Ссылки

Новость часа

"Государство не мешает". Социолог – о том, как изменилось отношение к ЛГБТ-людям в Украине


В Харькове прошел марш в рамках ЛГБТ-прайда. По данным организаторов, в шествии участвовали около 3 тысяч человек. Впервые на прайде использовали аппаратуру: раньше фирмы боялись сдавать ее в аренду – опасались, что нападающие разобьют. Еще одна отличительная черта времени – даже в регионах на прайд начинают выходить политики, пусть и не самые топовые. Например, в Харькове был замечен Никита Соловьев, представитель партии "Демсокира".

Противников впервые за все время проведения прайдов в Украине было гораздо меньше, чем участников шествия, а стычек совсем немного. В отличие от Одессы, где две недели назад столкновения противников ЛГБТ-марша – в основном из организации "Традиция и порядок" – произошли с полицией.

Участники прайдов перестали бояться давать комментарии журналистам.

Как прошел ЛГБТ-марш в Харькове и как изменилось отношение к геям и лесбиянкам в Украине
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:58 0:00

Еще несколько лет назад ситуация в Украине была совсем другая.

Киев, весна 2013 года. До Майдана, изменившего ход истории Украины, еще почти полгода, у власти – пророссийский президент Виктор Янукович. Участникам прайда всячески угрожают, но они все же выходят. По разным подсчетам, их от 50 до 100, среди них много иностранцев. Из политиков – ни одного украинского, только европейские: депутат Европарламента, мэр немецкого Мюнхена во главе колонны, представители посольств западных стран. На несколько десятков участников – несколько сотен правоохранителей, тогда еще милиционеров. И до тысячи противников – и казаков, и представителей праворадикальных партий и организаций, и московский патриархат.

Участников того первого прайда с места акции вывозили силовики, вначале скрыв их за высоким забором киностудии имени Довженко. Восемь лет назад ЛГБТ-прайды были возможны лишь в столице Украины, их противников было в десятки раз больше, чем сторонников, а сейчас шествия уже проводятся в областных центрах. Часто – противников меньше, чем участников, но столкновения по-прежнему случаются.

"Эволюция Украины и в принципе всех стран в сторону открытости"

Как изменилось украинское общество в вопросе принятия ЛГБТ и почему, в эфире Настоящего Времени рассказал Любомир Мысив, заместитель директора социологической группы "Рейтинг".

Социолог – о том, как изменилось отношение к ЛГБТ-людям в Украине
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:17 0:00

– Глядя на кадры из Харькова, складывается ощущение, что украинское общество сделало большой скачок в вопросе принятия ЛГБТ. Вам, как социологу, как кажется: это так, или все-таки случай исключительный – то, что мы увидели в Харькове?

– Нет, действительно, если сравнивать с десятилетней давностью, то, конечно, общество стало более открытым и толерантным, поскольку мы это видим и в данных последних наших исследований. Особенно это видно среди молодежи, поскольку это самая открытая группа, в данном случае они более толерантны именно к ЛГБТ-сообществу, и среди них преобладают нейтрально позитивные отношения к этой группе людей.

В принципе, мы можем говорить о том, что общество эволюционирует. В данном случае, если говорить об Украине, то особенно в больших городах к этой теме становится не настолько негативное отношение. Хотя все-таки Украина, если сравнивать, например, с Западной Европой, то, конечно, здесь есть многие проявления негативного отношения к ЛГБТ-сообществу.

Если говорить конкретно о цифрах, то 47% наших сограждан негативно относятся к этой категории людей. Но с другой стороны, у нас 42% говорит, что нейтрально относится к ним, то есть, в принципе, не проявляют никаких особенных чувств. И только 7% говорят, что полностью позитивно принимают. Но с другой стороны, если сравнивать какие-то возрастные группы, то четко видно, что именно негативное отношение преобладает в старшей возрастной группе. Соответственно, если говорить о молодежи, то все-таки тут они более толерантные, более открытые к другим, особенно к ЛГБТ-сообществу.

– Вот это негативное отношение 47% без динамики довольно сложно понять. Несколько лет назад сколько было таких?

– У нас нет данных десятилетней давности, мы можем это только предполагать, смотря на какие-то другие цифры, которые говорят об открытости общества. Если даже сравнивать с тем же опросом, который вы вспоминали, это всемирный ценностный опрос, то мы видим эволюцию Украины в данном случае и, в принципе, всех стран в сторону открытости.

– А как вам кажется, за счет чего происходит позитивное отношение к представителям ЛГБТ-сообщества? Это только из-за смены поколений? Или же здесь есть в том числе роль государства в вопросе принятия ЛГБТ?

– Пока о роли государства говорить рано, поскольку только в последние годы взялись за развитие этой темы на государственном уровне.

Если говорить в общем, то есть две причины. Первая – конечно же, возрастная, поскольку мы имеем равенство между представлением о мире и представлением об открытом обществе между старшими и между молодыми представителями украинских граждан.

С другой стороны, у нас, если посмотреть исследования, видно, что более открыты те люди, которые проживают в больших городах, особенно в Киеве, то есть в городе, который, по сути, является космополитическим, где сосредоточены разные группы людей из разных регионов. Соответственно, здесь больше возможностей для и представления своих интересов, и изучения других групп. И здесь есть возможность именно контакта с другими группами. Поэтому страх перед ними во время общения проходит.

В данном случае это и есть путь решения такой сложной проблемы, как принятие каких-то других культурных [ценностей] и даже группы с другой сексуальной ориентацией.

– Когда я говорю о роли государства, я в первую очередь имею в виду, что государство не накачивает негативом по отношению к ЛГБТ-сообществу принятием законов, как, например, в России – о запрете пропаганды гомосексуализма и так далее. В том числе мы видим, например, в Киеве, в Харькове, в Одессе, когда полиция защищает участников ЛГБТ-прайда, а не разгоняет их, не пускает на самотек, она, наоборот, не дает непосредственно противникам ЛГБТ-прайда вмешаться и каким-то образом помешать его проведению, я скорее это имею в виду.

– Я соглашусь с вами, поскольку правительство Украины взяло курс на прозападный вектор развития страны. Соответственно, любые притеснения групп по сексуальным, по этническим и по другим признакам здесь не приветствуются. Вся политика основана на строительстве более открытого общества, которое соблюдает группы не только большинства, а также и меньшинств, вне зависимости от того, кого они представляют.

– Попытаюсь немного геополитический вопрос задать. Давайте просто попробуем разобраться, почему на фоне всех так называемых постсоветских стран, кроме стран Балтии, Украина сделала такой рывок в вопросе принятия ЛГБТ?

– В первую очередь все-таки здесь надо говорить о том, что и 10 лет назад, и начиная с Майдана был взят курс на Европу, на открытие общества и построение более демократического сообщества в стране. Вся политика государства сосредотачивалась на принятии именно этих норм, которые в первую очередь касаются свобод. Тем более Украина, в отличие от других стран – ближайших соседей, если мы говорим о ценностях будущего, [сделала] большой рывок: здесь меньше ностальгии за Советским Союзом, меньше пропаганды, старых порядков – того, что сейчас происходит и в Беларуси, и в России. Это предполагает и внедрение новых ценностных ориентиров, в данном случае открытости. Если мы говорим конкретно о группах с другой сексуальной ориентацией, здесь и есть прогресс.

Хотя общество все-таки еще является консервативным и я не могу сказать, что мы сразу сделали огромный рывок. Но все-таки курс взят именно на построение других, в том числе прозападных ценностей, и молодежь более открыта именно к таким ценностным ориентациям. И государство не мешает. Не говорю, что оно сильно помогает, но не мешает людям: возможность путешествовать, люди общаются с разными людьми из других стран, здесь это не запрещено в данном случае. Идет обмен опытом, и пропадает страх перед другими группами людей, независимо от того, какой народ или какую сексуальную ориентацию, группу людей они представляют.

– А в чем вы видите основную настороженность общества по отношению к ЛГБТ?

– Если говорить об основном страхе, надо понимать, что в Украине традиции семьи являются очень сильными. Люди, которые не рожают детей, – это кажется странным. Особенно это видно среди старшего поколения, которое, наоборот, приветствовало многодетность, в данном случае это основа семьи. А здесь оно противоречит этому принципу, соответственно, внушает страх. И те, кто отстаивает семейные ценности, не предполагают существование или принятие людей, которые выступают против союза мужчины и женщины, а именно являются гомосексуалами.

В данном случае это и есть основной барьер принятия. Со временем это проходит, поэтому в молодой возрастной группе, конечно, группа ЛГБТ воспринимается более толерантно, поскольку они еще о семье не думают, у них представления о рождении детей, семье совсем другие. Страхов меньше, тем более все-таки они выросли уже в эпоху интернета.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG