Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

Бывший заключенный с паспортом СССР не может ни уехать на родину, ни остаться в России


В Тюмени месяц голодает бывший заключенный. Он не может получить гражданство
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:17 0:00

В Тюмени бывший заключенный протестует против пребывания в центре временного содержания иностранных граждан. Мужчина держит голодовку больше месяца. По сути, ему на год продлили срок заключения. Без гражданства или статуса апатрида мужчина не может ни уехать в Грузию, ни остаться в России, ни даже оформить какие-либо документы. Правозащитники утверждают, что таких случаев в стране множество.

Заза Хархели отбыл свой пятилетний срок и прямо на территории колонии фактически получил еще год заключения. Прямо из ИК №66 Ишима, где он освободился, Заза попал в центр временного содержания иностранных граждан в Тюмени.

Его гражданская жена Марина Йованович рассказала, что еще на территории колонии Хархели задержали полицейские. Он прошел с ними в миграционную службу, где ему предъявили распоряжение Минюста о нежелательности его пребывания в России от 2016-го и 2017 годов и решение МВД о депортации.

"На основании этих документов 29 июня 2018 года суд вынес решение о том, чтобы его задержать и отправить в центр временного содержания в Тюмени", – рассказывает Марина Йованович.

Там Заза Хархели пробудет минимум до сентября. Осенью этот срок, скорее всего, будет продлен до года, так как у мужчины нет документов. Сейчас у него на руках только недействительный паспорт гражданина СССР, полученный в России. Новые документы сделать невозможно из-за отсутствия доказательств принадлежности к какой-либо стране. Поэтому бывшего заключенного не могут ни отправить в Грузию, ни оставить в России.

Для получения официального статуса Заза Хархели должен подать документы в иммиграционную службу. Но там ему откажут, уверена его гражданская жена Марина Йованович, так как у Зазы не погашена судимость. "Получается замкнутый круг. Я обращалась в грузинское посольство, но мне сказали, что его нет в базе данных, он не обращался за получением гражданства Грузии".

Хархели не согласен с таким положением дел и объявил голодовку. Он держит ее уже больше месяца, но никаких действий для решения проблемы надзорные органы не принимают.

Гражданская жена Хархели считает нынешнюю ситуацию продлением срока заключения. Мужчина находится в закрытой камере, свидания с родными – 10 минут 5 раз в неделю. Правозащитники говорят, что случаи такой затяжной депортации хоть и незаконны, но распространены.

По закону, сама система ГУЦ ФСИН, а именно спецотдел колонии, где сидят такие заключенные, должен их документировать еще до освобождения, говорит Роман Качанов, адвокат, председатель Межрегионального центра прав человека. Но, по его словам, ничего этого не происходит.

"Они, наоборот, собирают документы, что человек с неопределенным так сказать статусом, представляют эти документы в ГУФСИН по Свердловской области. Затем ГУФСИН представляет в Минюст России. Минюст выносит распоряжение о признании пребывания, проживания на территории РФ нежелательным. Причем никакой проверки на данной стадии не проходит", – рассказывает Роман Качанов.

Глава Уральской ассоциации беженцев Людмила Лукашева считает, что в центр иностранных граждан Заза Хархели вообще помещен незаконно, как и многие другие его обитатели. Ведь гражданства у бывшего заключенного официально нет.

"Это Центр временного содержания иностранных граждан. А по закону РФ о положении иностранных граждан таковыми признаются лица, имеющие документ. Чувствуете? У человека нет документов. Чего он делает в этом центре? Его статус должны определять по законодательству, действовавшему на момент обстоятельств, с которыми связано наличие у лица гражданства, – объясняет Людмила Лукашева. – Таких обстоятельств два: либо на момент рождения, либо на момент, когда было принято решение о том, что человек является гражданином".

Люди без гражданства не могут зарегистрировать брак, статус родителя, официально устроиться на работу. Сейчас в России – на свободе, в тюрьмах и в центрах содержания иностранных граждан – живут сотни тысяч таких людей. Точных цифр, по словам правозащитников, не знает никто.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG