Ссылки

Новость часа

"Если Россия продолжит агрессивные действия по отношению к Украине или к другим нашим партнерам, то мы ответим". Интервью госсекретаря США


Энтони Блинкен в Киеве 6 мая 2021 года

Госсекретарь США Энтони Блинкен находится с визитом в Киеве: он первый высокопоставленный представитель администрации президента Джо Байдена, который приехал на переговоры с украинским руководством. Во время и после переговоров с президентом Владимиром Зеленским Блинкен заявил, что США активно изучают возможности усилить поддержку Украине в сфере безопасности, и еще раз подчеркнул, что его страна поддерживает суверенитет, территориальную целостность и независимость Украины. Госсекретарь отметил, что эту позицию разделяют все члены "большой семерки", с заседания которой на министерском уровне он только что приехал в Киев из Лондона.

В интервью украинской службе Радио Свобода Энтони Блинкен развил эту мысль и подчеркнул, что "ни одна страна не может диктовать другой, какую политику проводить и с кем вступать в союзы". "Эти принципы поставлены под угрозу здесь, в Украине, российскими действиями", – сказал он.

Госсекретарь США Энтони Блинкен о готовности Соединенных Штатов помочь Украине
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:00 0:00


– Госсекретарь Блинкен, в апреле мы видели сосредоточение большого контингента российских войск у границы с Украиной на Донбассе и в Крыму. Россия назвала это учениями. Какие выводы Соединенные Штаты сделали в связи с этой ситуацией?

– Я думаю, что урок номер один – это сохранять высокий уровень бдительности относительно возможной агрессии России по отношению к Украине.

Вы правы. Это была одна из крупнейших концентраций российских военных сил у границ Украины с 2014 года, с тех пор как Россия осуществила свое первое вторжение. И, конечно, мы сосредоточились на этой ситуации, как и многие другие страны. Они выразили не только свою озабоченность, но и солидарность Украине и выступили против этих действий.

Сейчас мы видим, что часть войск отошла от границы. Но много и осталось. Мы видим, что тяжелое вооружение было отведено от границы, однако другие силы остались. У России есть возможность заранее предупредить о своих дальнейших действиях и снизить градус напряжения. И мы, конечно, сохраняем бдительность в этой ситуации и внимательно следим за ней. А также хотим вселить уверенность, что мы помогаем Украине так, чтобы она имела возможность защитить себя, защитить свой суверенитет, защитить свою территорию.

– Сложившаяся ситуация вызвала в украинском обществе закономерный вопрос о том, что могут делать партнеры Украины в случае повторного вторжения России на территорию страны. Я бы хотела спросить у вас как у представителя государства, которое является стратегическим партнером Украины, какие действия Соединенные Штаты предприняли бы в такой ситуации?

– Самое важное, что мы можем делать и что мы делаем, – это убедиться, что такое не случится. Что Россия не примет подобное очень прискорбное решение как продолжение агрессии или опрометчивых действий в отношении Украины. И эта та причина, по которой мы ведем диалог крайне открыто с тех пор, как мы увидели концентрацию вооруженных сил. По этой причине мы тесно сотрудничаем с лидерами других государств по всему миру, включая НАТО и Евросоюз. Все они крайне сосредоточены на происходящем и демонстрируют Москве, что мы очень внимательно следим за ситуацией.

Если какие-либо действия все же будут предприняты, это не останется без последствий. В то же время мы сотрудничаем с нашими партнерами здесь, в Украине, чтобы удостовериться, что у них есть все необходимые средства для защиты своих территорий и людей.

– Касательно средств защиты: было сделано два разных заявления украинскими властями. Первое – что Украина будет просить о системе воздушной защиты, и второе – что Соединенные Штаты могли бы разместить системы "Патриот" в Украине. США рассматривают возможность реализации какого-либо из этих проектов?

– Мы, конечно же, будем рассматривать любую просьбу подобного рода. Но главное – что Пентагон является основным партнером Украины. И по мере того, как мы ведем переговоры, мы ищем, какая дополнительная помощь необходима сверх той, которую мы уже оказываем, включая оборудование, которое в нынешней ситуации помогло бы Украине. Этот процесс активно обсуждается.

– Обращая внимание на ситуацию, что российские вооруженные силы, как вы отметили, продолжают находиться у границ Украины и в Крыму, рассматривают ли Соединенные Штаты возможность отключения России от платежной системы SWIFT?

– Я не хотел бы отвечать на гипотетические вопросы о том, что мы могли бы сделать в будущем. Я бы хотел просто сказать, что когда речь заходит о попытке сдержать агрессию или ответить на нее, мы рассмотрим любой разумный вариант. Потому что, как я уже сказал, мы решительно даем понять, что будут последствия в разных областях.

Но я хотел бы сказать и еще одну важную вещь. Мы предпочли бы более стабильные и предсказуемые отношения с Россией. И действительно, президент Байден ясно дал понять это президенту Путину.

Но что также не менее важно: мы убеждены в этом, что если Россия продолжит опрометчивые или агрессивные действия как по отношению к Украине, так и по отношению к другим странам, которые являются нашими партнерами, то мы ответим. Не с целью эскалации, не с целью поиска конфликта, но потому, что такие действия не могут оставаться безнаказанными.

Поэтому, я думаю, крайне ясно, что последствия будут. Но я искренне надеюсь, что Россия понимает, что мы предпочли бы более стабильные отношения, однако это зависит от России. От ее действий или их отсутствия.

– Президент России Владимир Путин в недавнем обращении к Федеральному собранию предупредил Запад не переступать "красную черту". Есть ли у США какие-то "красные линии", которые невозможно переступить в отношениях с Россией?

– Мы не говорим в таких терминах, как "красные линии". Здесь ясно одно, и это уходит корнями в 2014 год, что две вещи поставлены под угрозу в связи с российской агрессией против Украины.

Первая и самая важная вещь – права украинского народа, его суверенитет, целостность территории, демократия. Но также под угрозой оказались и очень важные более общие принципы, которые оказывают влияние в том числе и за пределами Украины. Эти принципы включают в себя, например, представление о том, что понятие "сфера влияния" надо было забыть после Второй мировой войны.

Мы не принимаем понятие "сфера влияния". [Это включает в себя и] принцип, что другая страна не может просто взять и силой изменить границы своего демократического соседа. Принцип того, что одна страна не может диктовать другой, какую политику проводить, с кем вступать в союзы. Эти принципы поставлены под угрозу здесь, в Украине, российскими действиями. Но они также важны и в других частях света.

И если мы позволим безнаказанно нарушать эти принципы, то это пошлет неверный сигнал не только России, но и другим странам мира: что правила ничего не значат, что страны могут себя вести так, как они хотят, что сила всегда права. Это может иметь такие последствия, как разрушение международной системы, как конфликт, а не сотрудничество. Это очень плохие потенциальные последствия, и мы приложим все силы, чтобы этот сценарий не воплотился в жизнь.

– Радио Свобода тоже испытывает на себе давление. Наше московское бюро на грани закрытия из-за закона об "иностранных агентах" в России. Вы уже выражали обеспокоенность в связи с этим. По вашему мнению, есть ли возможность повлиять на ситуацию?

– Мы только что отметили Международный день свободы печати. И мы говорили в этот день с журналистами со всего мира, которые работают в странах, где они находятся под угрозой, где их право заниматься журналистикой и делать это безопасно и открыто оспаривается. Это происходит во многих государствах, и, конечно, мы видим это в России напрямую в отношении Радио Свободная Европа/Радио Свобода.

Как пытаются выжить СМИ – "иностранные агенты"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:21 0:00

США защищают независимую журналистику. Это основа любой демократической системы. Она позволяет призывать власти к ответственности за их действия, информировать граждан. Это базовые вещи. И я думаю, что власти, которые подавляют свободу прессы, – это власти, которые сами не верят в себя и свою систему. Зачем бояться того, что люди информированы, что лидеры могут быть призваны к ответу? Везде, где существует давление на журналистику и свободу прессы, мы поддерживаем журналистов и эту свободу.

Я сам иногда получаю репортажи, комментарии, статьи, которые мне могут в какой-то момент не понравиться, но я всегда буду делать все возможное, чтобы защитить право журналистов выполнять свои профессиональные обязанности, потому что то, что вы делаете, исключительно важно для жизни наших граждан.

– Около 100 граждан Украины сейчас находятся в российских тюрьмах. Украина считает их политическими заключенными. Большинство из них – крымчане. Один из жителей Крыма Алексей Бессарабов вчера обратился к вам из российской тюрьмы с просьбой как-то повлиять на российские власти, чтобы добиться освобождения украинцев. Есть ли у США возможность повлиять на этот процесс, поскольку обменов пленными между Украиной и Россией не было с прошлой весны?

– Мы в целом обеспокоены ситуацией, когда отдельные правительства произвольно задерживают граждан другой страны, держат их в заложниках или как политических заключенных. Мы работаем со многими странами мира, чтобы дать более жесткий ответ на подобные вещи. С другой стороны, если у нас есть возможность говорить с властями страны о людях, которых они незаконно удерживают, мы это делаем. Так что, если у нас будет такая возможность, мы ею воспользуемся.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG