Ссылки

Новость часа

"Надо дать людям деньги, а не сдерживать цены". Евгений Гонтмахер о том, почему растет стоимость продуктов в России


Почему в России растут цены на продукты
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:36 0:00

Почему в России растут цены на продукты

Bloomberg составил список стран, где рост цен на продукты питания вызывает беспокойство населения и становится риском для экономики и власти, и Россия попала в число "горячих" точек по этому показателю, наравне с Турцией, Бразилией, Индией и Нигерией. По мнению аналитиков агентства, в этих странах последствия роста цен могут иметь наибольший резонанс.

Ранее международная аудиторско-консалтинговая сеть FinExpertiza сообщила, что в первом месяце 2021 года рост цен на продовольственные товары в России стал рекордным за последние пять лет.

О том, почему в России растут цены на продукты и почему не помогает регулировка цен, Настоящему Времени рассказал экономист, профессор Высшей школы экономики Евгений Гонтмахер.

— Почему растут цены на продукты в России?

— Цены на продукты в России растут по очень многим причинам. Например, в прошлом году рубль довольно серьезно обесценился по отношению к доллару и к другим мировым валютам – где-то на 20-25%. У нас часть продуктов, которые мы потребляем, импортного производства. Естественно, цены на них выросли в рублевом эквиваленте. Это одна причина, но она не самая главная.

Вторая причина – это монополизация нашего рынка, которая давно существует, когда между собой договариваются и производители, и продавцы, и оптовики. У нас, к сожалению, антимонопольная политика довольно слабо ведется в этой сфере, в результате получается так, что цены высоки неэквивалентно, на самом деле можно было бы все это продавать намного дешевле, но на этом получает прибыль вся наша торговая сеть.

Третья причина потенциальная, пока, к счастью, она не работает, – это административные ограничения, о которых вы сказали, когда требует правительство, чтобы цены остановились и выше какого-то предела не шли. Но мы знаем по советской и мировой истории, что это все приводит в конечном счете к дефицитам и к повышению цен на эти товары.

Вот у нас такое сочетание этих трех факторов, оно давно существует на самом деле.

— То есть государственное регулирование цен не помогает, а, наоборот, усугубляет ситуацию?

— Конечно. На самом деле мировая практика показывает, что если есть проблемы с потреблением, есть люди, у которых реально нет денег для того, чтобы купить какой-то минимальный набор товаров, значит, надо давать этим людям деньги, а не сдерживать цены, и бороться с монополиями – это тоже принципиально важно. А не просто сказать: "Цены пусть остановятся и дальше никуда не двигаются".

Несколько лет назад была та же ситуация по бензину в России, когда цены на бензин стали вдруг быстро расти на внутреннем рынке, тогда действительно правительство обеспокоилось, приказало, чтобы цены на бензин не росли. Да, какое-то время они не росли, а потом, как только это решение было отменено о заморозке, они резко подскочили.

— Насколько я понимаю, покупательная способность россиян падает, покупают меньше продуктов, соответственно, мне кажется, что и цены должны опускаться, или нет? Как все происходит на самом деле?

— Нет, это не так. В России есть определенный феномен, который заключается в том, что да, безусловно, доходы падают, причем в России доходы падают уже несколько лет – еще до ковида они падали, за редким исключением. По сравнению с 2014 годом у нас в среднем упали на 10-11% у населения. В этих условиях логично было бы, чтобы торговые сети снижали цены, чтобы люди могли купить товары. Нет, у нас по-другому. У нас все-таки есть группы населения, у которых доходы не снизились, даже повысились. Это нормальное явление в любой рыночной экономике. Сети цены повышают, рассчитывают на то, что они за счет увеличения потребления средне- и высокообеспеченных слоев покроют свои убытки за счет того, что бедные как раз стали покупать меньше.

— Торговые сети начинают работать для более обеспеченных россиян?

— В общем, косвенно – да. Напрямую, конечно, об этом никто не говорит, но косвенно система [такая], она давно известна. Здесь что нужно было бы сделать – сейчас в России это обсуждается, но очень долго и замедленно, – нужно, конечно, вводить продовольственную помощь в виде карточек или фудстемпов, как в Соединенных Штатах, для наименее обеспеченных слоев, чтобы они тоже могли купить по тем ценам, которые есть, продукты питания. А цены, повторяю, регулируются конкуренцией. Кстати говоря, то, что у нас были введены антисанкции несколько лет назад и мы не можем покупать продукты питания во многих европейских странах, тоже сказалось на повышении цен, потому что отечественные производители лишились конкуренции.

— Вопрос по поводу Bloomberg – могут люди выйти на улицы из-за роста цен, из-за падения покупательной способности?

— Нет, вот тут я с Bloomberg не согласен. В России, если мы возьмем период двухтысячных годов, доходы с 2000-го по 2008-й и далее выросли более чем в два раза. И сейчас за эти несколько лет – снижение на 10%. То есть запас у большей части населения есть, и довольно большой. Люди стали жить хуже, но это далеко не 90-е годы. Понимаете, для того, чтобы люди вышли на улицы, тут падение их уровня жизни должно быть совершенно несопоставимо с тем, что есть сейчас. Поэтому здесь – вряд ли.

У нас в России социальные причины никогда не приводили к политическим протестам.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG