Ссылки

Новость часа

"Мы шли пешком, через леса и болота". Беременная белоруска, осужденная на родине за то, что водила хоровод, сбежала в Украину с детьми


Полина Ляшко с дочерью, 6 августа 2021 года

Жители Бреста Полина и Андрей Ляшко стали в Беларуси фигурантами "хороводного дела". Оно было заведено в сентябре 2020 года, после того как в центре Бреста сотни людей пели песни и водили хороводы в знак протеста против фальсификации выборов президента и насилия силовиков над мирными протестующими. Силовики тогда пригнали на площадь водомет и разогнали с его помощью толпу.

Всего по "хороводному делу" проходит более 70 человек. Несколько десятков обвиняемых уже осуждены – они получили до 1 года и 8 месяцев тюрьмы или различные сроки "химии" (принудительных работ на вредных предприятиях). Полина получила полтора года "домашней химии" (когда человек живет дома, но обязан работать на определенном предприятии), ее муж Андрей – полтора года в колонии-поселения.

В семье Ляшко на момент приговора уже было двое маленьких детей: им три и шесть лет, плюс Полина ждала третьего. Семья после приговора полностью лишилась заработка. Андрей ранее работал водителем-дальнобойщиком в ЕС и содержал семью, но из-за статуса подследственного и отправки в колонию-поселение потерял возможность это делать. Полина же не будет иметь возможность ухаживать за маленькими детьми из-за направления на "химию".

Понимая, что все перечисленное означает, что их дети с большой степенью вероятности будут отправлены в приют, Полина и Андрей решили бежать из Беларуси и пешком перешли границу по лесу.

"Это была крайняя мера. Но вместо стабильной тюрьмы на родине мы выбрали свободу и незащищенность за границей", – рассказала Полина в интервью белорусской службе Радио Свобода. Сейчас она с детьми временно живет в Киеве, но пока не знает, куда переедет и где будет рожать третьего ребенка.

Год протестам в Беларуси: самые абсурдные приговоры
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:51 0:00

"Когда нас судили, их ничто не останавливало. Они знали о детях, о моей беременности. Как и то, что мы ни в чем не виноваты. Это понимали и следователи, и суд, и прокуратура, – подчеркнула Полина Ляшко в разговоре с журналистами. – Но они действовали жестко и по инструкции. Всем, над кем проходят суды по политическим делам, в Беларуси дают срок. И мы это прекрасно понимали. Наш юрист тоже это понимал. Поэтому, чтобы не тратить на процесс деньги, мы посоветовались и решили, что будем защищаться как сможем. И мы пошли на крайность: просто бежали из страны".

"Другого выхода у нас не было. Если бы мы остались – я даже представить не могу, что могло бы случиться с нами на родине. Мой муж отправился бы в тюрьму, а у меня на руках оказались бы двое маленьких детей и младенец без средств к существованию", – подчеркнула Полина.

Она говорит, что они прекрасно понимали: если у Андрея будет несколько нарушений – он из колонии-поселения попадет уже в настоящую тюрьму. То же касалось и ее самой: если у нее найдут (или припишут ей) какое-то нарушение режима – ее дети попадут в приют или детский дом.

"Мы шли пешком, через леса и болота. Я не могу рассказать, где и как, чтобы не навредить другим, – говорит Полина. – Но мы выбрали здесь, за границей, свободу и неопределенность, а не "стабильную тюрьму" на родине. Морально это было страшно и больно. Но мы надеемся, что нормальные люди, белорусы, нас поддержат. Но, конечно, мы хотим вернуться на родину, в Новую Беларусь, о которой мечтают многие люди".

Полина говорит, что родит примерно через полтора месяца. Но как и где это произойдет – она и ее муж пока не знают. Сейчас они живут в Киеве, но не исключено, что переедут в другую страну.

"Сейчас мы в Украине решаем очень много проблем: как легализоваться, на что жить, где возьмут сына в школу и дочь в садик. Как все это будет, как это сделать в краткосрочной перспективе? Надо оформить документы, в том числе на детей, купить все необходимое для малыша – это сейчас основные проблемы и опасения", – говорит молодая мама.

Андрей и Полина Ляшко и их дети
Андрей и Полина Ляшко и их дети

Полина рассказывает, что дело на них завели из-за акции 13 сентября. В тот день, по ее словам, семья была в центре Бреста и увидела, как люди водят хоровод.

"Сначала кто-то включил музыку, поставил песню "Перемен" группы "Кино", другие группы, люди танцевали. Все были такими воодушевленными, радостными. Люди были красиво одеты, словно был праздник какой-то, – вспоминает она. – Кто-то покупал и раздавал людям мороженое. Мы стояли на тротуаре и просто смотрели. Постояли несколько минут и ушли. А потом за нами пришли".

"Люди не делали ничего плохого. Просто пели, веселились, – подчеркивает Полина. – Но в тот день повсюду были сотрудники милиции, "тихари" (сотрудники спецслужб в штатском) и автозаки. Вдруг приехал водомет и начал без всякого предупреждения поливать людей, тротуары, троллейбусы, киоски, магазины – все, что было рядом. Это было первое применение водомета в Бресте. И никто не предупредил людей, что нужно освободить проезжую часть, что будет водомет! А потом мы увидели бусы (полицейские микроавтобусы). ОМОН начал хватать и избивать людей, всех, кого они видели".

"Детей все эти события напугали. Они до сих пор не могут понять, почему нас нет дома, где мы и что. Но мы стараемся их развлечь, отвлечь от этих взрослых проблем", – говорит Полина.

"Хороводная акция", согласно материалам суда, проходила в Бресте на перекрестке проспекта Машерова и бульвара Космонавтов, в ней участвовали несколько сотен человек. Власти утверждают, что брестчане "блокировали движение общественного транспорта, создали реальную угрозу безопасности дорожного движения другим его участникам".

Силовики подтвердили, что применили водомет против жителей Бреста для разгона толпы.

Полностью интервью с Полиной Ляшко (на белорусском языке) опубликовано на сайте белорусской службы Радио Свобода

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG