Ссылки

Новость часа

"Всем жалко денег". Матери Казахстана недовольны, что за год протестов объем льгот для малоимущих не вырос, а снизился


Акция протеста матерей Казахстана в Нур-Султане. 21 января 2020 года

При пожаре в частном доме в селе Остемир Алматинской области Казахстана 3 февраля погибли двое детей – трех и четырех лет. До приезда пожарных и скорой помощи местные жители пытались вынести детей из горящего дома, но спасти их не удалось. Ровно за год до этого в Казахстане произошла другая трагедия – в ночь на 4 февраля 2019 года в пожаре во времянке в Астане погибли пять девочек. Родители работали в ночную смену, и поэтому дети остались на ночь одни. Семья состояла на учете соцслужб как многодетная, и по словам соседей, не раз просила власти выделить им жилье, – но так и не получила его.

После февральской трагедии в Астане в Казахстане в течение всего прошлого года проходили акции многодетных матерей. Женщины требовали поддержки от государства – пособий для детей и социальной жилплощади. Власти не раз обещали повысить выплаты для многодетных и малообеспеченных семей, а в конце февраля 2019 года года на тот момент еще президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поручил построить для них 40 тысяч квартир.

Однако многие матери не смогли стать участниками госпрограммы. От других требовали множество справок, кому-то приходилось доказывать, что они живут в нищете. Протесты в Казахстане продолжались весь год и не прекратились даже после того, как Нурсултан Назарбаев сложил с себя полномочия президента.

Как рассказала Настоящему Времени юрист, гражданский активист движения матерей Казахстана Ирина Ким, за прошедший год объем выплат многодетным и малообеспеченным семьям не только не увеличился, но даже сократился.

"За этот год правительство не предоставило ни одной нормальной реформы, ни одной программы, которая реально бы улучшила положение матерей", – подчеркнула она.

По словам Ким, адресную помощь по старому формату, то есть по 21 тысяче [тенге, около 55 долларов] на каждого ребенка, получали не только многодетные – получали многие малоимущие семьи, но только на протяжении полугода. "Опять-таки, пройдя сто кругов ада, собирая кучу бумажек, – объясняет Ким. – Но в реальности получилось так, что потом всем стало жалко этих денег, и они ввели новый формат, по которому сейчас помощь будет просто минимальная".

"Например, у нас есть женщины, которым рассчитали на четверых детей 11 тысяч в месяц. Но есть те, которые на пятерых детей [получают] три тысячи в месяц. Потому что им [в доходы] считали пенсию бабушки, например, или зарплату мужа", – объясняет Ким.

"К тому же, женщин обязали после того, как ребенку исполнилось 3 года, выходить на работу. Но, понятное дело, в связи с тем, что нет достаточно мест в детских садах, женщинам негде оставлять детей, – говорит мать. – Если семья многодетная, дети учатся в школе, то в школу нужно провожать, встречать, дети учатся в разные смены. То есть государство делает все, чтобы усложнить выдачу помощи".

"К тому же в конце декабря наши депутаты приняли закон, что теперь у нас аренда [льготного жилья] без выкупа. То есть женщины, которые получили [жилье в аренду], получили его лишь на срок в пять лет, а в договорах у них нет обязательного условия пролонгации. Это значит, что в течение пяти лет [многодетная мать] должна себя обеспечить жильем. Если же нет, то государство имеет право не пролонгировать договор", – подчеркивает Ким. – А льготная программа ипотечного кредитования, которую приняли, тоже недоступна очень многим. Получается, что льготы не будут получать именно самые социально [уязвимые] люди, самые нуждающиеся не получают ничего".

XS
SM
MD
LG