Ссылки

Новость часа

Реальная цель – не захват Украины, а коллапс ее государственности. Федор Крашенинников – о том, что Путину нужно от Киева


Что Путин писал и говорил об Украине
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:47 0:00

В июле Владимир Путин выпустил статью, по следам которой на Первом канале сделали карту Украины с границами, какими их видит Путин. После этого материала президент России дал интервью, в котором упорно продолжал называть украинцев "ближайшими родственниками". Сейчас у границ "родственников" и соседей, по данным украинской разведки, Москва сосредоточила около ста тысяч военных. При этом политический обозреватель Федор Крашенинников уверен, что полномасштабной войны не будет. Он считает, что у Кремля другие цели: по словам обозревателя, реальная цель Владимира Путина – это коллапс украинской государственности и дестабилизация политической обстановки.

"Спровоцировать переворот"

— Вы думаете, это [российские войска у украинских границ] для того, чтобы, как говорится, потроллить своих политических оппонентов, или они реально так [планируют действовать]? Я имею в виду, Москву и Кремль.

— Как мы помним, когда Путин действительно захватил часть территории Украины, никаких планов никто не публиковал и статей тоже никто не публиковал. И вообще войны обычно начинаются не путем публикации планов расширения захвата территории и демонстративного марширования войск вдоль границ. Обычно как раз таки в случае, когда готовится реальная война, наоборот, звучат разговоры о мире, о том, что никто не хочет воевать, а потом войска перебрасываются внезапно, и без объявления войны начинается что-нибудь плохое. Поэтому, честно сказать, все, что происходит сейчас на границе России с Украиной кажется мне очень жестокой и, несомненно, опасной игрой нервов, которая ведется, конечно же, прежде всего Путиным, и из которой определенную выгоду извлекает украинское руководство.

Цель Путина в Украине очевидна. Конечно же, он не хочет захватывать Украину целиком, ему совершенно не нужны ни Львов, ни Киев, просто потому что это огромное население, и оно явно совершенно не в восторге от таких перспектив. Поэтому реальной целью Путина является коллапс украинской государственности в современном его виде, разрушение украинской государственности, дестабилизация Украины, чтобы в нынешнем виде она перестала существовать, была пересобрана в каком-то новом виде с какой-то, может быть, новой Конституцией, которая, с одной стороны, сделает ее федеративной, слабой, рыхлой. При этом, очевидно, признает утрату контроля над Крымом и так далее. Вот что реально нужно Путину в Украине.

Для достижения этих целей война не обязательно нужна. Достаточно, во-первых, постоянно держать украинское руководство в напряжении. Надо понимать, что Украина ресурсно гораздо беднее России, и выдержать постоянную мобилизацию огромного воинского контингента и жизнь в режиме военной тревоги для Украины это очень тяжелый удар по экономике, удар для всего. Кроме того, мы видим, что в украинской политике происходят свои собственные процессы: идет атака на Зеленского, Зеленский отбивается, какие-то акции протеста. Я думаю, что среди планов Путина, конечно, есть поддержка любой нестабильности внутри Украины – на фоне этого гипернапряжения на границе организовать какие-то акции протеста и так далее. И, конечно, это капание на мозги.

По поводу статьи Путина я, например, считаю, что она написана не для того, чтобы на нее отвечали интеллектуальные элиты Украины, особенно правящие элиты Украины, и это не для жителей Западной Украины. Эту статью он написал для своих сторонников на Украине. А это горькая правда, что есть некая часть украинского населения, которая скептически относится к нынешним властям в Киеве или просто недовольна своим положением. И Путин пишет этим людям, что он не против Украины. Он же не отрицает существование Украины, он не отрицает существование украинского языка – эта статья даже переведена на украинский язык. Путин, по сути, говорит этой части украинского общества, что нынешняя Украина плохая, ненормальное государство, что проблема Украины в том, что ее бездарное руководство ссорится с прекрасным Путиным, что дружба с Россией принесла бы людям выгоду, пользу. И, по сути, Путин говорит, что реальная оппозиция украинской власти – это он, Путин: "Вам не нравится то, что происходит, значит ориентируйтесь на меня".

Я не уверен, что эта статья и те идеи, которые излагает Путин, вызвали у той части украинского общества, к которой он обратился, такую же реакцию, как у киевских интеллектуалов и так далее. Очевидно, что какая-то часть украинского общества, к сожалению для украинской власти, предрасположена к восприятию такой пропаганды. И это в каком-то смысле, конечно, заслуга всех властей Украины за последние 30 лет, потому что, давайте честно, там много всего разного происходило. Едва ли можно сказать, что украинские власти все эти годы являли чудеса компетентности, популярности, что они привели свою страну сквозь кризисы и бедность. Нет, это неправда. И Путин этим пользуется. Поэтому то, что мы наблюдаем сейчас, это очень жестокая игра на нервах, это очень жестокое капание на мозги всему украинскому обществу, это желание его взорвать изнутри, потому что понятно, что есть более националистически чувствующая часть общества. И есть часть общества, как я уже сказал, которая настроена лояльно к Путину и к России. Есть огромный центр, который вообще устал от этого всего.

И задача Путина – спровоцировать крайние спектры украинского общества на какие-то действия, расколоть еще дальше украинское общество, расколоть украинскую элиту, спровоцировать переворот – недавно Зеленский говорил, что готовится переворот. Что-нибудь такое спровоцировать, чтобы украинское государство в нынешнем виде коллапсировало, обрушилось, перестало существовать.

И тогда, кстати говоря, уже военная операция приобретает другой смысл и значение, потому что, если мы вспомним крымскую эпопею, то там это было каким образом преподнесено: в Киеве какой-то бардак, власть исчезла, что же делать – надо защитить население, помочь ему, а то хаос, анархия, убийства. Естественно, сейчас довольно странно говорить, что надо кого-то защищать от хаоса, потому что есть законный президент Украины Зеленский, парламент, правительство. Но если это все как-то взорвать, чтобы началась какая-то неразбериха, то тут – все хорошо. С одной стороны, исчезает центральное военное командование, потому что президент – Верховный главнокомандующий. [Начнется] какая-то неразбериха, украинская армия опять окажется, как в 2014 году, без единого командования недееспособной. Опять достается этот тезис из кармана, который придуман еще Сталиным для расчленения Польши, что в силу бездарности руководства украинское государство фактически перестало существовать, ну что же делать – надо как-то людям помочь.

Поэтому если мы говорим о практических целях, как мне кажется, они вот такие. Но абсолютно точно не то что: "Смотрите, вот эти территории мы хотим отторгнуть. Сейчас мы собрали войска и, развернув знамена, перейдем границу и пойдем завоевывать территорию". Таких планов, я надеюсь, нет, хотя какой-то маленький шанс того, что они есть, я, конечно, допускаю. Ничего в наше время отрицать нельзя.

"Еще раз оказаться востребованным переговорщиком"

— То, что будет разговор с Байденом, – это та цель, которую удалось добиться факультативно, на это не особо рассчитывали? Или все-таки ставили задачу обратить внимание Запада на Путина и начать этот диалог?

— Это главная цель Путина. И это главная тактика в современном мире, которая, к сожалению, работает. Ее использует и Ким Чен Ын, ее использует Лукашенко, ее использует и Путин. И Путин в этом смысле неоригинален, но при этом большой специалист. С ним никто не хочет разговаривать – он всех уже, откровенно говоря, задолбал своей манерой вести дела. Но для того, чтобы ему названивали, чтобы с ним встречались, чтобы с ним разговаривали, он применяет несложную, но очень эффективную технологию – создать гипернапряжение на границе с Украиной.

Украинское руководство отчасти тоже заинтересовано в раздувании этой темы, потому что под этим соусом украинское руководство пытается под шумок заручиться еще большей поддержкой НАТО, Европы, США, получить какие-то гарантии, деньги и так далее. Я не виню его, что это плохо: в этом смысл политики – пытаться поймать что-то в любой ситуации. Украинское руководство в этом смысле тоже не заинтересовано бегать и кричать: "Да ничего страшного, войны не будет". Согласитесь, это странно и невыгодно. Условно говоря, украинское руководство ведет себя как человек, который говорит: "Страховой случай произошел, я хочу получить свою страховку". И странно, если бы человек говорил: "Ой, да ничего, отделался легким испугом". Но, как ни странно, они подыгрывают Путину. Путин говорит: "Ситуация серьезная". Украинское руководство говорит: "Ситуация очень серьезная. Ужас, мы так напуганы, завтра война". И это заставляет лидеров Запада, у которых свои есть данные, они тоже видят концентрацию войск, подумать, что надо вступить в переговоры, что и является, конечно, целью Владимира Владимировича – еще раз оказаться востребованным переговорщиком, с которым мировые лидеры ведут переговоры.

Я про это писал статью в свое время, что в путинском понимании легитимности общение с мировыми лидерами является одним из важнейших признаков легитимности власти. До тех пор, пока ты остаешься собеседником Байдена, лидера Германии, президента Франции, ты – лидер, ты настоящий руководитель. И в этом смысле это страховка от какого-то внутреннего переворота. Понятно, что кто будет с вами разговаривать – вы же никто – только я являюсь спикером от имени России востребованным, меня все знают, у меня прямая связь с Байденом и со всеми, а вы все – никто. И в этом смысле, конечно, он снова демонстрирует своему окружению: "Видите, я такой человек, что со мной все разговаривают, поэтому я достоин дальше быть лидером и никто другой на моем месте оказаться не может. Вы бы уже заплакали, побежали бы мириться, ползали бы на коленках. А я, видите, гордо стою, пинаю их, они мне еще тут трезвонят по очереди".

Так что здесь, конечно, Владимир Владимирович в своей стихии, это вполне осознанная и осмысленная позиция. Ради того, чтобы Байден с ним согласился встретиться, ему не жалко ни войска перебросить, ни еще что-то сделать. Он готов далеко зайти ради того, чтобы вынудить лидеров Запада [выйти на разговор].

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG