Ссылки

Новость часа

Экс-координатор штаба Навального в Уфе Чанышева задержана по экстремистской статье. В Башкирии и Кузбассе были обыски у сторонников политика


В Кемеровской области и Башкирии полиция провела обыски утром 9 ноября у 12 активистов, в том числе у бывших сотрудников и волонтеров местных штабов Алексея Навального. Об этом сообщает "ОВД-Инфо".

В результате на 48 часов задержали бывшего координатора штаба Навального в Уфе Лилию Чанышеву по части 1 статьи 282.1 ("Создание экстремистского сообщества").

Также в Уфе прошли обыски у бывшего юриста штаба Федора Телина, а также бывших волонтеров Альберта Гаскарова, Александры Масловой, Ольги Комлевой, Виктора Прядильщикова и Рустема Мулюкова.

Мулюков, пишет "ОВД-Инфо", – один из фигурантов дела об экстремистском сообществе, которое в сентябре возбудили против Алексея Навального и его соратников.

У Ольги Комлевой во время обыска изъяли телефон, ее ноутбук и компьютер ее ребенка. Ее вызвали на допрос к 14 часам по местному времени.

В Кемерове силовики пришли к экс-сотрудникам штаба Дмитрию Диденко и Елизавете Славинской и к бывшей волонтерке Дарье Романчук.

Как пишет правозащитный проект, Диденко задержали с применением силы, а перед этим в его квартире выломали дверь. У него изъяли всю технику, отвезли на допрос и позже отпустили в статусе свидетеля. Активиста расспрашивали о мессенджерах и социальных сетях, пожертвованиях ФБК и его деятельности в штабе Навального.

Обыск в квартире Елизаветы Славинской проводить не стали из-за подозрений в том, что она болеет коронавирусной инфекцией. Однако активистку отвезли на допрос в Следственный комитет, позже отпустили, изъяв мобильный телефон.

Кроме того, в Новокузнецке полиция провела обыски у активиста движения "Весна" и технического директора "Скат.медиа" Федора Регузова и у экс-кандидата в Госдуму Дениса Шакина. Их также после обысков отвезли на допрос и отпустили в статусе свидетелей. У Шакина изъяли технику и жесткий диск.

Пока точная причина обысков неизвестна. По данным адвоката Александра Деревянкина, следственные действия в Кемерове и Уфе проводятся по одному и тому же делу – предположительно, объединенному делу против Алексея Навального.

Вот что Настоящему Времени рассказал об этом Федор Телин:

Бывший юрист штаба Навального Федор Телин – про обыски у сторонников оппозиционера
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:15 0:00

— Я так понимаю, что это такое мегадело – пять объединенных дел против Навального и его ближайших соратников. То есть это не какое-то одно определенное уголовное дело.

Проходили они следующим образом. Пришли ко многим бывшим сотрудникам штаба Навального или просто волонтерам в шесть часов утра по местному времени. Начали звонить, стучать в двери, требовать открыть, мол, у них постановление об обыске от Басманного суда города Москвы.

Здесь наш действующий Уголовный кодекс немножко напоминает Кодекс РСФСР 30-х годов, где была 58-я статья, а сейчас у нас просто огромное количество статей. И разница между экстремистской организацией и экстремистским сообществом тоже есть. Если по экстремистской организации нельзя никак преследовать после того, как организация объявлена экстремистской по решению суда и прекратила свою деятельность, то экстремистское сообщество как раз может распространяться на 10 лет назад, то есть фактически имеет обратную силу. Естественно, также они всегда преследуют цель запугать не только сторонников, которые сейчас уже подвергнуты этим репрессиям, но и всех будущих возможных сторонников Алексея Навального, поскольку власть боится протестов, каких-то массовых акций, поддержек Алексея.

Мне сложно сказать. Мне кажется, они выдерживали некую паузу после прошедших выборов в Государственную Думу, потому что нельзя было форсировать события, тем более они видели, что выходили сторонники левых сил на улицу. И если бы пошли какие-то репрессии против сторонников Навального, это могло бы две такие силы вместе свести, поэтому они решили выждать паузу, когда все уже затихнет.

Почему пришли именно в Уфу, Новокузнецк и Кемерово? Это для меня загадка, если честно. Я не понимаю, почему выбраны именно этих три города. Возможно, они просто хотят показать, что "мы можем прийти потом в любые следующие два-три города". Это как принято, что Минюст у нас признает в основном по пятницам "иноагентами", то они могут тоже завести некую практику и начать брать по несколько городов в неделю.

Моей супруге запретили пользоваться телефоном. Правда, они сдержали слово, что они не будут отбирать телефон, и действительно его не отобрали. Она записывала на бумажку, какие действия они производили, тем более там был адвокат. У других активистов, по крайней мере о чем мне известно, у некоторых точно телефоны отобрали, а по некоторым мне дальнейшая их судьба непонятна.

Поскольку меня не было в городе – физически я просто находился не в городе, – они, конечно, спрашивали, где я нахожусь, но она им имела полное право не отвечать на основании 51-й статьи Конституции, что она и сделала. Поэтому за неимением меня они были вынуждены хотя бы ее опросить в качестве свидетеля, но она взяла на все 51-ю статью Конституции, конечно, и ничего им не сказала.

Я посмотрел из того небольшого перечня, что они изъяли, там ничего нет совершенно криминального, даже с точки зрения нашего законодательства, там нет ничего криминального абсолютно. Я не могу сказать, чем этот обыск им может помочь – только в плане наполнения дел каким-то материалом, что они будут называть это "вещдоками", хотя по сути таковым это даже не является. Я думаю, что мой статус все-таки на данный момент – это свидетель, а не подозреваемый либо обвиняемый.

Фонд борьбы с коррупцией и Фонд защиты прав граждан, основанные Навальным, 10 августа внесли в перечень экстремистских организаций. В начале июня эти два фонда и штабы политика Мосгорсудом были признаны экстремистскими. Решение принято по иску прокуратуры, в котором она заявила, что "под прикрытием либеральных лозунгов эти организации занимаются формированием условий для дестабилизации социальной и общественно-политической ситуации".

28 сентября СК возбудил уголовное дело о создании и руководстве экстремистским сообществом в отношении Навального (часть 1 статьи 282.1 УК). По этому же делу проходят также соратники политика Леонид Волков и Иван Жданов. Против Любови Соболь, Георгия Албурова, Руслана Шаведдинова, Вячеслава Гимади, отбывающего наказание из-за твитов, оператора Павла Зеленского и уфимского активиста Рустема Мулюкова возбуждено дело об участии в экстремистском сообществе (часть 2 статьи 282.1 УК РФ).

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG