Ссылки

Новость часа

"Он уже не наш". Лия Ахеджакова о Крыме, России и заложниках


Фильмы с ее участием знают почти все. Для одних она символ советского искусства, для других – человек с решимостью. В интервью проекту "Крым.Реалии" она рассказала о репрессиях в отношении деятелей культуры в России, Черном море, криках "Крымнаш", политзаключенных и политике России в отношении Украины.

"Когда люди занимаются пропагандой, они в очень невыгодном положении, в ужасно невыгодном. Они теряют всякое обаяние, они, во-первых, себе врут. Им хочется говорить, что, мол, да, я так думаю. Но когда придет другая власть и Крым уже будет не наш, он будет так думать, как выгодно. Поэтому человек-пропагандист выглядит всегда омерзительно", – уверена Ахеджакова.

О Крыме

Лия Ахеджакова идею "Крымнаш" не разделяет. Говорит, что подобные высказывания людей, которые некогда были близки и уважаемы ею, сегодня ранят душу. По ее словам, времени, когда придет осознание ошибки захвата Крыма, ждать не приходится. По мнению российской артистки, "то, что мы имеем, мы имеем надолго".

"Меня это так ранит, когда люди, мною безумно уважаемые, и я всегда находила с ними какое-то согласие, и с которыми я вместе выхожу на сцену, вдруг озверело кричат: "Крым наш! Наш русский Крым!" Меня это так ранит! Не хочется в это лезть. Я только знаю, что он уже не наш. И то, что мы туда влезли, мы нанесли нашей экономике огромный ущерб, и мы вообще наделали таких дел", – говорит Лия Ахеджакова.

Оценивать нынешнюю ситуацию в Крыму артистка не берется и давать советы крымчанам, которые остаются верными Украине на полуострове, не намерена, лишь подчеркивает: "Они влипли". Чтобы изменить ситуацию, чтобы Россия остановила свою политику по отношению к Украине, чтобы вернула Крым – нужно менять всю российскую систему.

"Я думаю, что у нас вся проблема в системе. И гвоздь программы – наши правоохранители, наши суды, прокуроры, наши следователи. Этот следователь, который ведет дело "банды" Кирилла Серебренникова, думал, что "Сон в летнюю ночь" написал Малобродский и украл авторские права. А у Малобродского очень хороший адвокат – Ксюша, она говорит: "Это Шекспир написал". – "А где этот Шекспир?" – говорит молодой человек, который приехал из Челябинска и такое громкое дело получил: "Где он?!" Отвечают: "Умер". – "Когда?" – "В XVI веке". Всё! И он судит деятелей культуры!"

О заложниках

Олега Сенцова – украинского режиссера, задержанного российскими силовиками в Крыму и осужденного на 20 лет тюрьмы по обвинению в терроризме, – Лия Ахеджакова считает заложником российской системы.

"Я не знаю, это политика или это игрища какие-то. Это заложник всей нашей национальной идеи. Идет охота на волков, на деятелей культуры. И чем крупнее фигура, тем выгодней унизить, подавить, уничтожить. Мол, Сенцов – это человек культуры, у нас в руках очень, очень хорошая фигура, и мы можем ею пользоваться в своих политических играх", – считает Ахеджакова.

По словам актрисы, возможно, она согласилась бы на съемки в фильме Сенцова, но все зависит от роли. Ведь часто приходится отказывать, "потому что то, что предлагают, либо обидно, либо уже неинтересно и уже было, либо такое дерьмо, что в него нельзя вступать".

Артистка также рассказала о главной роли в спектакле "Крутой маршрут", которую уже много лет исполняет на сцене московского театра "Современник".

Театр посвятил этот спектакль жертвам сталинских репрессий, считают российские критики. Премьера состоялась в 1989 году, а увидеть постановку можно и сегодня. Роль политзаключенной Зины исполняет Лия Ахеджакова. Актриса отмечает, что и сегодня интерес к постановке не угасает. А это говорит как минимум об актуальности темы.

"Сейчас его успех больше, чем тогда. Вы не представляете до какой степени этот спектакль поднял свою актуальность! Зал встает, овации, но сначала – дикая пауза. У него успех сейчас больше, чем 27 лет назад. Считается честью увидеть этот спектакль. Это говорит о том, что сейчас это дело, видимо, стало настолько жутким, что Лозница делает фильм, а в "Современнике" не могут снять с показа этот старый спектакль. Через него уже несколько поколений актеров прошло, и все играют, как последний раз в жизни, в том числе и я. Это честь для актера – такое играть".

Рожденная в Украине Ахеджакова сегодня не ездит ни в Крым, ни в Киев, ни в родной Днепр. И не потому, что не зовут, говорит – "зовут, и даже очень", а не едет "потому что, я знаю, что схлопочу за это".

При этом актриса открыто осуждает ограничения на въезд в Украину тем российским артистам, которые гастролировали в аннексированном Крыму. Ахеджакова не скрывает свое видение: "Почерк сегодняшней России и почерк сегодняшней Украины иногда один и тот же – советский. И на Майдане не этого хотели ребята, и жизни свои эти ребята из "Небесной сотни" отдали не за это".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG