Ссылки

Новость часа

"Пока нет свободы, наука развиваться не может". Профессор Гарвардского университета Евгений Шахнович – о протестах в России


В России прошли митинги в поддержку Алексея Навального, голодающего в колонии с требованием допустить к нему гражданских врачей. По оценке МВД России, в Москве в акции протеста 21 апреля приняли участие около 6 тысяч человек, в Санкт-Петербурге – около четырех с половиной тысяч.

Об этих акциях мы поговорили с Евгением Шахновичем, профессором факультета химии и химической биологии Гарвардского университета, который в 1990 году эмигрировал в США.

Профессор Гарвардского университета Евгений Шахнович – о протестах в России
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:55 0:00

– Вы один из тех, кто публично поддержал Алексея Навального, подписал соответствующее письмо, расскажите почему?

– Я жалею только о том, что я не могу сделать большего. Когда-то, я уже, в общем, человек в возрасте, я был ребенком тогда в 1968 году, когда Советский Союз оккупировал Чехословакию, на площадь вышло семь человек. И чешские газеты говорили тогда, что есть семь оснований не ненавидеть русский народ. Сейчас вышло, наверное, 100 тысяч или больше. У нас 100 тысяч оснований восхищаться молодежью в России, восхищаться Россией и видеть Россию будущего.

В общем, то, что происходит, – это чудовищная несправедливость, это ложь, и все, что мы можем сделать, мы, конечно, будем делать. Я живу в США, работаю профессором в Гарварде. К сожалению, у нас не так много возможностей есть, но все, что мы можем сделать, мы будем делать. И мы выражаем, я выражаю солидарность с замечательными этими молодыми людьми, которые пришли, потому что они борются за свое будущее, они борются за свободную страну, в которой им предстоит жить, растить детей, создавать семьи, и я желаю им громадного успеха в этом.

– А вот такие акции приближают тот самый громадный успех, который вы желаете этим людям?

– Я думаю, что да.

– Как?

– Я думаю, что да, потому что единственный способ отвечать на ложь – это правдой. И когда люди видят эти тысячи людей, которые молодые, вся молодежь выходит, то я думаю, что постепенно, как бы это не сразу, опять же, я помню, как развивались события в Советском Союзе, но в конце концов правда побеждает.

И, может быть, нам не нужно ждать завтра какого-то результата, хотя ситуация с Алексеем Навальным критическая, и в этом смысле нужно ждать результата завтра. Но в общем и лозунги "Свободу политзаключенным", лозунги об ФСБ – они все правдивы. Я думаю, что это приведет к результату, может быть, не сразу, может быть, не завтра.

– Путин во время своего послания к Федеральному собранию много говорил о поддержке российской науки, что российская наука активно развивается, хотя мы видим другие цифры. Как раз, наверное, вас можно назвать российским ученым, который выехал, как вы оцениваете состояние российской науки?

– Я выехал больше 30 лет назад, я сейчас американский ученый, но, конечно, с корнями российскими. Я слежу за тем, что происходит и в российской науке. Есть одна простая вещь: когда нет свободы в стране, в стране не может развиваться наука. Это связанные вещи. Что бы там Путин ни говорил в своем послании и так далее, я вижу, как к нам в наши университеты ученые из России едут и пытаются устроиться, и многих мы, конечно, принимаем.

Но главное условие развития науки – это свобода. Пока нет свободы, настоящая наука развиваться не может. Поэтому то, что люди сейчас выходят на улицы, они в том числе выходят на улицы и за науку, за будущую науку. Я не буду сейчас говорить в эфире о состоянии науки, по крайней мере в той области, в которой я что-то понимаю – биологии, биофизике, биохимии, – но я должен сказать, что отсутствие свободы очень сильно мешает российской науке.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG