Ссылки

Новость часа

"Родители и дети станут крепостными": в чьих интересах в России ужесточают правила усыновления и опеки?


Российское Министерство просвещения завершило работу над законопроектом, который изменит правила усыновления и взятия под опеку приемных детей. Документ запрещает передавать в приемную семью больше одного ребенка в год (исключение — братья и сестры, их запрещает разделять при усыновлении Семейный кодекс). Общественное обсуждение закончится уже 12 января, а если закон примут, он начнет действовать с 1 января 2021 года, пишет газета "Коммерсант".

Об изменении правил опеки и попечительства в очередной раз заговорили после нескольких скандалов с приемными семьями в 2017-2018 годах. Противники законопроекта говорят, что из-за единичных случаев фактически вводится "презумпция виновности" приемных родителей, и добросовестные опекуны просто не смогут выполнить все эти требования.

Больше, но реже

Первоначальная версия нового законопроекта содержала норму: в приемной семье не может быть больше трех детей, включая кровных. Эта формулировка возмутила многодетных родителей и некоммерческие организации — фактически такой закон вообще запретил бы усыновление многодетным семьям.

Теперь в документе говорится, что семья, независимо от количества уже имеющихся в ней детей, может усыновить, удочерить или взять под опеку не более одного ребенка в год. Это минимальный срок, полагают эксперты, необходимый для адаптации ребенка в семье и снижения риска его возврата в детский дом.

Что еще изменится

Еще одно нововведение законопроекта — психологическая экспертиза не только самого опекуна, но и его супруга или супруги. В Минпросвещения объясняют: это мера безопасности, чтобы предотвратить преступления против жизни, здоровья и половой неприкосновенности детей. Противники ужесточения требований к приемным родителям (петиция против законопроекта на Change.org уже собрала более 100 тысяч подписей) говорят об отсутствии в России методик такого тестирования и низкой квалификации тех, кто собирается эти тесты проводить.

Изменятся и требования к месту жительства сирот. Прежде чем переехать в новую квартиру, опекуны или приемные родители должны будут сообщить о своем намерении органам опеки региона, а они уже решат пригодны ли квартира или дом для жизни приемных детей. Переезжать можно будет только после выдачи органом опеки такого разрешения.

Родители приемных детей полагают: подобная мера "защитит" не детей, а соцзащиту и органы опеки Москвы – от "лишней" нагрузки. "Есть заметное неравенство в распределении средств от региона к региону и более богатые, конечно, всеми силами отпихиваются от переезда из более бедных. Но в условиях, когда медицина и образование сосредоточены в столицах, это приведёт просто к невозможности получить помощь", – написала на своей странице в фейсбуке москвичка Ания Тамаева, воспитывающая приемного ребенка.

Есть в законе и послабление: теперь вместо строгого запрета на усыновление детей людьми с ВИЧ в нем содержится возможность для суда "отступить" от этого запрета "если судом установлены обстоятельства, свидетельствующие, что усыновление отвечает интересам ребенка". Эта норма — результат обращения в Конституционный суд опекунов трехлетнего ребенка из Подмосковья. Семье отказали в усыновлении на том основании что потенциальная приемная мать ВИЧ-инфицирована. Семья выиграла в КС, однако особенность дела состоит в том, что мальчик, которого они хотели усыновить, — сын сестры инфицированной женщины и ее мужа.

Будет ли разрешено усыновление детей ВИЧ-инфицированным приемным родителям, если они не являются их кровными родственниками — из текста законопроекта неясно,

Семья Дель и "мосейцевское дело"

Одним из громких скандалов, связанных с усыновителями в России, был с приемной семьей Михаила и Светланы Дель, в которой было 13 детей: восемь взятых под опеку, четверо усыновленных и один кровный. В январе 2017 года десять детей забрали из семьи: якобы после того, как воспитательница одного из них в детском саду обнаружила у ребенка синяк. В марте 2017 года Михаила Деля признали виновным в избиении ребенка, но дело рассматривалось как административное, и он получил 90 часов обязательных работ.​

Угрозы жизни ребенка по усмотрению. Как работает в России ювенальная юстиция
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:13 0:00

Однако позже стало известно, что и Михаил Дель и его супруга Светлана стали фигурантами уголовного дела об истязании приемных детей и неисполнении обязанностей по их воспитанию (пункты "а, г, е" статьи 117 и статья 156 Уголовного кодекса РФ). В декабре 2018 года издание "Фонтанка.ру" опубликовало подробный материал о том, что якобы происходило с приемными детьми в семье Дель и как родители распоряжались деньгами сирот в своих интересах.

Другое громкое "сиротское" дело — о взятых под опеку девочках в православной общине в Мосейцево Ярославской области. Пенсионерка Людмила Любимова стала приемной матерью шестерых девочек. Она и жившие с ней в общине женщины использовали девочек в качестве бесплатной рабочей силы в подсобном хозяйстве, при этом не занимались их образованием и физически наказывали. Уголовное дело на Любимову и других женщин завели после смерти девочки-подростка от побоев.

Адвокат Антон Жаров: "Родители и ребенок становятся крепостными"

Научный директор "Института семейных просветительских и правовых программ" адвокат Антон Жаров, один из участников общественного обсуждения законопроекта, говорит, что существующая редакция закона об усыновлении, хотя и избавилась от "самых одиозных" формулировок, вроде запрета на усыновление детей в многодетные семьи, по-прежнему не защищает интересы ни детей, ни приемных родителей:

— Это очень удобно для правоохранительных органов: на бумаге за семью будет отвечать кто-то другой, и в случае чего можно будет наказать психолога, органы опеки или еще кого-то. Из-за несколько десятков случаев мы меняем к худшему жизнь миллионов людей — добросовестных приемных родителей и людей, которые могли бы ими стать, — считает юрист.

— Во-первых, психологическое обследование. Это нонсенс: предлагается проверять человека, который еще в глаза не видел ребенка, это будет делаться предварительно, заранее. Может ли он быть сферическим в вакууме хорошим родителем сферического в вакууме ребенка? Ответить на этот вопрос в принципе невозможно, не существует такой методики.

Во-вторых, минимальные квадратные метры. Предполагается опираться на экономический показатель — учетную норму площади жилого помещения. Реальной картины того, в каких условиях будет жить ребенок, он не отражает. Никто не придет и не убедится, что бабушка тут только прописана и живет на даче, а старшие дети в другом городе — просто формально откажут и все.

В-третьих, сопровождение семей. Это механизм помощи, которым каждый опекун обязан пользоваться. Проблема состоит в том, что обязанность человека — есть, а обязанности государства помогать — нет. Если опекуну требуется юридическая помощь, а поселке, где он живет, есть только психологическая, он будет получать, что дают, вне зависимости от того, нужно ему это или нет — он обязан. То есть на практике это означает, что и так задерганные опекой семьи будут принимать у себя еще по двадцать пять проверяльщиков с непонятными функциями.

И, наконец, самое чудовищное — это прямой запрет изменять место жительства без разрешения органов опеки. Приемные родители и ребенок становятся крепостными: где решил усыновить ребенка, там и живи всю жизнь. Допустим, я приемный родитель и живу в Магадане, а собираюсь переехать в Москву. И органы опеки Москвы получают полное право сказать мне: нет, там у вас было 38 квадратных метров, а тут будет 32 и полчаса дороги до школы вместо пяти минут — вы ухудшаете положение ребенка. Эта норма лишает ребенка и вместе с ним взрослого права на свободу передвижения. Мы уже обратились по этому поводу в Совет по правам человека, они нас поддержали, и я знаю, что они готовят отзыв на этот законопроект.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG