Ссылки

Новость часа

"Он держится". Россиянину Егору Дудникову грозит 12 лет за "нарушение порядка" в Беларуси – мы поговорили с его матерью


В Беларуси начался судебный процесс над россиянином Егором Дудниковым. Ему грозит до 12 лет лишения свободы. По решению суда слушания будут закрытыми.

Дудникову 21 год, его обвиняют по нескольким статьям. В том числе в разжигании социальной розни и грубом нарушении порядка. Уголовное дело, по словам адвоката, завели из-за того, что молодой человек озвучивал ролики для белорусской оппозиции. Позже государственные СМИ Беларуси сообщили, что россиянин написал явку с повинной и якобы подтвердил свою причастность к телеграм-каналу, признанному в Беларуси экстремистским. Ранее Егор Дудников заявлял, что к нему применяли силу и заставляли заучивать ответы на вопросы телевизионщиков.

Журналисты Настоящего Времени поговорили с матерью Егора Юлией Дудниковой. Она живет в России и ждет даты оглашения приговора, чтобы поехать к сыну в Минск.

Россиянину Егору Дудникову грозит 12 лет за "нарушение порядка" в Беларуси – мы поговорили с его матерью
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:55 0:00

– Вы сейчас в Саратове или в Минске?

– Пока в Саратове.

– Но еще поедете на суд?

– Да.

– Знаете ли вы, что в понедельник было на заседании?

– Пока нет, пока нет связи с адвокатом. Я знаю, что заседание еще шло, шло очень долго. Заседание закрытое, поэтому я сама очень жду звонка от адвоката, переживаю. Пока жду.

– А какие-то детали обвинения вам известны? Видели ли вы материалы дела?

– Нет, я само дело не видела, естественно, меня никто с ним не ознакомил. За все время, пока Егор был задержан, не было разрешения на встречу с ним. И, соответственно, не было никаких возможностей ознакомиться с делом. Тем более он совершеннолетний.

– То есть за все время, что Егор в СИЗО, вы даже не виделись?

– Нет, один раз. Когда дело передавали в суд, разрешили с ним встретиться на один час, но это было всего час после полугода тишины, когда ребенка не видишь, не слышишь. И, естественно, за этот час мы просто постарались как-то наговориться. Как можно за час наговориться, когда ребенка своего не видел полгода? Даже семь месяцев уже.

– В каком он состоянии? Держится?

– Да, он держится. Он сказал, что его не сломают. Он сказал: "Меня чуть не сломали в мае, но сейчас я держусь, меня не сломают, я буду держаться до последнего".

– Я помню, Егор рассказывал, что его били при задержании. А после этого к нему применяли силу?

– Нет, только при задержании.

– Оказывает ли вам поддержку российское посольство в Беларуси?

– Да. Они Егора регулярно навещают, они ему передают какие-то передачи, то есть поддержка, да, все что они могут делать.

– Возможно ли будет после процесса передать Егора обратно России?

– Мы очень надеемся на это, но это уже будет дальнейшая работа адвокатов. Тут это чисто с адвокатской стороны будет. Но, конечно, они будут совместно с нашим посольством, наверное, делать. Я просто не очень знаю, как это все происходит. Я знаю только, что уже адвокат начал какие-то ходы предпринимать по этому поводу, потому что у нас два адвоката.

– А вы сама в какой момент поедете?

– На оглашение приговора.

– Примерно понятно, когда это будет?

– Да, я жду сейчас звонка адвоката, чтобы этот момент прояснить. Я на данный момент на чемоданах, я вылетаю просто первым рейсом. Как только – так сразу.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG