить о том, насколько портится настроение, память, внимание, волевой аспект у человека, когда он недосыпает. Примерно это же с первых дней и испытает человек, которого будят каждый час. Но что касается отдаленных последствий со здоровьем, то это дело далекого будущего, это дело месяцев или даже лет яркого недосыпания. Это может способствовать риску обострений некоторых хронических заболеваний и последствий заболеваний.

– Как можно минимизировать эти негативные последствия? Есть ли какие-то техники?

– Только дополнительным сном в то время, когда нет такого жесткого контроля, хотя бы какими-то частями дневного сна, но, конечно, гораздо физиологичнее спать полноценно ночью.

– А как после организм восстанавливается, например, через два года?

– Как правило, достаточно благоприятно. Даже люди с многолетними бессонницами, которые в целом по два-три-четыре часа за ночь спят, могут по 20 лет страдать этим нарушением и выздоравливать или сохранять достаточно приемлемый уровень здоровья. Так что в плане тяжелых последствий для здоровья – скорее нет, чем да.

Юрист по делам политзаключенных: "Многие медработники ФСИН считают, что заключенные – это люди второго сорта"

В исправительной колонии № 2 также сидел гражданский активист Константин Котов. Его защищал адвокат Эльдар Гароз, который рассказал Настоящему Времени о шансах Навального на улучшение условий содержания.

Адвокат о колонии, где содержится Навальный: ожидать свидания с заключенным приходилось по пять часов
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:59 0:00

– Согласно нормам международного права, лишение медобслуживания – это пытки. А что с этим можно сделать в юридическом плане в России?

– Как минимум обжаловать в суд лишение медицинской помощи, воспользоваться 39-м правилом регламента Европейского суда по правам человека, чтобы ЕСПЧ принял решение о допуске независимых от системы исполнения наказаний медицинских работников, обратиться во ФСИН России.

В колониях, бывает, музыкой пытают с утра до вечера, заставляют слушать на полной громкости гимн России

В России достаточно редко встречается именно ежечасный подъем, соответственно, такой юридической практики в России немного, но тем не менее Европейский суд по правам человека достаточно четко говорит, что сон – достаточно важный элемент и нарушение сна – это жестокое обращение, унижающее человека обращение, подпадающее под статью 3 Конвенции о запрете пыток.

– То есть с этим можно обращаться как минимум в ЕСПЧ?

– Как минимум. На мой взгляд, в любом случае нужно пройти национальные процедуры и обжаловать действия сотрудников колонии в суде, возможно, в Следственный комитет подать заявление о преступлении, так как, на мой взгляд, это превышение полномочий, и такие действия сотрудника подпадают под статью 286 Уголовного кодекса РФ. Поэтому я думаю, что здесь нужно, конечно, действовать.

– Если ЕСПЧ вынесет решение, что "пытка бессонницей" нарушает права Алексея Навального – что произойдет дальше?

– ЕСПЧ присуждает компенсацию Алексею Навальному, и решения, которые были вынесены в Российской Федерации по этим жалобам, будут пересмотрены.

– Вы сталкивались в своей практике, чтобы заключенных пытали бессонницей?

– Чтобы будили каждый час – не сталкивался. Я слышал, что будят, но, конечно же, не каждый час. Бывает, музыкой пытают с утра до вечера, заставляют слушать на полной громкости гимн России, в частности. Но чтобы каждый час будили, я такого не встречал.

– Недопуск адвокатов – это практика именно ИК-2 Владимирской области или такое происходит по всей России?

– На самом деле от колонии к колонии разная ситуация, но конкретно про эту колонию могу сказать, что я сам туда ездил к Константину Котову и мои коллеги ездили, которые его защищали. Среднее время ожидания могло достигать порядка пяти часов. Еще раз повторюсь, в разных колониях по-разному: чем дальше от Москвы, это просто по моему наблюдению, тем, в принципе, проще проходить, но бывают различные препоны со ссылками на какие-то "режимные мероприятия", иногда доходит до того, что от заключенного приносят бумагу, что он якобы не желает встречаться с адвокатом. Такое бывает, и, к сожалению, часто. А в ИК-2 это прямо постоянно.

– Эльдар, известно ли вам, как обстоят дела с медицинским обслуживанием в ИК-2?

– Я в своей практике не сталкивался с этим, но думаю, что ситуация не сильно отличается от любой другой колонии в Российской Федерации. Медицинское обслуживание на достаточно на низком уровне, со сложностями допускают независимых медицинских работников, а медицинские работники, которые работают в системе ФСИН, – это, соответственно, люди системы. Поэтому если им скажут что-то не делать, они этого делать не будут, конечно. Ну и другой момент: все же профессиональная деформация, я думаю, у таких медработников присутствует. Многие из них считают, что заключенные – это люди второго сорта: им можно не уделять должного внимания в рамках медицинского обслуживания. Ну и плюс условия медицинских изоляторов колоний, да и, в принципе, медицинских учреждений оставляет желать лучшего по сравнению с гражданскими больницами.

– Amnesty International потребовала освободить Алексея Навального, прекратить пытки, пишет "Медуза". Как вы расцениваете шансы на то, что власти прислушаются к правозащитникам и выпустят?

– Как минимальные, стремящиеся к нулю, конечно. Даже если отбросить политический момент, что это Алексей Навальный, в принципе, осужденных крайне редко отпускают, и, как правило, отпускают уже на верную смерть. То есть были такие случаи в моей практике, когда человек уже настолько при смерти, что они его фактически выбрасывают, только чтобы статистику себе не портить. Вызывают "скорую", отвозят в гражданскую больницу – это называется актирование, то есть освобождение в связи с болезнью. Через пару часов, три часа, может быть, человек умирает. То есть выбрасывают фактически труп.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG