Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

"Ощущение, что прокурору стыдно за расследование". В Аргентине передали в суд дело о кокаине в российском посольстве


Полиция Аргентины подменяет кокаин, обнаруженный в школе при посольстве России, на муку в рамках операции следствия, декабрь 2016 года

В Аргентине закончилось расследование дела о кокаине, найденном в школе при российском посольстве. Материалы передали в суд. Процесс начнется в ноябре-декабре этого года и будет проходить в открытом режиме.

Обвинения предъявили полицейскому Ивану Близнюку и корабельному механику Александру Чикало. В суде в качестве свидетеля должен будет выступить первый секретарь диппредставительства Олег Воробьев. Самого посла, который сообщил о кокаине аргентинской полиции, к тому моменту в Буэнос-Айресе уже не будет. Владимир Путин перевел Виктора Коронелли в Мексику.

Российский МИД и власти Аргентины объявили, что ликвидировали канал поставки наркотиков в ходе совместной операции двух стран. 22 февраля стало известно, что в школе при посольстве обнаружили 389 кг кокаина, упакованных в большие чемоданы. По версии министерства безопасности Аргентины, содержимое чемоданов подменили на муку, после чего груз увезли в России на самолете, на котором с официальным визитом в Буэнос-Айрес прилетал секретарь Совбеза России Николай Патрушев.

В Аргентине задержали двоих россиян, еще одного подозреваемого, Андрея Ковальчука, арестовали в Германии, трое фигурантов дела арестованы в России.

Следствие считает, что кокаин на хранение в подсобном помещении школы при посольстве России передал Ковальчук. Сам Ковальчук утверждает, что купил в Аргентине кофе.

В первом развернутом интервью русскоязычным СМИ адвокат обвиняемых Лилиана Борисюк объясняет, почему считает дело сфабрикованным, и говорит, что прокурору самому стыдно за качество расследования. А жена Ивана Близнюка Натали Лисичкина признается, что в момент задержания мужа думала, что это розыгрыш его друзей-полицейских.

Интервью с адвокатом и женой Ивана Близнюка записывалось в офисе защитника, жена обвиняемого по "кокаиновому делу" говорила в присутствии юриста.

— Лилиана, ваши подзащитные признают вину?

— Иван Близнюк и Александр Чикало не признают себя виновными в этом деле. 21 февраля мне позвонила жена Чикало и сказала, что к ней домой пришли жандармы. Сама она по-испански не говорит и позвонила мне, потому что я адвокат и живу рядом. Александр женился чуть больше года назад, его единственному сыну тогда едва исполнилось три месяца. Я пришла посмотреть, что случилось, и даже не успела доехать до суда, а СМИ уже говорили о задержаниях и обвиняли моих подзащитных. Причем не все аргентинские СМИ, а только проправительственные газеты Clarín и La Nación, а еще телевизионный Canal 13. У них уже была вся информация по делу, когда у меня, адвоката задержанных, ее еще не было.

Лилиана Борисюк, адвокат обвиняемого по "кокаиновому делу" Ивана Близнюка
Лилиана Борисюк, адвокат обвиняемого по "кокаиновому делу" Ивана Близнюка

Чикало 12 часов продержали дома. Забрали телефоны, ноутбук. Наркотиков не искали, обнаружили какие-то документы и все забрали. Нашли оружие и разрешение на него. Чикало коллекционер, у него там было несколько экземпляров коллекционного оружия. Бриллиантов, крупных сумм денег, ценных монет, о которых писали газеты, просто не существовало.

Те же 12 часов в международном аэропорту "Эсейса" продержали Ивана Близнюка и его жену Натали Лисичкину. Они мне позвонили, как только им разрешили со мной связаться.

— Натали, Вы с мужем в тот день прилетели из Италии, где были в отпуске. Что произошло в аэропорту Буэнос-Айреса?

— Глупо звучит, но в первый момент мне показалось, что это розыгрыш. Друзьям Ивана из полиции нравились такие шутки. К мужу подошли какие-то два парня и начали что-то говорить. Я думала только о том, чтобы поскорее вернуться домой. Там ждали три наши маленькие дочки, мой брат, родители, свекор. И тут Иван отпускает свой рюкзак на пол, поворачивается ко мне, и я по взгляду понимаю, что происходит что-то серьезное. Человек, который нас задержал, был в гражданском. Он намекнул Ивану, что речь идет о наркотиках. За 12 лет, что мы вместе, я никогда не видела у мужа такого выражения лица. Наркотики? О чем речь вообще?

В тот день полиция полностью перерыла нашу квартиру. Из шкафов вывалили все. Мои вещи, Вани, девочек, детские рисунки валялись по полу. Я никогда не видела наш дом в таком состоянии.

— Лилиана, мы много раз слышали официальную версию произошедшего. Какая версия у ваших подзащитных? И почему Вы так неохотно общаетесь с журналистами?

— Мы молчим, потому что знаем, что невиновны и суд это докажет. Расследование по делу закончилось очень быстро, всего за три месяца. Обычно, при похожих обстоятельствах, оно занимает около года. Расследование велось скомкано, невнимательно. У меня ощущение, что самому прокурору за него стыдно.

Мы считаем, что местные власти хотели что-то такое прикрыть и специально подставили русских ребят с аргентинским гражданством в эту ситуацию. Например, знаменитые прослушки. По закону, слушать можно только 30 дней, а в этом случае судья почему-то дал разрешение сразу на 90 дней. Это значит, что никаких результатов не было, но решили продолжать, искали людей, на кого можно отвлечь внимание, свалить вину. Мы говорим о деле, где замешаны миллионы. Я знаю этих ребят и их семьи. Я была у них дома. Там нет денег. Мы на судебные расходы собираем с миру по нитке.

— Натали, это действительно так?

Зарплата Ивана была нашим единственным доходом. Мы жили нормально. На еду, на школу, детский садик, на кино или театр раз в месяц хватало. Мы никогда не искали больших денег. Сейчас нам помогает мама Вани, мои родители, друзья. Как-то пока выживаем. Я не знаю, что будет дальше, потому что не получаю никаких субсидий ни на детей, ни по безработице, ни зарплаты. Наша единственная машина арестована следствием. Медицинского полиса мы лишились. А сейчас в Аргентине зима, вирусы.

Натали Лисичкина, жена обвиняемого по "кокаиновому делу" Ивана Близнюка
Натали Лисичкина, жена обвиняемого по "кокаиновому делу" Ивана Близнюка

— Лилиана, а Вы не пробовали просить помощи у посольства России? Посол Виктор Коронелли подтвердил мне, что Близнюк и Чикало – граждане России.

— Нет, мы пока такой помощи не просили. Возможно, если попросим, нам ее и окажут.

— Лилиана, ваши подзащитные были знакомы с главным фигурантом дела Андреем Ковальчуком?

— Да, они оба с ним знакомы. Ковальчук был им представлен как человек из российского посольства. Кто он такой на самом деле, мои подзащитные никогда не выясняли. Ковальчук давал понять, что уже отошел от дел, но сохранил связи, что он заинтересован в том, чтобы организовывать разные встречи, возить группы людей в Россию на обучение, обмениваться опытом. Ковальчук показал себя как человек, который мог быть полезен для будущего профессионального и экономического роста моих подзащитных. Близнюк и Чикало искали дополнительный заработок при посольстве. Так часто делают иммигранты. У Ивана был подписан с посольством контракт на предоставление дополнительной охраны самого посольства и школы. Близнюк приглашал своих сотрудников и координировал их работу.

— То есть у него был доступ в посольскую школу?

— Речь идет о внешней охране зданий. Нет, ни Близнюк, ни Чикало доступа к школе никогда не имели. Даже как родители. Дети у них в российской школе никогда не учились.

— А чемоданы? Андрей Ковальчук передавал им какие-то чемоданы?

— Александр Чикало получил в подарок от Ковальчука пять пустых подержанных серых чемоданов. Один из них он продал через интернет, потому что лишился работы и нуждался в деньгах. Два остались у него дома, другие он еще кому-то отдал. Эти чемоданы к тем цветным, что нашли в школе, не имеют вообще никакого отношения.

— Натали, ваш муж и Александр Чикало находятся в тюремном комплексе "Маркос Пас" под Буэнос-Айресом. Какие там условия содержания? Вам дают с ним свидания?

— Могу навещать его два раза в неделю. Я привожу Ване что-нибудь вкусное. Мы гуляем, обедаем, пьем кофе. Иван и Саша сидят не в камере, а в казарме на 50 человек. На условия содержания муж не жалуется.

— А как отреагировали на все это ваши дочки? Они знают, что их папа в тюрьме?

— Они не знают. Думают, что папа уехал в командировку. Иван всегда проводил с ними много времени, и девочки очень по нему скучают. Особенно средняя. Она каждый вечер перед сном меня спрашивает: "Мама, а папа завтра вернется?" Утром просыпается: "А папа уже вернулся?"

Мне очень тяжело. Я уверена, что муж невиновен. Проблема в том, что Ваня очень доверчивый. Если ему представили кого-то и сказали, что это хороший человек, Иван даже не засомневается.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG