Ссылки

Новость часа

"Люди думали, что все изменится". Журналист рассказал о работе во время трагедии в школе Колумбайн


Журналист Стив Гуттерман рассказал о работе во время трагедии в школе Колумбайн
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:31 0:00

После трагедии в Керчи вновь вспомнили события в американской школе Колумбайн в 1999 году. Многие из тех, кто устраивал бойни и в США, и в России, называли Эрика Харриса и Дилана Клиболда своими кумирами. В дни трагедии в школе Колумбайн работал редактор Радио Свобода Стив Гуттерман. О том, что происходило в тот день у школы и как на трагедию отреагировали американские власти, Гуттерман рассказал журналисту Настоящего Времени Ксении Соколянской.

– Я был там, так как работал в Associated Press в Денвере. Я должен был пойти на работу к полудню, стрельба началась около 11 часов. Мне позвонили и сказали, что я должен поехать в школу на окраине города и освещать [события там]. Тогда все только начиналось.

Полиция только начала входить в здание. Местный шериф вышел и сказал нам, журналистам: "25 человек убиты". Это было достаточно хаотично, похоже на то, как появлялись новости из Керчи. Выяснилось, что два старшеклассника убили 12 учеников и одного учителя, а затем застрелились.

– То есть атмосфера хаоса была похожа на то, как это было в Керчи?

– Да. Сначала было очень мало информации, потом выяснилось, что какая-то информация оказалось ложной или неточной. Потом начали появляться фотографии. Сейчас, конечно, благодаря выжившим мы знаем очень много деталей.

Конечно, есть и различия. В США реакция была более локальная, в Керчь прибыли войска и ОМОН. Думаю, это...

– Из-за ситуации с Крымом?

– Да. А там на месте работали полицейские, и атмосфера была более сдержанной. Но сначала было много путаницы.

– В сравнении с другими ситуациями, которые вы видели как журналист, это была самая тяжелая?

– Тогда это была, безусловно, самая болезненная и страшная ситуация. В Америке до этого уже случалась стрельба в школах, но эта стала самой массовой. В этом было нечто, что как будто все изменилось. Позже, когда произошел теракт 11 сентября, я был в Нью-Йорке и столкнулся там с журналисткой, с которой освещал Колумбайн. Она сказала, это хуже Колумбайна. Конечно, это было хуже. Но это говорит о том, что значил Колумбайн.

Спустя месяц после стрельбы я все еще был в Денвере. Тогда много чего происходило, люди думали, что все изменится. Реакция была очень сильная. Но сейчас, как вы видите, в школах по-прежнему случаются нападения.

– Глядя из 2018 года на акции против свободной продажи оружия, которые происходили после Колумбайна, не кажется, что реакция была достаточно сильной.

– Тогда вся страна говорила об этом, многие были настроены против оружия или за ужесточение прав владения им. Другие говорили о том, каковы были причины случившегося и что мы можем сделать, чтобы убедить детей не поступать так, не следовать подобным идеям. Но когда вы видите другие массовые расстрелы в школах, которые произошли недавно, становится очевидно, что в некотором роде ничего не изменилось.

Да, кое-что поменялось в системе безопасности школ, безусловно, были изменения на местном уровне или на уровне штатов. Но не на федеральном уровне. Были какие-то изменения касательно прав на оружие, но ничего значительного. И некоторые из недавних расстрелов в школах унесли больше жизней, чем Колумбайн. Думаю, активисты, выступающие за более строгий контроль за оружием, считают, что было сделано недостаточно, и мы не выучили урок.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG