Ссылки

Новость часа

КамАЗ героина и 14 лет тюрьмы. Как экстрасенс стала информатором и рассказала о сотрудниках ОБОП, торговавших героином


Ульяна Хмелева

Предпринимательница Ульяна Хмелева, информантка таджикских и российских спецслужб, утверждает, что в 2004 году раскрыла ячейку сотрудников московского ОБОП, торговавших героином. После этого ее посадили на 14 лет. В 2018 году Хмелева освободилась, а фигуранты ее дела до сих пор работают в МВД.

Историю информантки рассказывает журналист Радио Свобода Сергей Хазов-Кассиа.

Ульяна Хмелева (по паспорту Цибац) родилась в Дагестане в 1961 году, после школы переехала учиться в Ленинград, где познакомилась со своим будущим мужем Игорем. Мужа отправили служить в Саратов, Ульяна там родила первого сына. Жили трудно, после демобилизации в 1988 году уехали к родителям мужа в Душанбе: там была работа, к тому же молодой семье выдали дом в центре города.

Экстрасенс для КГБ

В начале 1990-х Хмелева начала сотрудничать с КГБ Таджикской ССР. Ульяна рассказывает, как это случилось.

Ульяна Хмелева – ученица школы №1 в Махачкале
Ульяна Хмелева – ученица школы №1 в Махачкале

"Когда я была в декретном отпуске со вторым ребенком, из Москвы приезжал экстрасенс, и он определил, что у меня очень сильные возможности находить людей по фотографии", – говорит она. С пяти утра перед ее домом выстраивалась очередь, оказались там и сотрудники спецслужб.

Ульяна подружилась с офицером Юрием Гаибовым. Он боролся с незаконным оборотом наркотиков (публичной информации об этом сотруднике найти не удалось).

Хмелеву стали приглашать участвовать в спецоперациях, научили вести оперативную съемку, она выучила таджикский. Сама она, впрочем, настаивает, что никогда не сотрудничала ни с одной спецслужбой официально, а выполняла лишь разовые задания. По ее словам, сотрудники таджикского КГБ уже тогда занимались поставками наркотиков из Афганистана в РСФСР совместно с российскими коллегами.

Во время гражданской войны Хмелевы переехали в Москву. Игорь открыл продуктовый магазин, а Ульяна занялась импортом таджикского хлопка и алюминия, пользуясь старыми связями: "Заняла денег у ребят, а они из таджикской наркомафии оказались", – вспоминает она. Хлопок покупали турки для швейного производства, алюминий – компания Zepter.

Генерал-лейтенант МВД Александр Сергеев
Генерал-лейтенант МВД Александр Сергеев

Связи со спецслужбами Хмелева не оборвала: Гаибов "передал" ее начальнику Главного управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД РФ генералу Александру Сергееву. Сергеев же в 1999 году познакомил ее с бывшим сотрудником таджикских спецслужб и наркобароном Бахтиёром Худоёровым – Ульяна должна была присматривать за ним и по возможности узнать, кто из сотрудников правоохранительных органов крышует Худоёрова. Крышевали сотрудники ОБОП ЗАО Москвы: по словам Ульяны, наркодилеры и милиционеры часто отдыхали в ресторане "Киш-Миш" на Новом Арбате.

Таджикского куратора и друга Хмелевой Юрия Гаибова в 1999 году жестоко убили в Душанбе.

КамАЗ героина

Ульяна рассказывает про следующую схему поставки наркотиков, которая, возможно, действует до сих пор.

Груженые афганским героином вагоны с Таджикского алюминиевого завода приезжали на один из заводов в Нижнекамске (названия Хмелева не помнит). Там героин перегружался в фуры и развозился по стране. Бизнес якобы находился под опекой УФСБ по Татарстану, но непосредственное сопровождение груза обеспечивали сотрудники МВД, которые иногда самостоятельно доставляли наркотик цыганским или таджикским "диспетчерам", а те в свою очередь распространяли его по дилерам и собирали деньги.

В начале 2000-х миллионы героиновых долларов вывозились в Душанбе через VIP-зал аэропорта Домодедово.

Новый знакомый Хмелевой Бахтиёр Худоёров был полезен связями в Таджикистане. "Он подстраховывал, чтобы меня местные бандиты не ограбили", – поясняет Ульяна. Она не оставалась в долгу: по просьбе Бахтиёра несколько раз передавала сотрудникам разных ОВД от $7 до $10 тысяч – за освобождение таджиков, задержанных за торговлю наркотиками.

В 2003 году Худоёров познакомил Хмелеву с заместителем начальника ОРЧ-3 ОБОП ЗАО Москвы Андреем Щировым (сегодня он начальник Отдела по контролю за оборотом наркотиков в том же ЗАО).

По словам Хмелевой, она трижды встречалась с Щировым по просьбе Худоёрова и передала ему в общей сложности около $240 тысяч – за "крышу" при транспортировке героина. Генерал Сергеев был в курсе ее встреч, просил выяснить, как распределяются эти деньги в отделе, но Хмелева в какой-то момент перестала доверять Сергееву и общение с ним прервала.

В том же 2003 году знакомый наркобарон-диспетчер Виктор Ташкентский, которому Ульяна помогала пересылать деньги в Душанбе, предложил ей "кинуть" поставщиков и похитить КамАЗ героина. Ульяна участвовать в афере отказалась и позвонила с телефона-автомата в Отдел по борьбе с наркотиками: КамАЗ задержали.

Разборки

В январе 2004 года Бахтиёр Худоёров попросил Хмелеву подобрать ему хорошую иномарку – для подарка некоему сотруднику милиции Татарстана: прикрытие там Худоёрову обеспечивала казанская ОРЧ-4.

"Мерседес" должны были оформить на мужа Хмелевой Игоря, перегонял его "водитель" Бахтиёра Николай Чистов.

Подполковник Александр Кузин оказался замешан в ряде скандалов с коррупцией и применением насилия, был уволен из органов в связи с утратой доверия, но снова нашел работу в другом округе Москвы
Подполковник Александр Кузин оказался замешан в ряде скандалов с коррупцией и применением насилия, был уволен из органов в связи с утратой доверия, но снова нашел работу в другом округе Москвы

По словам Хмелевой, при покупке присутствовал и Андрей Щиров со старшим оперуполномоченным ОБОП ЗАО Александром Кузиным (сегодня он начальник УВД СВАО по оперативной работе).

"Водитель" Худоёрова Чистов позвонил на следующий день мужу Ульяны Игорю: машина сломалась, нужны деньги на ремонт. Хмелев вместе с 13-летним сыном поехал в Казань, где его задержали и обвинили в транспортировке 15-килограммового "муляжа наркотических средств".

Хмелева уверена, что они с мужем попали в центр разборки: Худоёров якобы "кинул" ОРЧ-4, рассчитывая на помощь друзей из ОБОП ЗАО Москвы.

Показаний Хмелев не давал, но из СИЗО его не выпускали. Худоёров пропал. Генерал Сергеев умирал от рака.

Тем временем Кузин попросил Ульяну помочь ему с расшифровками телефонных переговоров таджикских наркоторговцев. Из них стало понятно, что сами же сотрудники ОБОП ЗАО не только крышуют дилеров, но и развозят героин по точкам в Москве и области. С переводом сленга Хмелевой помогала домработница Фируза Сафиолоева – она потом подтвердит это на суде.

Заместитель начальника Госнаркоконтроля по г. Москве, затем ФСКН по г. Москве полковник полиции Дмитрий Федоров
Заместитель начальника Госнаркоконтроля по г. Москве, затем ФСКН по г. Москве полковник полиции Дмитрий Федоров

Тогда сотрудники татарстанского МВД провели у Хмелевой обыск, но ничего не нашли. Она рассказывает, что за ней следили – в деле есть справка: в ходе прослушки причастности к распространению наркотических средств не установлено (она не смогла предоставить её редакции Радио Свобода).

Через два дня после обыска, видя, что дело мужа не двигается, Хмелева отправила факс в Госнаркоконтроль, где пообещала рассказать о торгующих героином сотрудниках милиции. В тот же день она оказалась в кабинете заместителя начальника УФСКН по г. Москве Дмитрия Федорова. Тот назначил Ульяну Хмелеву куратором начальника оперативной службы Игоря Тхира.

170 кг героина и ни одного арестованного милиционера

Хмелева уверяет, что телефоны Щирова, Кузина и ещё одного оперуполномоченного Владимира Ваганова были на прослушке: все они засветились на оперативной съемке при перегрузке пакетов, предположительно, с героином.

По просьбе Тхира Хмелева познакомилась с наркозависимой Верой Шульгиной – она была у милиционеров "пробщицей": с ее помощью решали, стоит ли пустить изъятый при спецоперациях наркотик на продажу. В машине Шульгиной Хмелева прикрепила прослушивающее устройство и договорилась, что Шульгина будет сливать ей информацию о милиционерах.

В ночь с 29 на 30 марта 2004 года задержали автомобиль со 170 кг героина. Перед этим по просьбе Тхира Хмелева якобы засняла, как Щиров и Кузин перегружают мешки с наркотиком из МАЗа в ВАЗ 2110 на Горьковском шоссе на границе Владимирской и Московской областей. Ульяна уверяет, что на следующий день видела некоторые отснятые ею кадры в теленовостях. В спецоперации при задержании автомобиля с наркотиком присутствовал полковник Дмитрий Федоров. Но ни одного сотрудника милиции не задержали.

На суде Федоров подтвердил, что Хмелева сотрудничала с его службой и помогла в задержании машины со 170 кг героина, но в спецоперациях участия не принимала, фамилии Щирова и Кузина ему не знакомы, водитель же героиновых "Жигулей" успел скрыться.

Но Хмелева утверждает, что дала показания на сотрудников ОБОП ЗАО еще в марте, а летом, уже в СИЗО, к ней приходила начальник следственной службы ФСКН Галина Смирнова и просила заменить фамилии милиционеров в протоколе на неустановленных лиц. Хмелева отказалась.

Игоря Тхира в суде не допрашивали: после ареста Хмелевой он погиб в автокатастрофе, его автомобиль столкнулся с бетономешалкой.

Начальник полиции Казани Руслан Халимдаров, в 2017-м его посадили на 10 лет за похищение человека и контрабанду наркотиков
Начальник полиции Казани Руслан Халимдаров, в 2017-м его посадили на 10 лет за похищение человека и контрабанду наркотиков

Тогдашний начальник ОРЧ-4 Казани Руслан Халимдаров предложил Хмелевой выпустить ее мужа за взятку в $100 тысяч. Хмелева обратилась в Казанский правозащитный центр (адвокат "Агоры" Павел Чиков подтвердил эту информацию). Правозащитники помогли ей написать заявление в Главное управление собственной безопасности МВД. Дела никакого не завели, но уголовное преследование Игоря Хмелева прекратили в июле 2004 года – уже после ареста Ульяны.

Последняя операция

"Пробщицу" Шульгину арестовали, на допросе она якобы предложила сдать сбытчицу – Ульяну – и поучаствовать в контрольной закупке. Так выдали разрешение на обыск в квартире Хмелевой.

Согласно фабуле дела, Шульгина под наблюдением сотрудников ОБОП встретилась с Хмелевой в своей машине, передала ей заранее оформленные под протокол деньги, а наркотик должна была забрать с утра из почтового ящика. Утром двое сыновей Ульяны, 13-летний Батыр и 17-летний Борис, на глазах у Ярослава Федорова положили в почтовый ящик своей квартиры какой-то сверток, подростков задержали и усадили в машину.

Оперуполномоченный Ярослав Федоров стал частным детективом, членом Координационного совета негосударственной сферы безопасности РФ
Оперуполномоченный Ярослав Федоров стал частным детективом, членом Координационного совета негосударственной сферы безопасности РФ

В это время Шульгина с оперативником вынули наркотик из ящика, а Щиров, Кузин и Федоров ждали на лестнице. Через 15 минут Ульяна вышла из квартиры, увидела милиционеров и побежала назад. Она успела забежать в квартиру и вонзила себе в живот нож.

Тогда при обыске нашли 5 кг наркотика, но экспертиза Экспертно-криминалистического центра ГУВД определила, что чистого героина было всего 229 грамм. Правда, эта экспертиза в дело не попала, так как исчезла. При обыске в квартире у Хмелевой ни фото-, ни видеофиксации не велось, в квартире никого из хозяев не было, на постановлении суда в качестве понятой расписалась уборщица подъезда.

Суицид в наручниках

Версия Хмелевой, ее сыновей и домработницы значительно отличается. Ульяна говорит, что тогда она принимала участие в спецоперации, во время которой заманила в свой подъезд наркокурьера из Каунаса. Кроме нее и все тех же Щирова и Кузина, в операции принимали участие еще человек восемь, в том числе врио начальника ОБОП ЗАО Сергей Чернышов, оперуполномоченные Владимир Ваганов, Ярослав Федоров, Виталий Ерчев, Роман Сигалов.

Ульяна Хмелева за месяц до ареста
Ульяна Хмелева за месяц до ареста

У курьера отобрали 11 кг героина и другие наркотики, взяв и выкуп в $35 тысяч. $3,5 тысячи отдали Хмелевой за помощь. Но милиционерам показалось, что Хмелева их сдала, и поздно вечером они вернулись. Сыновья Ульяны на суде рассказывали, что их избили, а ей самой сделали укол, предположительно, галоперидола.

Хмелева и ее сыновья рассказывали также, что за ночь сотрудники ОБОП вынесли из квартиры все, что могли.

Утром детей и домработницу отвели в машину, а Ульяну посадили на стул, надев наручники на руки за спинкой. От нее требовали рассказать на камеру, что полковник Федоров из ФСКН крышует наркомафию и что она подкинула ему героин. Хмелева рассказывает, что в лиф рубашки спрятала кольцо, серьги и колье с бриллиантами, в которых была в тот день. В тот момент на кухне с ней был один Александр Кузин, у него в руках был штык-нож, он резал огурец на доске.

"Когда он передо мной размахивал ножом, я сделала движение, чтобы поправить, он схватил меня за рубашку: "Что ты там спрятала?" – я его укусила за руку". После этого Кузин якобы потянул Хмелеву на себя и случайно насадил ее на нож.

Женщина утверждает, что милиционеры начали ругать Кузина, а потом решили завести на нее дело. Они рассыпали по столу белый порошок, сделали муляжи пакетов с наркотиками, на Хмелеву надели кожаную куртку, предварительно проковыряв в ней дырку ножом – не с той стороны – и засунув под подкладку пакет с наркотиками.

Врачей вызвали только через полтора часа. В медицинской карте случай записали как "суицид".

Сотрудник ФСКН Дмитрий Федоров на суде подтвердил, что Ульяна позвонила ему из Института Склифосовского и рассказала, что ее ранил милиционер. Федоров и Тхир примчались в больницу, но Хмелева уже лежала на операционном столе, поговорить им не удалось.

Федоров приезжал также в управление к Сергею Чернышову с вопросами о Хмелевой и об участии его подчиненных в торговле наркотиками, но тот предложил ему отправить официальный запрос, тем дело и кончилось.

Следователь ГСУ ГУ МВД по Москве Виктор Рубашкин в 2015 г. был обвинен в коррупции, заключил сделку со следствием, двоих его коллег приговорили к 11 и 12 годам колонии, Рубашкин отделался штрафом
Следователь ГСУ ГУ МВД по Москве Виктор Рубашкин в 2015 г. был обвинен в коррупции, заключил сделку со следствием, двоих его коллег приговорили к 11 и 12 годам колонии, Рубашкин отделался штрафом

В Склифе Хмелеву арестовали и перевели в "Матросскую тишину". Версия суицида так и осталась основной, несмотря на то, что экспертиза зафиксировала рубцы от наручников на предплечьях женщины, указав, что в положении "руки сзади" она себе нанести удар не могла.

Не дожидаясь итогов расследования дела против сотрудников ОБОП, следователь ГСУ Москвы Виктор Рубашкин передал дело Хмелевой в суд. Несмотря на то, что и Батыр с Борисом Хмелевым, и Фируза Сафиолоева, и даже полковник Федоров дали показания в защиту подсудимой, 24 августа 2005 года Таганский районный суд приговорил ее к 15 годам заключения, а Шульгину – к трем годам условно.

Приговор отменили в апелляции по формальным основаниям, по новому приговору Таганского суда Шульгина получила два года условно, а Хмелева – 14 лет колонии.

Отсидев от звонка до звонка, Ульяна готова бороться дальше – до реабилитации и ЕСПЧ. "Надеюсь, найдется честный сотрудник, который захочет это расследовать", – говорит она. Пока же опасается, что посадившие ее полицейские могут ее устранить: по словам Хмелевой, за ней следят с момента освобождения, во дворе какие-то странные машины без номеров, кто-то справлялся о ней у консьержки в подъезде.

Ульяна Хмелева после освобождения
Ульяна Хмелева после освобождения

Весь материал читайте на сайте Радио Свобода

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG