Ссылки

Новость часа

Визовый центр для ФСБ. Что стало известно из нового расследования Bellingcat


Что стало известно из нового расследования Belligcat
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:08 0:00

ФСБ пыталась получить доступ к внутренним системам визового центра в Москве, который помогает россиянам получить визы. Об этом рассказали в своем новом расследовании эксперты группы Bellingcat и издания The Insider. По их данным, агенты ФСБ пытались сделать визы двум россиянам. Один из авторов расследования рассказал нам, что он уверен: эти два человека – Боширов и Петров, которых подозревают в отравлении Скрипалей.

"Меня зовут Вадим Митрофанов. Я высокопрофессиональный IT-специалист. В России ФСБ в настоящее время разыскивает меня, так как я отказался участвовать в незаконном сборе информации о гражданах России, обращающихся за визами в Великобританию и Швейцарию", – утверждал в совместном расследовании Bellingcat и The Insider человек, который представился как сотрудник TLScontact.

TLScontact – это визовый центр, которому консульства доверяют первую стадию обработки заявлений на получение виз, то есть сбор документов и биометрических данных заявителей. В Москве офис TLScontact находится во втором Сыромятническом переулке, почти на Садовом кольце. Большинство швейцарских и британских виз в России выдают именно здесь.

В заявлении, которое Митрофанов подал властям США, он рассказывает, как начиная с декабря 2015 года его жене, уроженке азиатской страны, отказывали в виде на жительство в России. В марте 2016 года Митрофанову якобы позвонил сотрудник миграционной службы по имени Андрей. И предложил встретиться – но не по адресу службы, а в торговом центре в пяти минутах ходьбы от визового центра.

"Нам пришел запрос из Смоленска. По поводу правил пребывания вашей супруги в нашей стране. Нам нужны объяснения родственников, в том числе ваших, и ваши пояснения. Телефонных пояснений не хватает, это должно быть документально оформлено", – говорит собеседник в опубликованной записи разговора.

В заявлении Митрофанов указывает, что после нескольких вопросов о проблемах с ФМС, сотрудник стал спрашивать о должности Митрофанова в визовом центре. На той же встрече его заставили подписать соглашение о сотрудничестве с ФСБ.

"30 июня 2016 года Александр потребовал предоставить доступ к системам визового центра Великобритании через уязвимость в системе электронных очередей. Хотя Андрей никогда не угрожал открыто, он пользовался такими фразами, как "будет неприятно, если вашей жене придется дожидаться депортации на родину в тюрьме", – объясняет Вадим Митрофанов.

По словам Митрофанова, у ФСБ был доступ к видеокамерам внутри визового центра и диаграмма его корпоративной компьютерной сети. ФСБ также якобы пыталась устроить в TLScontact своего человека на работу, но безуспешно. В посольстве Великобритании в России изданию сказали, что компания все равно не принимает решения о выдаче виз – это делает специальный департамент, куда TLScontact передает документы.

"TLScontact выполняет исключительно административную роль – визовые центры являются просто местом подачи заявлений на британскую визу. Они не играют никакой роли ни на одном из этапов процесса принятия решений", – говорится в заявлении посольства.

В расследовании The Insider не утверждается, что Боширов и Петров получили британские визы именно через TLScontact. Издание подчеркивает, что первый визит "солсберецких туристов" в Великобританию случился через некоторое время после попыток ФСБ проникнуть в систему визового центра.

"В ФСБ хотели слишком многого"

По данным главного редактора The Insider Романа Доброхотова, ФСБ несколько раз пыталась завербовать сотрудников визового центра.

— Что мы узнали – это то, что сотрудники не просто требовали от него информацию о людях, получающих визы в этом визовом центре, их иногда интересовали, кстати, совсем конкретные персонажи, не имеющие отношения к инциденту в Солсбери, но что еще мы знаем – что они упоминали, что хотят, чтобы "пара человек", без упоминания имен, отправились в Великобританию, получив при этом визы без каких-либо проблем и проверок. Они хотели, чтобы завербованный сотрудник им помог это организовать.

Но он был не уполномочен принимать решения, поскольку в визовом центре не выдают визы, в нем только собирают все документы. Он им долго объяснял, как это работает, почему он им не может помочь и так далее. Поэтому по данному конкретному вопросу они, в конце концов, от него отстали.

Но интересно, что вся эта история происходила буквально за пару месяцев до того, как Боширов и Петров впервые оказались в Великобритании. Поэтому я не верю в то, что это просто совпадение, и в то, что речь шла о каких-то других людях. Скорее всего, это именно наши герои и есть.

— Ваш источник уехал сейчас из России. Где он находится?

— Он находится сейчас в США. Он еще не получил политическое убежище, он подал запрос на политическое убежище. Кстати, он достаточно сильно переживает, что тот факт, что он поделился с нами информацией, может как-то помешать ему получить это убежище. А причина, по которой он запросил, понятна – потому что его заставляли работать на ФСБ. Он возвращаться в Россию не может. Более того, он с большим трудом покинул территорию России, так как он предпринимал множество попыток уехать сразу после того, как его завербовали, так как он не хотел работать на ФСБ, его заставили работать шантажом, угрожая проблемами для жены и матери. Соответственно, он пытался уехать с самого начала, но его просто не пропускали через границу под тем или иным предлогом.

— Это государственный визовый центр или это частный визовый центр, который работает и предоставляет некую государственную услугу?

— Это частный визовый центр, который работает вместе с Великобританией, это международная организация. Она, конечно, не уполномочена принимать официальные решения о том, чтобы давать кому-то визы или нет, поэтому, собственно, завербованный сотрудник и объяснил, что на его уровне этот вопрос решить нельзя, надо обращаться в консульство. Тем не менее вся информация проходит через этот визовый центр. Вы не можете никак получить визу в Великобританию в обход TLSсontact, за исключением того, если вы только не дипломат или еще в каких-то более сложных случаях. Поэтому это очень ценная информация. По сути, каждый человек, который подавал на визу в этом визовом центре, на самом деле не только в этом, он делился с российскими спецслужбами всей своей конфиденциальной информацией.

— Неужели ФСБ не могли знать, что он никак не может повлиять на это? Или у них была какая-то надежда?

— Я бы не сказал, что это указывает на то, что сотрудники ФСБ очень глупы и не могли посмотреть просто в интернете, как работает процесс. Просто им в любом случае надо было для выполнения своих целей туда внедряться, если они хотели получать информацию обо всех людях, путешествующих в Британию. Другое дело, что они хотели слишком многого, они хотели, чтобы прямо сам по себе этот доступ им позволил обойти все эти проверочные процедуры, и у них сразу это сделать не получилось. Но судя по тому, что Боширов и Петров все-таки успешно попали в Великобританию, они смогли поработать не только на уровне визового центра.

— По вашей информации, это была единственная попытка завербовать сотрудника этого визового центра у ФСБ?

— Нет, это была точно не единственная попытка, потому что, во-первых, мы знаем, что они пытались просто устроить своего собственного сотрудника в визовый центр через обычную процедуру найма на работу. Она, правда, была неуспешная, но это та единственная, о которой мы знаем. Скорее всего, было и много других.

Кроме того, тот сотрудник, который просил убежище, поскольку он был айтишником, имел доступ к огромному множеству документов внутренних, он обнаружил один из таких очень подозрительных документов, где собиралась информация, явно не интересующая сам визовый центр, информация о людях, подающих на визы, там были выделены какие-то фамилии. В общем, очень подозрительный документ. И он увидел, кто этот документ подготовил, и считает, что знает как минимум еще одного человека, работавшего в тот период, кооперировавшегося с ФСБ.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG