Ссылки

Первое место по допингу. Есть ли у российских спортсменов шанс доказать свою невиновность


Россия продолжает стремительное падение в общем медальном зачете по итогам Олимпийских игр в Сочи. Еще накануне страна опустилась на третье место, пропустив вперед Норвегию и Канаду, сегодня утром – уже на четвертое, уступив США.

Как можно лишиться олимпийских медалей спустя четыре с половиной года после окончания Игр, теперь знают, безусловно, все. Надо оказаться в центре допингового скандала, не имеющего прецедентов за всю историю олимпийского движения.

Сегодня Международный олимпийский комитет дисквалифицировал еще троих российских спортсменов: бобслеистов Александра Касьянова, Алексея Пушкарева и Ильвира Хузина. После нового решения МОК бронза в четверках саночников отойдет Великобритании, а в двойках — Латвии.

Российские лыжники, лишенные сочинских медалей, отказались отдавать их Международному олимпийскому комитету.

"Для меня абсурдная ситуация, когда за якобы какие-то дела надо вернуть медали. В нашей команде никто не собирается сдавать медали. Будем судиться до тех пор, пока не выиграем процесс. Десять лет надо – будем десять лет судиться", – сказала глава Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе.

Адвокат российских лыжников Александра Легкова и Евгения Белова Кристоф Вишеманн сделал заявление, по которому можно судить о линии защиты российских олимпийцев в судах.

Международное антидопинговое агентство и Олимпийский комитет прекрасно знали о том, что Григорий Родченков причастен к коррумпированной допинговой схеме еще за два года до Олимпийских игр в Сочи, и не помешали ему. Они сами назначили Родченкова главой антидопинговой олимпийской лаборатории, заявил адвокат.

Сегодня впервые были опубликованы отрывки из дневников Родченкова. Они появились в The New York Times.

Аккуратно записанные события, день за днем, разборчивый почерк, исписанные ручкой страницы ежедневника. История, которая станет основой для доказательства вины России в разработке государственной допинговой программы. Вот пример записи из дневника Родченкова:

"28 января. 7:30 Хорошо позавтракал. Весь день балдел от нового телефона. Снова прорвались без очереди. Собрание устроили, много вопросов. Но проб чего-то нет... Подремал немного – хорошая у меня кроватка".

Среди таких вот заметок о завтраках, собраниях и кроватке есть и так называемый "список Дюшес", фамилии спортсменов, которые Родченков якобы передал тогдашнему министру спорта Виталию Мутко. Им надлежало принимать допинг, а потом менять пробы.

Сегодня ТАСС опроверг это словами источника, который заявил, что за "список Дюшес" Родченков, скрывающийся в США, выдал медальный план российской сборной.

Автор доклада о допинге в российском спорте Ричард Макларен заявил накануне, что Россия должна признать его выводы во избежание еще более серьезных санкций.

"Иногда я даже сомневаюсь, что они вообще читали мой доклад. Чем дольше они отрицают мой доклад, тем больше для них вероятность получить новые санкции", – пояснил Макларен.

Макларен опубликовал свой первый доклад о применении допинга российскими спортсменами в июле 2016 года, полтора года назад. А значит, у России было полтора года, чтобы разобраться, внятно и аргументированно ответить на каждую обвинительную строчку.

Но Россия потратила время на разговоры: о попытках влиять на политику в России, об агрессивном Западе и большом антироссийском заговоре. Весьма показательна и судьба замешанных в скандале чиновников.

Пожертвовать всеми, спасти Мутко

Когда в 2014 году немецкий телеканал показал фильм "Топ-секреты допинга: как Россия производит своих победителей", на министра спорта России Виталия Мутко стали поглядывать настороженно. Когда в 2016-м Ричард Макларен сообщил, что пробы российских спортсменов в Сочи подменялись, все подумали, что кресло под Мутко зашаталось. Когда во Всемирном антидопинговом агентстве заявили, что Мутко знал обо всех махинациях с допинг-пробами, все решили, что теперь ему точно несдобровать.

Но Кремль все обвинения отверг, доклад Макларена раскритиковал, а Мутко повысил. Его назначили вице-премьером по вопросам спорта, туризма и молодежной политики.

Кого-то назначение удивило. Другие вспомнили, что Мутко не впервые выходит сухим из воды и даже улучшает свои позиции.

Министру спорта прочили отставку еще после неудачи и скандала с растратой средств на Олимпиаде в Ванкувере в 2010 году. Потом был конфликт с тренером сборной России по футболу Фабио Капелло, которому не платили зарплату. В 2015 году WADA обвинило Мутко в том, что по его приказу Российское антидопинговое агентство манипулировало с допинг-пробами российских легкоатлетов. Путин тогда потребовал отстранить всех, упомянутых в докладе. Но Мутко вновь оказался неприкосновенным.

После этого скандала Мутко сам себя назначил ответственным за антидопинговую политику. И тут подоспел доклад Макларена в двух частях.

Можно было бы пожертвовать Мутко и таким образом хоть частично, но признать проблемы с допингом в российском спорте, показать миру открытость к решению вопроса. Но президент дал понять: своих не бросаем.

Мутко с Путиным давно. В 90-х они вместе работали у Собчака в мэрии Петербурга, в 2000 он стал доверенным лицом кандидата в президенты Путина. В 2008 Владимир Владимирович забрал Мутко в правительство – возглавить новое министерство спорта. Потом были успешные Универсиада в Казани, Олимпиада в Сочи, право на проведение Чемпионата мира по футболу в 2018-ом. Сдать Мутко было не вариантом.

Да и вообще сдавать кого-либо Кремль не собирался. Юрий Нагорных, который отвечал за антидопинговую политику до самоназначения Мутко и еще с 2013-го знал о махинациях с пробами, своего поста лишился, но к ответственности привлечен так и не был, и даже показаний не давал.

Как и заместитель директора Центра спортивной подготовки сборных команд России с 2013 по 2016 г. Ирина Родионова – хранительница банка чистых проб и координатор всей схемы с подменами. Она, кстати, объяснила аномальное повышение уровня соли в анализах спортсменов тем, что их кормили икрой.

Получается, нет ни вины, ни виноватых. Хотя нет, один есть: если кто и кормил спортсменов допингом, подменял мочу, уничтожал пробы и царапал пробирки, так это был предатель и информатор WADA Родченков, который все эти действия совмещал с получением от президента Путина почетной грамоты за успешную подготовку спортсменов к Олимпиаде-2012.

Могут ли спортсмены защитить себя сами

Больше всех по итогам допингового скандала в России пострадали не руководители спорта, а сами спортсмены – причем как те, чья вина в употреблении допинга была доказана, так и те, кого дисквалифицировали и лишили медалей без явных и неопровержимых доказательств.

Достаточными основаниями служили лишь слова Григория Родченкова и некие царапины на пробирках. Никакой централизованной попытки защитить спортсменов госчиновники так и не предприняли.

Почему Россия не оспорила решения WADA и МОК и как она могла это сделать, Настоящему Времени объяснил партнер юридической компании SILA International Lawyers Юрий Зайцев.

— На самом деле, во-первых, у Российской Федерации таких и полномочий нет, потому что здесь дело о нарушении антидопинговых правил, оно ведется в отношении конкретных спортсменов, и, соответственно, каждый конкретный спортсмен должен обжаловать то или иное решение.

— То есть юридически Россия не имела никакой возможности ни в какие суды обращаться от своего имени?

— Да. Более того, закреплен сам принцип независимости олимпийского движения от государства. Соответственно, государство не вправе вмешиваться в эту сферу деятельности, и наоборот: олимпийское движение не вправе вмешиваться в государственную деятельность.

А что касается обязанностей спортсменов доказывать свою невиновность, существует такой принцип строгой ответственности, соответственно, он применяется к делам об антидопинговых нарушениях.

Когда в организме спортсмена найдено запрещенное вещество или когда обнаружен факт манипуляции с его допинговой пробой, то это спортсмен должен доказать, что он не имеет к этому отношения, а не наоборот. Соответственно, антидопинговая организация должна доказывать, что это сделал именно сам спортсмен.

— Спортсмен может при этом кого-то обвинить? Сказать, что его заставили или какие-то структуры – неважно, какие, лаборатория недобросовестная – что-то подмешали, а он не виноват? То есть переложить свою вину на кого-то?

— В рамках стратегии защиты в принципе это возможно. Я думаю, что здесь в каждом конкретном случае спортсмен должен с адвокатами находить какую-то золотую середину. Но в принципе теоретически если спортсмен сотрудничает с дисциплинарной комиссией, если спортсмен, что называется, сообщает о том, что кто-то его к этому склонял или кто-то способствовал, то это может служить основанием для смягчения ответственности, но не снимет ответственности с самого спортсмена.

— Если бы Россия вдруг захотела помочь им тем, что сказала бы: "Да, мы действительно причастны к допингу", мы – в смысле, я не знаю, Мутко лично сказал бы: "Я все сделал, я один во всем виноват", это бы позволило снять вину с остальных спортсменов и вернуть их в большой спорт или нет?

— Смотрите, то, в чем обвиняет спортсменов Международный олимпийский комитет, оно в любом случае невозможно без участия спортсменов. Если действительно предположить, что кто-то собирал эти заранее чистые пробы и впоследствии их кто-то менял, спортсмен самостоятельно не может поменять свою пробу, но тем не менее спортсмен готовил чистую пробу, значит, возможно, понимал. Ситуация, я не хочу никого обвинять, действительно для спортсменов это трагедия, и если вдруг предположить, что случилось бы то, о чем вы говорите, я думаю, что это было бы основанием для смягчения ответственности в отношении спортсменов, но санкция в любом случае была бы.

— Все равно бы осталась, ничего бы с этим сделать было бы нельзя?

— Она, возможно, была бы мягче.

— Как думаете, долго эти все суды будут длиться? Сколько времени вы отводите на такие судебные процессы?

— Я думаю, что рассмотрение дел внутри Международного олимпийского комитета должно завершиться в ближайшее время, потому что, соответственно, все это делается с таким расчетом, чтобы успеть до зимней Олимпиады 2018 года. С конечным обжалованием будет длится, как правило, дело длится от 6 до 8 месяцев, если стороны не договорятся об ускоренной процедуре.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG