Ссылки

Новость часа

Заниженная статистика и продажа гумпомощи. Представлены результаты расследования о "черном июле" в Кыргызстане


В Кыргызстане завершила свою работу комиссия, которая расследовала провальную подготовку к пандемии коронавируса. Эксперты выяснили, что реальное число умерших от заболевания превышает официальную статистику в четыре раза. Всплыли также факты воровства гуманитарной помощи и проволочек, из-за которых страна осталась без жизненно важных лекарств.

Представлены результаты расследования о "черном июле" в Кыргызстане
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:59 0:00

Во время пика первой волны коронавируса в Кыргызстане Айдай Турсунбекова потеряла отца. Сейчас она состоит в специальной комиссии по расследованию подготовки к эпидемии в стране. О ее личной трагедии тогда узнала вся страна, ведь она дочь Чыныбая Турсунбекова – известного политика и депутата парламента. Время, когда отец еще лежал в больнице, ей и сейчас вспоминать нелегко. Общаться с ним родственникам было нельзя, узнать правду о состоянии больного, как выяснилось, тоже.

"Наверное, многие знают, что мой отец умер в дороге, в скорой помощи. Многие считают, что это вина семьи, потому что забрали. Но мы не забирали, нам сказали, чтоб мы забрали его для реабилитации. И поэтому до самой последней минуты, когда у него остановилось сердце, это для нас было шоком, потому что мы не думали [что это может случиться]", – говорит Турсунбекова.

Даже о том, что ее отец умер, Айдай узнала позже журналистов, хотя стояла в это время под дверями реанимации. С "черного июля" – как прозвали в стране самый пик пандемии, унесший наибольшее число жизней, – прошло полгода. И дочь политика захотела выяснить правду о том, почему коронавирус застал страну врасплох, хотя и начался здесь на несколько месяцев позже, чем в остальном мире.

"Мы выяснили, что в единственной больнице, которую подготовили, республиканская инфекционная больница, – всего 400 койко-мест. И вот в самый пик пандемии Минздрав начал экстренно открывать ковидарии, которые не были абсолютно готовы. Ни в техническом, ни в кадровом плане", – говорит Турсунбекова.

Расследование провальной подготовки к эпидемии проводило правительство вместе с несколькими десятками журналистов, экспертов, активистов. Помощь оказали и родственники жертв коронавируса. Они кропотливо собирали истории каждой семьи, потерявшей близких, и каждого человека, умершего без доступа к нормальной медицинской помощи, рассказывает активист общественной организации "Мы за правду" Ырыскан Зулпукарова.

"Вначале, например, без ПЦР-теста не брали в больницу. Нужно было сдавать, ждать его, когда анализы выйдут – отрицательные или положительные. Плюс пока ждали машину "скорой". У нас есть люди, которые умирали, не дожидаясь машину. [Врачи не приезжали по] три-четыре дня", – рассказывает она.

Один из самых жутких выводов комиссии: умерших от коронавируса в стране на самом деле было в четыре раза больше, чем говорилось в официальной статистике. Удалось выяснить и почему страна осталась без лекарств. О протоколе лечения чиновники спорили целый месяц, и время на закупку было упущено. А еще, согласно выводам расследования, часть гуманитарной помощи от доноров больницам распродавалась на базарах, говорит вице-премьер-министр Кыргызстана Эльвира Сурабалдиева.

"Тогда как наши руководители в сложный период июльских событий, "черного июля", когда у нас тысячами умирали наши граждане, отдельные руководители, они гумпомощь, которая приходила от доноров и от граждан, которые, может, на последние деньги покупали и помогали больницам, они ее умудрялись продавать на базарах", – сказала она.

Результаты масштабного расследования уже заслушали в правительстве, на очереди и Совет безопасности. И теперь люди, узнавшие всю правду о "черном июле", надеются, что страна больше не повторит ошибок, стоивших шести тысяч жизней.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG