Ссылки

Новость часа

"Меня прятали от российских консулов". Гражданин России считался пропавшим без вести, но находился в изоляторе на Окрестина


Михаил Дорожкин (в центре) после освобождения 23 августа

Вечером 23 августа с изолятора на улице Окрестина в Минске вышел один из последних задержанных после выборов – гражданин России Михаил Дорожкин. Родные и консулы разыскивали его 10 дней. Дорожкин вышел со штампом о депортации и запрете на въезд в Беларусь в течение шести лет.

Пропавший в Беларуси гражданин России Михаил Дорожкин рассказал, как был задержан и осужден на "сутки"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:05 0:00

Историю Михаила Дорожкина рассказывает белорусская служба Радио Свобода.

Михаил Дорожкин приехал в Минск 8 августа. Он уроженец Беларуси, там до сих пор живут его отец и брат, но сам Михаил давно проживает в Санкт-Петербурге и имеет российское гражданство. Работает в сфере IT.

Поскольку воздушное и железнодорожное сообщение между Россией и Беларусью временно приостановлено из-за коронавируса, Михаил поехал из Санкт-Петербурга в Минск на автобусе. Остановился у друзей. Два дня гулял по городу как турист, успел выложить фото и видео в фейсбук – стал свидетелем задержания скейтбордиста 8 августа у метро "Октябрьская".

Вечером 9 августа он поехал на вокзал, чтобы добраться до Орши, где живут его родные.

"Около 21:30 на пустой Ленинградской улице стояло оцепление милиции. Я сфотографировал его. Ко мне подошли милиционеры и сказали, что зря я это сделал. Это были курсанты, они повели меня к темно-серебристой маршрутке без номеров. В ней находились четыре бойца ОМОНа и пара человек в штатском.

Я показал документы, что я гражданин России, что у меня есть билет до Орши, показал свидетельство о рождении – родился в Орше, фото паспорта отца, что он живет в Орше. Мне сказали: "Тебе очень повезло, удали с телефона фото и видео и иди на поезд", – рассказывает Михаил.

"В Октябрьском РУВД было как в фильме о нацистах"

Дорожкина отпустили, и молодой человек пошел в сторону вокзала. Но буквально через 30 секунд чекисты спохватились и забрали его в тот же бусик, заломили руки за спину, надели наручники и доставили в Октябрьский РУВД. Там составили два протокола: один о том, что он цеплялся к прохожим, второй – что сопротивлялся милиции.

"Сотрудники милиции мне сказали: "Мы все понимаем, пишите, что вы не согласны, и дальше все будет нормально, будем разбираться. На суде дадут штраф и все".

Во дворе Октябрьского РУВД было как в фильме о нацистах: нам очень сильно стянули руки, даже милиционеры потом сказали, чтобы больше так не делали, потому что три дня следы не проходят. Потом привезли во двор изолятора временного содержания. Там стояли такие же ребята в камуфляже внутренних войск, в руках – дубинки. Всех били.

11 августа меня с семью сокамерниками перевели в камеру, где уже было 25 человек. То есть в камере размером 2,2 на 5,3 метра нас было 33! А там еще тумбочки, параша и умывальник. Было очень жарко, на окнах – вода, баня! В камере напротив нашей мужчина потребовал туалетную бумагу и мыло – его 12 раз ударили дубинкой по спине", – рассказывает Михаил.

Три дня задержанных вообще не кормили. Постельное белье выдали только через пять дней, когда людей начали массово выпускать.

"Людей поставили на колени и заставили петь гимн Беларуси"

Михаил рассказывает, что лично его практически не били, считает, что просто повезло. Но во всех четырех камерах, через которые он прошел за две недели, людей жестоко избивали.

"Я лично видел и слышал, как били семь сотен человек. Примерно с двух часов ночи до шести утра один парень получил 50 раз резиновой дубинкой по спине. Утром людей из ИВС (изолятор временного содержания) и ЦИП (Центр изоляции правонарушителей) выводили во внутренний двор ЦИП и продолжали жестоко избивать.

Самое страшное зрелище было во вторую ночь: люди стояли на коленях, их заставляли петь государственный гимн Беларуси и жестоко избивали – по животу, спине, ногам", – рассказывает питерский программист.

Консула допустили на десятый день заключения

Ни родным, ни друзьям Дорожкина не сообщали, где он находится. Его жена в Санкт-Петербурге обратилась в белорусское консульство, отец – в посольство Российской Федерации в Минске. Российский консул в Минске объездил четыре следственных изолятора, ездил в Жодино – и везде ему говорили, что россиянина Дорожкина там нет.

"Я попал в какую-то шпионскую историю: меня прятали от консулов. Консулов, которые приехали за мной при освобождении, я увидел на десятый день. Причем они приходили ежедневно – ежедневно из изоляторов выводили граждан России. Всех довольно быстро освободили. Я остался один. И только в прошлый четверг, на десятый день, я встретился с российским консулом. Он вообще думал, что я лежу где-то в подвалах избитый и меня боятся им показать", – говорит Михаил.

Консула к гражданину России Дорожкину пустили только 20 августа – после того, как его брат Павел нашел Михаила в списках на Окрестина.

Одновременно за решеткой и на проспекте Победителей

Два первых протокола на Дорожкина были составлены во время его задержания в Октябрьском РУВД. Еще один появился на Окрестина: якобы Дорожкин – гражданин Российской Федерации, но проживает в Минске.

"В то же время, когда я был задержан и находился в Октябрьском РУВД, я, как оказалось, был на проспекте Победителей, 93 и кричал "Стоп таракан!" и "Свободу Статкевичу!" Извините, но я, правда, не знаю, кто такой Статкевич. То есть всего на меня составили три протокола. Мне сказали: подписывай, что согласен, и через два часа выйдешь со штрафом. Это было 10 августа", – продолжает свой странный рассказ Михаил.

Но 11 августа, видимо, приказ изменился, и прошел первый суд. В ЦИП на четвертый этаж пригнали около десяти судей из Московского, Фрунзенского и других районов. Судили по камерам, а камеры были переполнены примерно в 8 раз. На первом суде Михаилу присудили семь суток ареста.

Второй суд был 13 августа.

"Приехала сотрудница управления по гражданству и миграции Октябрьского района. Судить меня должны были по двум протоколам. Я сказал судье, что меня уже один раз приговорили к семи суткам. Судья добавил еще 14. То есть получилось за три протокола по 7 суток – итого 21 день!

Потом два первых протокола исчезли. Как они появились из воздуха, так и исчезли", – говорит Михаил.

"Украинцев били очень жестко: якобы они "привезли сюда Майдан"

После второго суда гражданина России перевели в камеру, где остались неосужденными четыре человека, а всех остальных повезли в Жодинскую тюрьму. Михаила тоже собирались перевезти в Жодино.

"Мне повезло: попал на одного из немногочисленных адекватных сотрудников во всем ЦИПе. Я объяснил ему, что я гражданин России. И он сказал, чтобы с меня сняли два приговора и перевели в камеру с иностранцами.

Там были ребята из Швейцарии, Турции, Польши, Туркменистана, Таджикистана, по паре россиян и украинцев с Донбасса. Украинцев избили очень жестоко: якобы они "привезли сюда Майдан". У одного глаз заплывший в крови, у другого перебиты ноги, и он не мог стоять четыре дня. Всем им сотрудница отдела по гражданству и миграции (ОГИМ) выписала штрафы в 30 базовых величин (около $320). Иностранцев отпустили. А мне в паспорт поставили штамп о срочной депортации".

На следующий день снова появилась сотрудница ОГИМ. Она сообщила, что Дорожкина освободят 23 августа в 21:30, и буквально через два с половиной часа, в полночь 24 августа, он должен покинуть территорию Республики Беларусь без права посещать родину на протяжении ближайших шести лет.

На Окрестина Дорожкина встречали брат Павел и сотрудники посольства России в Беларуси. Они сразу же направились к границе, чтобы успеть к полночи довезти Михаила до Смоленска. Во вторник утром Дорожкин даст пресс-конференцию на Московском вокзале в Санкт-Петербурге.

Сейчас в СИЗО на улице Окрестина находятся около 20 человек, сообщил Михаил Дорожкин.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG