Ссылки

Новость часа

"Вместо "скорой" ко мне приехали из КГБ". Ольга Ковалькова из штаба Тихановской рассказала, как белорусские силовики вывезли ее в Польшу


Ольга Ковалькова (на переднем плане с цветами) на акции протеста в Минске 22 августа 2020 года. Фото: Reuters

Утром накануне "Марша единства" в Минске и других городах Беларуси 6 сентября стало известно, что Ольгу Ковалькову – соратницу Светланы Тихановской и участницу белорусского Координационного совета – вывезли из страны за границу. Сейчас она в Варшаве.

В эфире Настоящего Времени Ковалькова рассказала, как получила 15 суток ареста не выходя из изолятора, как силовики пообещали ей еще много таких арестов и отвезли на пограничный пункт.

Ольга Ковалькова из штаба Тихановской рассказала, как белорусские силовики вывезли ее в Польшу
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:46 0:00

— Власти Беларуси вывезли вас, как я понимаю, на границу с Польшей, фактически выдворили из страны. Расскажите, пожалуйста, что происходило с вами?

— Это интересная история, конечно. Как вы знаете, я была задержана 24 августа вместе с Сергеем Дылевским и еще одним членом президиума [Координационного совета]. У нас был арест – 10 суток. Мы находились сначала в изоляторе на Окрестина, потом нас перевезли в Жодино. Накануне того дня, когда нас должны были выпустить, нас перевели снова в Минск. На следующий день был новый суд, я получила еще 15 суток ареста, и Сергей Дылевский так же. В этот день я очень плохо себя чувствовала и попросила вызвать "скорую".

Но вместо "скорой" ко мне приехали сотрудники КГБ, которые сказали, что я буду находиться в заключении достаточно длительное время и это не последние 15 суток, которые я получу. Альтернативный вариант они предложили – вывезти меня из страны.

— Как это происходило? Как этот вывоз был организован?

— Они сказали, что это будет в понедельник, который должен быть. Но приехали в пятницу, сказали, что в течение часа мы должны покинуть страну. Они вывели меня из изолятора, посадили в легковую машину, и мы направились в сторону границы. Куда мы едем, на какой пропускной пункт, я не знала. В процессе они получали какую-то информацию.

Мы приехали на пропускной пункт в сторону Польши. Они отдали мне паспорт и дали справку о том, что у меня отсутствует коронавирус, хотя тест я никакой не сдавала – это интересный факт, да. Позаботились, вдруг бы Польша меня не приняла, потому что у меня нет этой справки. Я прошла паспортный контроль. За постовым пунктом, где проходил паспортный контроль, стоял человек с моими вещами. Кстати, на [телеканале] БТ вышел сюжет [о моем отъезде], и там прямо в кадре есть этот сотрудник – один из тех, кто меня сопровождал в этой машине, вывозил меня из страны.

С пограничником и с моими вещами мы прошли на нейтральную территорию. Они сказали: "Вам нужно вызвать такси, куда вы поедете?" Я сказала, что не знаю, что я плохо понимаю, где нахожусь. Потом они попросили – какой-то автобус въезжал на территорию пропускного пункта, – чтобы водитель этого автобуса меня подвез. Водитель согласился. Они ушли, автобус подъехал, водитель вышел и узнал меня: "А, я вас знаю, я смотрю стримы!" И стал благодарить сотрудников органов за то, что со мной все в порядке. Ну то есть он немножко не сориентировался, и они тоже были удивлены такой реакции.

И все, я села в автобус. На польской границе связалась с представителями польской стороны: что такая ситуация, мне нужна помощь.

— Сейчас вы в безопасности? С вами все в порядке?

— Вы знаете, честно вам скажу, я всегда была уверена, что в Беларуси я в безопасности. Ничего противозаконного я не делаю, продолжаю говорить об этом и очень надеюсь, что власти, наконец, услышат белорусский народ. Потому что белорусский народ хочет в первую очередь законности к себе – и я, как политик, тоже.

Я надеюсь – даже не надеюсь, а уверена, – что в ближайшее время смогу вернуться в Беларусь. Я вам скажу: у меня такие мысли были даже сегодня утром, когда МВД дало информацию о том, что они "освободили" меня из изолятора. Я думаю: раз они меня освободили и говорят, что я сама уехала, – наверное, я могу вернуться, ничто не может препятствовать моему возвращению домой.

— Ну как, видите, как с Кондрусевичем получилось, с главой белорусских католиков, которого не пускают [в Беларусь]?

— Да. И вообще впервые в практике Беларуси политиков вывозит власть, такого еще не было. Светлана Тихановская точно так же с Марией Мороз были вывезены, я была вывезена. Я всегда думала: но вернуться всегда можно, я же гражданка Беларуси – нет причин не пустить меня в страну, гражданином которой я являюсь. Но как показывает еще один новый кейс с Тадеушем Кондрусевичем – да, возможно, тебя не пустят. Опять же, это ненормально. Потому что весь народ из Беларуси вывезти невозможно, понимаете? Другого народа у этой страны нет.

— Народ – нет, а лидеров оппозиции можно.

— Можно, но лидеры... Знаете, я патриот своей страны, и никогда мысли о том, чтобы покинуть свою страну, даже в небезопасное время, у меня не возникало. И, конечно, все мои расстройства этих дней, а я очень переживала, были связаны не столько с моими какими-то состояниями, сколько с тем, что я понимала: они в любом случае меня вывезут. Они сказали: "У вас выбора нет, понимаете?" Конечно, [в такой момент] нельзя не расстраиваться, потому что никто такого не ожидает обычно.

XS
SM
MD
LG