Ссылки

Новость часа

"Чувствую, что я у себя на родине": еще двум этническим казахам из Китая дали в Казахстане статус беженца


Еще два этнических казаха из Китая, Кайша Акан и Багашар Маликулы, получили статус беженца в Казахстане. Они бежали от китайских властей, опасаясь, что их поместят в "лагеря политического перевоспитания". Как им живется на исторической родине и чем они планируют заниматься?

Еще два этнических казаха, бежавших из Китая, получили статус беженцев в Казахстане
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:23 0:00

Багашар Маликулы сейчас живет в Алматинской области. Впервые в Казахстан он приехал в 2015 году и практически сразу получил в этой стране вид на жительство. Спустя год мужчина вернулся в Китай, чтобы навестить родных. Там его задержала полиция и стала допрашивать. Боясь дальнейших преследований и того, что его, как представителя казахского меньшинства, отправят в так называемый лагерь политического перевоспитания, в январе 2017 года Маликулы снова бежал в Казахстан, где попросил убежища. Теперь у него есть официальное удостоверение беженца, и он надеется, что отныне его жизнь изменится.

"Теперь все изменится, время покажет. Я рад и надеюсь, что теперь не будет проблем с трудоустройством. Очень сложно было зарабатывать", – признается он.

Кайша Акан с мужем обосновалась в съемном жилье на окраине Алматы. К себе в дом женщина не приглашает: говорит, что боится проблем с арендодателем. По ее словам, чувство страха преследует до сих пор.


"Если честно, в целях безопасности я стараюсь поменьше общаться с малознакомыми людьми. Я до сих пор очень многого опасаюсь, – признается Кайша. – За все время, пока я собирала документы, очень много людей приходили, искали меня. Они обычно не представляются. Могли меня скрытно сфотографировать. Я до сих пор так и не поняла, что им было нужно от меня".

Вспоминать о прошлой жизни Кайше непросто: в Китае у нее остались мать и 15-летний сын. За все это время после отъезда она ни разу не получила от них весточки. А сама писать и звонить им не рвется, боится за их безопасность.

"Эти полтора года после отъезда показались мне самыми длинными. Я до сих пор не могу общаться с родными в Китае, – рассказывает женщина. – Я бежала сюда в одной одежде, без денег, без документов. Меня смогут понять только те, кто прошел через это. Но при этом я не могу сказать, что весь китайский народ плохой. Я ведь занималась бизнесом, у меня было много хороших друзей. Все дело в политике партии, из-за которой очень сильное давление оказывается на этнических казахов".


Кайша говорит, что после всего пережитого ей нужно время, чтобы восстановиться. В последнее время женщина стала часто болеть. Но теперь, получив статус беженца, верит, что ее жизнь изменится к лучшему.

"Сейчас я чувствую, что я все-таки у себя на родине, – замечает она. – Ранее из-за проблем с документами я не смогла получить какую-либо финансовую помощь. А сейчас, получив официальный статус, я надеюсь, что в скором времени смогу получить и гражданство".

В октябре статус беженца в Казахстане получили еще двое этнических казахов, бежавших из Китая: Кастер Мусакан и Мурагер Алимулы. Пока остается неясной судьба Тлекома Табарикулы, который также попросил в Казахстане защиты. В январе суд в Жаркенте приговорил его к шести месяцам лишения свободы за незаконное пересечение границы.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG