Ссылки

Новость часа

"Мама включила видео протестов, кадры насилия. Дедушка сказал: "Это фотошоп!" Как политика расколола семьи и друзей в Беларуси


Протесты в Минске в августе 2020 года

Многие белорусские семьи за последний год оказались расколоты пополам. Часть членов этих семей поддерживают протесты и считают результаты президентских выборов 9 августа сфальсифицированными, а часть продолжает поддерживать Лукашенко и силовое подавление протестов и одобряет уголовные дела против противников белорусского режима. То же самое нередко происходит и с близкими друзьями, если они занимают разную позицию и не готовы ее менять.

Как себя чувствуют белорусы, у которых есть конфликты с семьей и друзьями из-за их политических взглядов? Как они говорят с близкими о политике и гражданской позиции и стараются ли переубедить своих противников? Белорусская служба Радио Свобода поговорила с несколькими такими белорусами.

Алина: "Отец смотрит на ютубе Азаренка"

У белоруски Алины конфликты с матерью и отцом начались прошлым летом, когда девушка вышла на большой митинг в поддержку Светланы Тихановской. С тех пор каждый разговор с родителями, по ее словам, непременно превращался в один большой спор.

"Сначала мне казалось, что я разговариваю не с родителями, а с незнакомыми людьми. В какой-то момент у меня все падало внутри от негодования, гнева и боли. Я много плакала после разговоров с родителями. А сейчас я не разрешаю им в своем присутствии поднимать этот вопрос, – говорит девушка. – Мама всегда всем рассказывала, какой у нас замечательный президент, я это помню с детства. Отец всегда говорит, что не является большим сторонником этого правительства, но Азаренка (Григорий Азаренок – провластный ведущий канала СТВ) смотрит на ютубе".


Алина до сих пор потрясена поведением родителей и говорит, что им необязательно понимать ее мнение по поводу протестов, достаточно его просто принять. Но этого тоже не произошло. Она говорит, что мать умело высказывает свое мнение.

"Она, как шахматист, знает несколько ходов вперед. Например, смотрит новости, и там говорят что-то плохое о протестующих и хорошее о президенте, – рассказывает девушка. – Мать начинает с того, что сначала хвалит власти, а потом спрашивает, зачем люди в Минске бьют витрины, громят все, почему не на работе. А также говорит, что ОМОН очень классный и правильно делает, когда бьет людей".

Алина признается, что после каждой ссоры с родителями чувствует себя плохо: много плачет и даже начинает жалеть, что приехала на выходные домой.

"Из-за большого недопонимания, которое существует между нами, мне сложно делиться какими-либо личными делами и успехами, – говорит она. – Каждый спор – одно и то же. Сначала родители меня провоцируют. Я молчу-молчу, а потом не выдерживаю и начинаю с ними спорить".

"Но однажды я сказала отцу, что приеду в следующий раз только через полгода: он очень испугался и весь вечер даже не шутил", – говорит девушка.

Александра: "С дедом разговаривать бессмысленно, он считает Путина царем"

В семье Александры никогда не было согласия в теме политики, но 2020 год обнажил все проблемы.

"Как только началась избирательная кампания, я хотела сказать бабушке, что есть и другие кандидаты кроме Лукашенко и почему вообще нужно что-то менять именно сейчас, – говорит девушка. – С дедом на эту тему разговаривать бессмысленно, потому что он считает Путина царем, а Россию – самой развитой страной на планете Земля. В тот день, когда по телевизору показали выступление Светланы Тихановской, я попросила бабушку посмотреть его. Потом мы попробовали это обсудить, но мне было сказано, что как кандидат Тихановская ничего не предложила для Беларуси и ее кампания непонятна".

Александра говорит, что в тот день она очень разозлилась на своих родственников и больше не разговаривала с бабушкой на политические темы.

Перед выборами сестра и мать Александры еще раз пытались переубедить бабушку, но снова неудачно.

"Я приехала домой 8 августа, за день до выборов, и услышала, как бабушка разговаривает по телефону: она убедительно и позитивным голосом сказала: "Я сегодня сходила на досрочное голосвание, там все за Лукашенко", – говорит Александра. – Расшатанные нервы дали сбой, и я просто ушла из дома и около полутора часов провела на улице. Маме я сказала, что сейчас приезжать домой не буду".

Девятого августа, как только огласили результаты выборов, Александра поняла, что теперь ей и тем, кто разделяет ее взгляды, угрожает опасность.

"Я просматривала списки задержанных, везде были знакомые и друзья. Мне хотелось кричать родным, что это их вина в том числе, что именно такой слой населения несет ответственность за факты насилия над хорошими, порядочными и образованными людьми", – говорит девушка.

Арестованные рассказывают о пытках в белорусских СИЗО
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:34 0:00

Дедушка и бабушка Александры смотрят только телевизор, хотя есть и интернет и можно читать новости из альтернативных источников.

"Мама включила им видео с протестов, показала кадры насилия и рассказы людей об условиях содержания в изоляторах на Окрестина и в Жодино. Дедушка на это сказал: "Это все фотошоп!" – говорит Александра. – После 16 августа появилась возможность покупать газеты, которые говорили правду. Я принесла один экземпляр домой, положила бабушке и не сказала ничего больше в надежде, что она прочитает, посмотрит на факты "не в твоих телефонах" и поверит. Но я до сих пор не знаю, прочитала она это или просто выбросила".

Александра рассказала бабушке, что ее знакомых пытали, над ними издевались, совершали абсолютно нечеловеческие вещи, но та не реагировала. Дедушка, по ее словам, очень любит показывать свою особенную позицию.

"Российские каналы говорят о Навальном, а дедушка кивает и добавляет: "Как хорошо, что этого мерзавца поймали!" На мои вопросы, что же такого сделал Навальный, ответа у него нет, он только ворчит, что его поведение непатриотично, – рассказывает Александра. – На этой теме меня всегда подрывает, потому что понятие "патриотизма" у пожилых людей – это субботники, концерты в честь чиновников разного ранга и бесконечное "все так живут". Никому не желаю такой подмены понятий, как у моего дедушки. Родных не выбирают, но любить их позицию мы не обязаны", – констатирует Александра и добавляет, что старается больше не говорить дома о политике. Если же родные дома включают госканалы белорусского ТВ, она просит выключить их или переключить, пока она рядом.

"Во время Всебелорусского народного собрания мой дедушка радовался как ребенок, потому что "решается судьба страны". Он сидел один перед большим телевизором и слушал его на большой громкости на всю квартиру. Это тяжело терпеть, но спорить с ним и что-то ему доказывать нет смысла, потому что, по его словам, митингующие "подрывают стабильность, созданную Лукашенко", а желание работать после вуза больше чем за 300 рублей – эгоизм, отсутствие патриотизма и отвратительное поведение, – говорит Александра. – Старшее поколение смотрит на меня дома как на ребенка, который пытается что-то делать самостоятельно: умиленно и сочувственно".

Наталья: "На протесты ходят только наркоманы"

У Натальи сразу после выборов также возникли проблемы в отношениях, но не с родственниками, а с близкими друзьями: среди них оказалось много сторонников Лукашенко.

Оскорбительный словарь: как Лукашенко называет своих оппонентов и простых белорусов
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:00 0:00


"Мне позвонила подруга и сказала: "Ты там хоть не ходишь на улицу (на протесты)? А твои знакомые? Туда ходят только наркоманы и сидельцы, и даже носа не высовывайте, потому что ничего хорошего там нет, полная подстава!" – вспоминает женщина разговор с подругой. Та, по ее словам, работала тогда в госорганах.

"Но я не поняла: как так? Как человек, которого я давно знаю, говорит такую чушь? – говорит Наталья. – В то время я была в деревне с детьми и не видела всего происходящего на улицах своими глазами, но мне прислали информацию о насилии со стороны силовиков мои родственники, которым я доверяю, и у меня уже сложилась картинка. Тогда я просто нашла в себе силы ответить подруге, что мы живем не в то время, когда можно решать вопросы силой и запугиванием".

Наталья говорит, что пару дней спустя подруга снова позвонила ей и извинилась за резкие замечания в адрес протестующих.

"Позже мы встретились с ее семьей, спокойно обсудили происходящее, делились переживаниями. И это помогло, потому что я увидела, как постепенно меняются мысли людей", – говорит Наталья.

Она говорит, что среди ее близких нашлись и те, кто быстро поменял свою позицию, чтобы получить лучшую должность.

"Мне было больно и обидно. Я поняла, что пришла та ситуация, когда людям нужно было что-то быстро решать, а везде была ложь. И те, кто вел себя неискренне, очень быстро раскрывались. Мне потребовалось время, чтобы абстрагироваться и понять, что мы не имеем права изменять чье-то мнение, самих людей. Но мы можем проговаривать то, что мы чувствуем, что мы видим и что происходит".

Наталья говорит, что агрессивное отношение к переменам, неприятие нового заложено воспитанием.


"Это как маленьким детям в детском саду или школе не дают выбора. Есть котлета – ты открываешь рот и ешь котлету. Вот взрослые потом привыкают только открывать рот, когда им в него бросают абы-что, и они это едят. Это привычка не думать: чего же я хочу сегодня? Действительно ли я хочу то, что мне предлагают? Неужели я действительно должен потреблять то, что мне говорят по телевизору?" – рассуждает Наталья.

По словам женщины, чтобы сохранить свое психологическое здоровье, не ранить себя во время споров, она решила на время ограничить отношения с некоторыми знакомыми.

"Я поняла, что у меня в сердце есть своя мысль, и только время покажет, кто чего стоит. Со знакомыми, выбравшими другую сторону, я просто меньше общаюсь, чтобы не волноваться, – говорит Наталья. – Я уважаю прошлое, мы пережили много хороших моментов. И я надеюсь, что наступит то время, когда мы будем вместе за то, чтобы улучшать свою жизнь".

Полный текст статьи (на белорусском языке) опубликован на сайте белорусской службы Радио Свобода

XS
SM
MD
LG