Ссылки

Новость часа

На митингах в поддержку Навального задержали 1770 человек по всей России – "ОВД-Инфо" 


На акциях протеста 21 апреля в поддержку политика Алексея Навального задержали 1770 человек в 96 городах, больше всего задержанных (805 человек) оказалось в Санкт-Петербурге. Об этом сообщает "ОВД-Инфо" в 07:53 по московскому времени.

Помимо Санкт-Петербурга, больше всего задержаний в Уфе (119), Казани (66), Барнауле (58), Сочи (53), Воронеже (53) и Кемерове (36). В Москве задержали 29 человек.

"ОВД-Инфо" отмечает, что в Санкт-Петербурге силовики массово применяли электрошокеры.

В Петербурге не менее 84 человек оставили на ночь в отделении полиции. Как пишет "ОВД-Инфо", к некоторым из них не пускают адвокатов, у задержанных отбирают телефоны.

В петербургском ОВД № 26 были слышны крики женщины, которую оставили там на ночь. По данным правозащитников, у женщины есть двухлетний ребенок, и ее не могут задерживать дольше чем на три часа. Задержанную принуждали сделать фото и пытались взять у нее отпечатки пальцев.

"Отличились немотивированным насилием по отношению к мирным протестующим и силовики других городов: они применяли газовые баллончики и наручники, использовали удушающие приемы и били людей головой о машину. Всего, по данным "ОВД-Инфо", на акциях 21 апреля избито не менее 21 человека", – говорится в тексте об итогах акции.

Координатор "ОВД-Инфо" Леонид Драбкин рассказал Настоящему Времени, как в организации оценивают количество задержанных и упростился ли доступ к задержанным по сравнению с предыдущими митингами:

Много ли людей задержали на митингах 21 апреля
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:33 0:00

— Если оценивать в целом разные митинги в России, известно о 1770 задержанных, по данным "ОВД-Инфо", на эту минуту. Это для России много, мало? Ожидаемо, неожидаемо для вас?

— На самом деле любая цифра больше нуля – это много, потому что вроде как у нас мирные собрания разрешены, и за каждой цифрой стоят человеческие судьбы, испорченные вечера, а, может быть, какие-то более длинные сроки – это все, конечно же, ужасно.

Что и говорить, мы готовились к худшему, на самом деле после того, что мы увидели в конце января и начале февраля, мы думали, что счет опять может пойти не на одну-две тысячи, а до 10 тысяч и, может быть, больше. Конечно, сыграло и то, что народу вышло не сказать, что очень много, и это, наверное, как-то тоже сказалось на количестве задержанных. Да, это у нас такая смещенная оценка, после того, что мы знаем, что можно задержать и пять тысяч человек. Но, вообще говоря, 1700 человек задержанных – такого не было, если не брать последние акции, года три-четыре, мне кажется, с 2017 года. Это на самом деле огромное число, к которому, к сожалению, мы начинаем привыкать.

— Все-таки некоторые силовики в регионах отличились. Где проходили самые жесткие задержания?

— Да, конечно же, Санкт-Петербург был таким центром не только по количеству репрессий против мирных протестующих, но и по их качеству. Мы слышали истории про электрошокеры и про то, что людям не давали воды, не подпускали адвокатов. Собственно, сейчас мы с вами разговариваем, а в одном из отделов до сих пор не пустили адвоката – он восемь часов пробыл около отдела полиции.

Но если Санкт-Петербург достаточно часто попадает в какие-то топы политических репрессий, то мы увидели, например, и Уфу, где по меньшей мере 120 задержанных, а мы на самом деле думаем, что, может быть, еще и больше, и не очень понятно, как это трактовать и что случилось с прекрасным городом Уфа в этот раз, но такие цифры. Плюс какие-то всплески были в Барнауле, в Кемерово достаточно неожиданные для нас. Мы все пытались фиксировать.

Вообще говоря, задержания вчера были в 90 городах, на самом деле это очень и очень много, что, конечно, говорит о географии репрессий.

— Можно ли говорить, что в Москве все прошло идеально?

— Нет, так говорить нельзя, как минимум потому что в Москве было задержано около 30 человек, а, повторюсь, каждое задержание – это акт политических репрессий, которых не должно быть.

Во-вторых, конечно, можно радоваться, что не задержали много тысяч человек, но я скорее рассматриваю каждое задержание как что-то плохое. Но действительно по каким-то причинам [задержаний было не так много]. Может быть, потому что сотрудники силовых структур были больше сосредоточены на их непосредственной работе в этот день, а не на задержании протестующих, но всего человек – можно этому, конечно, порадоваться. При том, что в Москве были превентивные задержания. Киру Ярмыш арестовали, если не ошибаюсь, на 10 суток за то, что она воспользовалась интернетом, хотя она им даже не может пользоваться. Это тоже все какие-то вопиющие случаи, превентивные задержания – это ни о чем хорошем не говорит.

— Перед митингами задерживали и Любовь Соболь, и адвокат Любови Соболь в нашем предыдущем эфире сообщил о практике "серых зон" задержаний, когда людей по несколько часов держат, и абсолютно законно, в автозаках. Насколько эта практика новая?

— Я могу сказать, что мы с этим точно встречаемся. Например, два месяца назад, когда были акции в январе, таких случаев было очень много, и людей перед отделением полиции держали много часов и после вынесения суда – до того, как они попадут в спецприемник, ожидание доходило до 20 часов в автозаках. Сложно сказать, насколько это вызвано злым умыслом или какой-то неразберихой, но так или иначе, наверное, таким людям более-менее все равно, которые попадали в такие нечеловеческие условия. Опять же, это все тоже вопиющие нарушения прав человека, особенно если помнить, что людей задерживают по административной статье. В общем, это все явно излишне.

— Еще с январских акций ваша организация "ОВД-Инфо" пытается добиться отмены плана "Крепость", когда не пускают адвокатов к задержанным. Собирали более 140 тысяч подписей, отсылали уполномоченной по правам человека Москальковой. Чем сейчас все закончилось?

— Татьяна Москалькова обещала проверить отдел полиции, где вводился план "Крепость". Мы очень надеемся, что это случится и она выполнит свое обещание. В целом какая-то появилась повестка, и про это много говорят. Но вчера, например, в том же Санкт-Петербурге, но не только в нем, еще и в Екатеринбурге, и в Липецке тоже вводили план "Крепость". В общем, оснований для проверок других отделов полиции добавляется. Не знаю, что было бы, если бы в Москве было много задействовано отделов полиции для задержанных.

***

Политик Алексей Навальный с 31 марта держит голодовку в ИК-2 Покрова Владимирской области, жалуясь на боли и требуя независимого медицинского осмотра. Лечащие врачи Навального говорят, что он находится в угрожающем его жизни состоянии. "Ходит, пошатываясь, скелет по камере", – пишет Навальный в посте в инстаграме, переданном с адвокатами.

Политика ранее перевели из исправительного учреждения в стационар областной больницы для осужденных. Навальный, как сказал Кобзев, продолжает терять каждый день по 1 килограмму. По его словам, "все, что на данный момент делает администрация ИК, – это попытки отговорить его от голодовки".

Около 100 человек в России объявили голодовку солидарности с Навальным. В поддержку оппозиционера высказались многие зарубежные политики, благотворители, деятели культуры, в том числе нобелевские лауреаты и звезды Голливуда. Они просят Владимира Путина допустить к Навальному врачей.

На фоне угрозы для жизни Навального его сторонники объявили о митингах по всей стране 21 апреля. Накануне протестных акций и в день митингов к сторонникам Навального, активистам и журналистам пришли с обысками.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG